ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Несколько кивков в зале подтвердили, что присутствовавшие хорошо поняли, кто из двух будет единовластно распоряжаться новой компанией. На лице Фробишера застыла улыбка. На первый взгляд могло даже показаться, что он тоже доволен.

— Это будет важной вехой в истории британской газетной индустрии. Объединенный концерн возьмет под контроль больше общенациональных и региональных периодических изданий, чем любая другая газетная компания этой страны, а в результате последующего слияния наших зарубежных филиалов мы превратимся в третий по величине газетный концерн в мире. Чтобы отметить это событие, мы решили переименовать нашу компанию, и теперь она будет называться «Телеграф Экспресс» Ньюспейперс, а сокращенно — «ТЭН». — Он наконец отпустил Фробишера; разжав лапу, махнул ею в сторону красовавшейся за его спиной логограммы.

— Как вам нравится рисуночек? — спросил он игриво. Ему действительно хотелось, чтобы логограмма понравилась. Заказ на разработку нового названия и логограммы Лэндлесс отдал товариществу, состоящему из двух женщин, включая его дочь. Это был их первый и пока единственный контракт, и ему очень хотелось, чтобы на творение его дочери обратили столько же внимания, сколько на него самого.

— Все желающие могут получить на выходе тексты документов, в которых найдут все детали, относящиеся к нашим предложениям и условиям достигнутого соглашения. Ну а теперь прошу задавать вопросы!

Аудитория сразу наполнилась шумом взволнованных голосов, и над толпой поднялся лес рук журналистов, старавшихся привлечь его внимание.

— Думаю, по справедливости мне нужно бы поискать среди вас того, кто не представлял бы ту или иную из входящих в наш новый концерн газет, и ему дать право первого вопроса, — пошутил Лэндлесс. Он театрально прикрыл глаза ладонью от слепящего света прожекторов и провел глазами по аудитории, как бы выискивая такого журналиста, что вызвало дружный смех в зале.

— Мистер Лэндлесс! — выкрикнул редактор отдела бизнеса газеты «Санди тайме». — В последние годы правительство дало ясно понять, что британская газетная промышленность уже и так сконцентрирована в слишком немногих руках и что оно использует свои полномочия, предусмотренные законодательством о монополиях и слияниях, чтобы предотвратить этот процесс. Вы надеетесь на то, что правительство даст требуемое согласие на эту сделку?

В зале раздались возгласы одобрения — вопрос этот, видимо, интересовал многих. Во время последних парламентских выборов правительство весьма громко, хотя и невнятно, заявляло о своей решимости содействовать усилению производственной конкуренции.

— Отличный вопрос! — Лэндлесс широко развел свои огромные руки. Да, он готов был от души обнять этот вопрос, крепко прижать его к груди и… придушить.

— Вы совершенно правы, правительству придется подумать над этим. И я надеюсь, что оно проявит достаточно мудрости и прозорливости, чтобы понять: слияние наших двух компаний не тольно не принесет никакого ущерба британской газетной индустрии, но оно жизненно важно для обеспечения ее дальнейшего успешного функционирования. Газетная промышленность — лишь часть мировой индустрии новостей, которая с каждым днем все больше развивается и изменяется. Всем вам это хорошо известно. Еще каких-нибудь пяток лет назад все вы на Флит-стрит пользовались старыми пишущими машинками и печатными станками, которые нужно было выбросить на свалку еще тогда, когда сдался кайзер. Сегодня мы имеем дело с модернизированной, децентрализированной и компьютеризированной газетной промышленностью. Но все равно она должна развиваться и изменяться, потому что сейчас ей приходится испытывать огромную конкуренцию со стороны спутникового телевидения, местных радиостанций, специальных утренних телевизионных программ и многого другого.

— Кошмар! — воскликнул кто-то в зале, и все ностальгически улыбнулись, невольно вспомнив добрые старые времена Флит-стрит с ее баром «Эль Вино», Длительнными забастовками печатников и другими трудовыми конфликтами, которые давали им возможность неделями, а то и месяцами, писать книги, заниматься починкой своих лодок или просто подремывать и мечтать, получая свою заработную плату. Они понимали, что в словах Лэндлесса была горькая и неизбежная правда.

