ЛитМир - Электронная Библиотека

— Так спроси, и я отвечу. Вот этим.

Он достаёт предмет, напоминающий старинный пистолет с широким раструбом вместо ствола.

— Это глушитель или блокиратор. Его излучение подавляет и полностью блокирует Матрицу того, на кого он направлен. Матрица подавляется настолько, что сторонний наблюдатель не может уловить никаких признаков её активности. Для него объект как бы умер. Это низкочастотный излучатель комбинаций пси и каппа полей. Работает в довольно широком диапазоне и весьма эффективно, как ты сумел заметить.

— Вряд ли смогу ответить тебе столь же откровенно. Дело в том, что для управления собственным ритмом времени надо пройти длительную подготовку под наблюдением специалистов, и эта подготовка для каждого отдельного человека индивидуальная. Здесь требуется настройка психики для управления гипоталамусом, который посылает по нервным волокнам импульсы с частотой резонансной собственным альфа ритмам. А дальше всё просто, задаёшь своему организму нужный ритм времени и действуешь в нём столько сколько тебе нужно.

Меф смеётся:

— Действительно, просто! Но я закончу. В настоящее время твои товарищи рыщут вокруг этого замка в безуспешных попытках проникнуть внутрь.

— Безуспешных? Плохо же ты знаешь де Легара, Мефи.

— Почему же? Я нисколько не умаляю его возможностей. Но даже если он сюда и проникнет, то он ничего не найдёт. Это помещение не сможет обнаружить ни один смертный.

— Но ведь ты знаешь, что де Легар — не простой смертный, и он в состоянии увидеть то, что не видят другие.

— Вот этого я бы ему не посоветовал делать. Конечно, он может запросто заполучить и предъявить мне указ императора или кардинала об обыске замка. Я не намерен сейчас ссориться ни с тем, ни с другим, и я пущу его сюда. И всё кончилось бы ничем, будь он просто де Легаром. Но в данном случае, проникнув сюда, он отсюда уже не выйдет.

Меф многозначительно поглаживает блокиратор, лежащий у него на колене.

— Кстати, обрати внимание на потолок этого помещения, — советует он.

Поднимаю глаза: ничего особенного. Потолок, как потолок, куполообразный, каменный. Только вот почему-то он густо утыкан медными прутками.

— Верно заметил, — кивает мне Меф, — в этой камере так же создана достаточная напряженность комбинации пси и каппа полей. Твои товарищи наблюдать тебя здесь не могут, для них это помещение блокировано. Между прочим, эти же поля блокируют все твои паранормальные способности, так что не пытайся здесь войти в ускоренный ритм времени, чтобы выбраться отсюда. Никакого результата, кроме сильной головной боли, ты не добьёшься.

Меф грустно улыбается, а мне нечего возразить. Да, сейчас у него все козыри на руках, и заход с его стороны. Делать нечего, будем играть и подождём своей раздачи, а там видно будет. Отрезаю себе приличный кусок мяса, наливаю в кубок вина и, прожевав первый кусочек, предлагаю:

— Ты ведь хотел поговорить со мной? Приступай, я готов.

Меф наливает себе вина, закуривает сигару и, внимательно посмотрев на меня своими чуть грустными глазами, начинает говорить, словно размышляя вслух:

— Признаюсь, я не сразу пришел к такому решению. Поначалу, когда ты дважды встал на моём пути и разрушил все планы, я был готов совсем к другому. Первый раз ты каким-то чудом сумел восстановить потерянное управление самолётом и увести его от этого завода. Должен сказать, что в глубине души я был рад, что всё так кончилось. Мне самому доставляло мало радости уничтожение нескольких миллионов ни в чем не повинных людей. Но для того Мира это был единственный выход, и моё руководство настояло на таком варианте.

Я хочу спросить: выход куда и откуда? Но Меф продолжает, не обращая внимания на мой порыв.

— Второй раз ты вмешался в мои дела в Синем Лесу. Там было уже посерьёзнее. Мало того, что ты забрал у нас Золотой Меч, добыть который нам стоило немалых трудов, ты ещё убил моего лучшего друга. Вот этого я простить тебе не мог. Помнишь Черного Рыцаря? Я тогда пришел отомстить тебе. Кровь за кровь, жизнь за жизнь. Я был прав? Конечно, прав! Но я не учел одного. Твой Золотой Меч оказался точной копией настоящего. И когда ты понял, в чем дело, ты воспользовался его свойствами. Мне оставалось только бежать.

