ЛитМир - Электронная Библиотека

– В душ, – крикнула мисс Томас. – Две минуты.

Холодная душевая была тем ещё удовольствием. После мытья Джастис оделась так быстро, как только могла. Она и не думала, что с такой радостью натянет эти длинные коричневые гольфы. Студёная вода смыла далеко не всю грязь.

– Что, не умничаешь теперь? – шепнул кто-то за деревянной перегородкой. После позора на лякроссе Джастис чуть не разрыдалась от этих слов. Она не разглядела, кто это был, потому что мешали полотенца, но догадаться не составило труда.

Глава 6

После игр был чай, то есть хлеб с маслом и какао – самое лучшее, что мог предложить Хайбери-хаус. Джастис сидела со Стеллой, которая старалась не упоминать о катастрофе на лякроссе.

– Всё-таки глупая игра, – сказала Стелла. – Мне больше нравится хоккей, но мисс Томас заставляет играть в лякросс, потому что это любимая игра таких известных школ, как Роудин.

– Мисс Томас училась в Роудине? – спросила Джастис.

– Нет, она училась здесь, – сказала Стелла. – Как и мисс де Вир и мисс Моррис. Замкнутый круг какой-то. Большинство из них никогда не бывали в других школах.

Джастис вспомнила замечание мисс Томас о том, что им приходилось ломать лёд в бассейне. Интересно, она училась в Хайбери-хаус в одно время с мисс де Вир? Тренер по лякроссу, румяная, закалённая на свежем воздухе, была совершенно неопределённого возраста, но Джастис предположила, что вряд ли она старше директрисы. Если мисс де Вир учила маму Роуз, то ей минимум лет сорок. Джастис сделала пометку в уме, чтобы позже это записать, затем решила, что пора браться за расследование.

– Ты что-нибудь знаешь о горничной, которая умерла? – спросила она Стеллу, понизив голос до шёпота и склонившись к ней.

– Нет, – сказала Стелла, встревожившись. – Она просто исчезла. Мы-то решили, что её уволили. А потом, утром, приехал катафалк.

– Как она умерла?

– Не знаю, – сказала Стелла, затем добавила шёпотом: – Но Дороти сказала Роуз…

– Почему вы говорите обо мне? – крикнула Роуз с другого конца стола, где она сидела с Алисией.

– Просто обсуждаем, как замечательно ты сегодня играла, – сказала Стелла.

Роуз подозрительно глянула на неё.

– Мисс Томас сказала, что в следующем году я наверняка стану капитаном команды. Ты собираешься на отбор, Джастис?

– Ты очень хорошо играешь в лякросс, – сказала Джастис. Простая констатация факта способна заткнуть рот враждебно настроенному свидетелю, так говорит папа. И это сработало. Роуз удивлённо взглянула на неё и продолжила болтать с Алисией.

Но Стелла теперь болтала с Евой и Норой, и Джастис не смогла вернуть разговор к Мэри.

Весь день Джастис собиралась написать письмо папе. Хотела во всех подробностях рассказать о Хайбери-хаус. Но потом задумалась, вдруг он решит, что она не может приспособиться. С тех пор как умерла мама, это было главной заботой Джастис. Она не хотела быть обузой отцу. У него своих проблем хватает, на работе и вообще, да и мамы больше нет, чтобы заботиться о них.

Раньше они прекрасно справлялись. Джастис всё время проводила с мамой, а папа во всём был для неё примером. А теперь остались только она и папа, и для семьи этого оказалось недостаточно. Она завидовала Стелле и её большой семье. Их девять. Когда дома девять человек, жить намного проще – можно преспокойно поругаться с одним или даже двумя. Но когда вас всего двое, приходится всё время быть начеку. Возможно, если она раскроет загадочную смерть Мэри, папа увидит, какая она способная и умная, и, возможно – кто знает, – он разрешит ей вернуться домой? Она напишет папе о школе и Мэри, но без подробностей, чтобы он не переживал. Она постарается развлечь его рассказом, сочинить настоящую историю, как мама.