— Через десять лет все больше людей захотят в течение двадцати четырех часов в сутки получать непрерывную информацию со всех концов света. Все меньше и меньше людей будут обращаться за информацией к газетам, которые появляются из печати лишь через несколько часов после того, как произойдет то или иное событие, и где эти события расписываются жуткой типографской краской. Если мы хотим сохранить наш бизнес, мы должны думать о себе не кае о местных приходских газетчиках, а как о поставщиках новостей на всемирном уровне. Так вот, новый концерн ТЭН будет представлять собой не традиционный образчик газетного бизнеса — он станет лидером мировых поставщиков информации представителям бизнеса и обывателям во всем мире, независимо от того, желают ли они получать ее в отпечатанном виде, или по телевидению, или с помощью компьютера, или чтобы эту информацию им пели канарейки. Но для того чтобы все это получать, требуются такие масштабы, мускулы и ресурсы, которыми может располагать только крупный концерн, подобный нашему.

Лэндлесс великодушно повернулся к журналисту, задавшему вопрос.

— Как вы совершенно справедливо указали, действительно потребуется получить разрешение правительства на заключение этой сделки. Правительство в этом случае будет стоять перед выбором. Можно узколобо запретить сделку и потом стать свидетелем процесса неизбежного упадка британской газетной индустрии, от которой уже через ближайшие десять лет ничего не останется, так как все перехватят американцы, японцы и даже австралийцы. Правительство может также продемонстрировать чувство ответственности и способность предвидения, проявить озабоченность в связи с проблемой занятости и подумать о тех рабочих местах, которыми располагает сейчас и ноторые может дополнительно создать в будущем наша газетная индустрия. Правительству следует беспокоиться не только о развитии конкуренции в отраслях английской экономики, но и о более широких аспектах мировой экономической конкуренции, чей вызов мы должны принять и в которой должны одержать верх, если хотим выжить. Если ответственно подойти к этой проблеме, то нам позволят создать крупнейшую и наилучшую в мире систему информационного сервиса с базовой основой здесь, в Великобритании.

Закончив свое тщательно отрепетированное выступление, он снова плюхнулся в кресло под ослепительные вспышки фотоламп, в то время как журналисты продолжали торопливо строчить в блокнотах, дописывая концовку его речи.

Тот, кто задал вопрос, повернулся к своему соседу:

— Как ты думаешь? Получится у него то, что он задумал?

— Насколько я знаю нашего Бена, он не из тех, кто полагается только на логику экономических выкладок или на убедительность своей риторики. Наверняка он уже все тщательно подготовил. Пройдет совсем немного времени, и мы с тобой увидим, сколько политических деятелей ему кое-чем обязаны.

Похоже было на то, что многие политические деятели, особенно близкие к правительственным кругам, действительно чем-то были обязаны Лэндлессу. За день до закрытия списка кандидатур и за неделю до первого голосования мало кто из претендентов рискнул бы восстановить против себя объединенные силы двух газетных концернов. В считанные часы заявления претендентов превратились в настоящую лавину. Каждый спешил не отстать от других и успеть зарезервировать эфирное время, чтобы превознести его «глубоко обоснованное и патриотически прочувствованное экономическое мышление». К вечеру Лэндлесс подвел итог дня и остался весьма доволен проделанной работой и тщательностью подготовки, обеспечившей успех, Он снова порадовался своей способности правильно выбрать нужное время, использовать психологию политических деятелей и их слабые места.

Газета «Индепендент» не удержалась от пары колкостей. «Заявление, с которым выступил Лэндлесс, — говорилось в ее комментарии, — прозвучало, как взрыв гранаты, брошенной в самый разгар гонки за лидером. Возможно, именно эту цель оно и преследовало. Вид стольких политических деятелей, ринувшихся, сбивая друг друга, толпой, чтобы поцеловать его руку, напоминал самые отвратительные картины, которые можно было наблюдать в Таммани Холл. Полезно вспомнить, что всего лишь несколько месяцев назад, в то время когда Лэндлесс покупал „Телеграф ньюспейперс“, эти же самые политики требовали, чтобы он подписал публичное заявление с обязательством не вмешиваться в редакционную жизнь его газет. Только заручившись таким торжественным обязательством, разрешили они ему ту сделку. Трусливо стараясь сегодня умиротворить Лэндлесса, они исходят из того, что его личное расположение автоматически влечет за собой редакционную поддержку его многочисленных газет. Похоже, они предпочитают плыть вместе с акулами, хотя и понимают, что, мягко выражаясь, это не что иное, как неуважение собственных обязательств.»

59
{"b":"7227","o":1}