— Кстати, Мефи, ты говоришь, что Синий Флинн был твоим другом. Объясни тогда, если сможешь: я до сих пор не пойму, почему он не воспользовался свойствами Золотого Меча, когда ему уже было ясно, что он побеждён?

— Ну, положим, это было ясно тебе, но не ему. Он был из тех, кто борется до конца. А потом, я всегда говорил ему, что когда-нибудь его дурацкие принципы его же и погубят. Так и получилось. Он же не знал, кто ты есть на самом деле и, видимо, посчитал неэтичным применять против сэра Хэнка всю мощь Золотого Меча. К слову сказать, ты в своё время не постеснялся.

— Но в отличие от него, я-то знал, что за противник противостоит мне. Да и ты был хорош. Вышел на меня как Лаэрт против Гамлета: с отточенной шпагой против спортивной, хорошо еще, что не с отравленной.

— Туше! — Меф разводит руками и отпивает из кубка вина.

Некоторое время он молчит и задумчиво разглядывает бок индейки, словно считает на нём рёбрышки. Пересчитав их, он продолжает:

— Дальше провалы пошли один за другим. Твой друг перехватил нашего агента во время сражения под Красным. Результат: Луи проиграл сражение. Затем он сорвал захват ремонтной базы ядерных боеголовок, и вся операция, которая готовилась долго и тщательно (надо же было ещё и обесточить базу, а это было далеко не просто), пошла псу под хвост. Здесь, в Лотарингии, вы с ним натворили такого, что если к этому добавить и сегодняшнее наше поражение, то в пору всю работу сворачивать. Но венцом всего была твоя вторая работа в образе сэра Хэнка. К этой операции мы готовились почти три года! Явился Андрей Коршунов и натворил такое, что сейчас моё руководство решает: либо начинать всё с нуля, либо махнуть на этот Мир рукой и оставить его вам. Я сразу понял, с кем мы имеем дело, ещё во время твоей второй схватки с Дулоном на копьях. Должен сказать, ловко ты купил его во время боя на булавах. Он долго чертыхался, но потом всё-таки признал, что ты превзошел его по всем статьям, и он с удовольствием посидел бы с тобой за столом, поговорил с тобой по душам и выпил за твоё здоровье. Кстати, он вовсе не собирался отравлять тебя. В твоё вино он всыпал сильнодействующее снотворное, и только. Ты проспал бы до утра, а за это время Лина проникла бы в Красную Башню.

— Ничего бы у вас не получилось. Там, кроме меня, действовало ещё четверо. Андрей работал в образе Ургана, моя подруга — в образе Ялы, мой непосредственный шеф — в образе короля Рене, и ещё один агент — в образе Черного Всадника.

— Вот в чем дело! Последнего-то я и не вычислил. Надо же, до чего додумались! А я-то гадал, почему последняя засада у Красной Башни не сработала. Ну, да ладно. Пойдём дальше. Когда ты узнал имя Золотого Меча, кстати, мы два года пытались расшифровать надпись, и закрыл переход на Желтом Болоте, тебя у нас хотели объявить вне закона и начать за тобой глобальную охоту. Но я настоял на ином, а я всё-таки имею немалый вес в нашей организации. Я ведь прекрасно видел, чего это тебе стоило, и оценил по достоинству. На такое способен далеко не каждый. Вот тогда-то я и пришел к выводу, что с тобой надо не бороться, а договариваться.

— Ха! Договариваться!? Интересно, о чем? Да, ты сказал, что меня у вас хотели объявить вне закона. Это за что же?

— А ты хорошо представляешь, что такое Священный Огонь Нагил? Нет, конечно! Ты представляешь, каково гореть в нём? А ведь ты протолкнул на нашу сторону сразу три шара их пламени. Да ещё и уничтожил часть пространственно-временного континуума. В страшных мучениях погибло тридцать восемь сотрудников, уничтожена центральная лаборатория по созданию прямых переходов. Уничтожена вместе с уникальных оборудованием. Да ты ещё и Лину зарубил, не пожалел красавицу. Стоила ли игра таких свеч?

— Ну, Лина — вопрос особый. Ведь я ударил её мечем, а она готова была меня лазером резануть…

11
{"b":"7229","o":1}