После чая им предстояла «подготовка» – как оказалось, просто домашнее задание. Поскольку Джастис ничего не задали, она принялась за письмо.

Дорогой папа.

Вчера я благополучно добралась до школы. Хайбери-хаус представляет собой нечто среднее между замком Дракулы и больницей для душевнобольных. На станции меня встретил водитель такси, который сообщил мне, что кто-то недавно умер в этой школе. Замечательно, подумала я, таинственное убийство – как раз то, что нужно, не придётся скучать. Несколько минут спустя я познакомилась с первым подозреваемым – злобной женщиной, которая называет себя матроной.

– Джастис! – шепнула Стелла, которая сидела позади неё. – Джастис, не забудь, что все письма нужно оставлять открытыми, чтобы их прочитала матрона.

– Что? – Джастис обернулась.

– Матрона читает все наши письма. Придётся придумать тайный код, чтобы твои старики поняли, что ты хочешь сказать. Если я пишу «очень» перед каким-нибудь словом, родители знают, что имеется в виду прямо противоположное. «Роуз очень милая» и так далее.

Джастис вздохнула, скомкала письмо и начала заново.

Дорогой папа.

Вчера я благополучно добралась до школы. Хайбери-хаус выглядит внушительно – его видно за много миль, как всем известный замок в Трансильвании. Моё общежитие называется «Сипухи», и я познакомилась с замечательными девочками – Стеллой, Евой и Норой. А ещё с Роуз. Кормят здесь так, что сразу вспоминается известный роман Диккенса, хотя я не заметила, чтобы кто-то просил добавки. Та же история с ванной. Сегодня я познакомилась с мисс де Вир, она потрясающая. Дала мне почитать «Нортенгерское аббатство». Пожалуйста, напиши мне, как ты с ней познакомился. Кстати, и это ОЧЕНЬ ВАЖНО, можешь прислать коробку с гостинцами? Я имею в виду ЕДУ. Сложи туда всё самое вкусное – фруктовый пирог, сардины и консервированные персики. Если ты слишком занят, попроси мисс Льюис. Спасибо. С любовью, твоя дочь Джастис.

После ужина, пинг-понга и шахмат с Айрин Джастис вернулась в свою спальню. Она валилась с ног, и жёсткая койка с серым одеялом порадовала её не меньше, чем уютная кровать с балдахином. Когда выключили свет, она достала фонарик и раскрыла «Нортенгерское аббатство», которое весь день таскала в сумке.

Внутри она обнаружила записку.

Если хочешь узнать, что случилось с Мэри, встретимся в башне с привидениями завтра в полночь.

Джастис уставилась на записку, её сердце забилось от волнения. «Наконец-то, – подумала она. – Дело сдвинулось с мёртвой точки».

Главное, доказать, что это убийство, и тогда, возможно, папа разрешит ей покинуть замок Дракулы и вернуться домой.

Глава 7

Готовиться она начала с самого утра. На английском, пока девочки вслух читали «Книгу джунглей», Джастис размышляла о расположении школы и её окрестностях. Башня примерно в пяти минутах ходьбы, нужно пройти мимо спортивного зала и старого бассейна. Трудность в том, чтобы ускользнуть незамеченной. Что бы сделал Лесли Лайт? Дело в том, что почти все тайны Лесли раскрывал, сидя в кресле, в своём Оксфордском колледже. Джастис придётся проявить чуть больше активности.

Когда они переходили в другой класс на следующий урок, Джастис тайком достала записку из сумки. Почерк чёткий, аккуратный. Ученица или кто-то, кто притворяется ученицей? Написано перьевой ручкой, яркими чернилами цвета морской волны. Джастис решила проверить пишущие принадлежности своих одноклассниц.

– Живее, Джастис, – раздался голос. – Ты загородила весь коридор.

Джастис сунула записку обратно в сумку. «Живее» – одно из самых распространённых слов в Хайбери-хаус, а ещё «бодрее» и «не стой столбом». Она всё время кому-то мешала пройти или куда-то опаздывала.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

7
{"b":"722468","o":1}