ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Видок. Чужая боль
Письма на чердак
Мой личный враг
Шесть столпов самооценки
Нефритовый город
Любовь понарошку, или Райд Эллэ против!
Странная практика
Авернское озеро
Татуировка цвета страсти

— Я сколько раз говорила тебе, ублюдок, чтобы ты не смел меня так называть!

Плюгавый улыбается ещё противней:

— Ты говорила, я повиновался. Но это было, когда ты была госпожой, прямым агентом. А сейчас наши места поменялись, и ты это хорошо понимаешь, Корочка. Да! Я вижу, что ребята забыли кое-что. Извини, Корочка, я тебя побеспокою. У меня есть одна игрушечка, специально для тебя.

С этими словами плюгавый наклоняется над Корой и вставляет ей во влагалище пару электродов. При этом он задерживает там свои руки и что-то делает. Кора шипит:

— У! Тварь вонючая, импотент засранный! Только на это ты и способен!

— Не ругайся, Корочка, не ругайся, — ласково шепелявит плюгавый, — Ты же знаешь, что когда капитан узнает от тебя всё, что ему нужно, ты будешь полностью в моём распоряжении. И вот тогда ты узнаешь: импотент я или нет.

Кора возмущенно плюёт в его физиономию. Тот хочет ещё что-то сказать, но в этот момент в отсек входит капитан Бульаф:

— Ну что, Клин, они готовы?

— Готовы, капитан.

— Тогда, приступим к допросу.

Сзади звучит голос Лены:

— Может быть, хватит любопытствовать? Я не думаю, чтобы Андрею эта сцена доставила удовольствие.

— Удовольствия, конечно, маловато, — говорит Андрей, — Но нервы у меня крепкие.

— Тем не менее, не будем их напрягать по пустякам, нервные клетки тебе ещё пригодятся, — говорит Магистр и выключает монитор наблюдения, — А вы уже здесь?

— И давно, — говорит Андрей.

— Давайте лучше посмотрим, что сейчас происходит на лазере, — предлагает Микеле.

— Боюсь, что ничего интересного мы не увидим. Если всё получилось как надо, то Время там уже течет в обратную сторону, началась Схлопка.

В самом деле, на дисплее пляшут замысловатые кривые, какие-то дикие фигуры переплетаются между собой и вновь рассыпаются на кривые.

— Вот, — комментирует Магистр, — имеем факт обратного течения Времени. Так это выглядит в прямом наблюдении. Значит, всё получилось. Поздравляю. Теперь можно выпить за успешное завершение операции.

Все соглашаются, и Магистр наполняет рюмки. Но не успеваем мы выпить по первой, как звучит сигнал монитора связи. Магистр ставит на стол пустую рюмку и подходит к компьютеру. На загоревшемся мониторе появляется Старый Волк. У него растерянный вид.

— Как вы это сделали? — спрашивает он.

— Что именно? — издевательски уточняет Магистр.

— Как вы сумели расколоть сердечник на мелкие части?

— А, это! Это — пустяки! Тебя же Андрэ предупреждал. Мы давали вам время на размышление, а вы, наверное, решили, что мы блефуем? Как видишь, Андрэ не блефовал.

Старый Волк с сомнением качает головой:

— Был только один способ сделать это. Неужели вы решились…

Он отходит от монитора связи, но нам видно, что он склонился над компьютером и что-то уточняет. Когда он вновь подходит к монитору, то в глазах его светится что-то вроде восхищения:

— Вы всё-таки решились! Да, недооценили мы вас. Впредь надо будет иметь это в виду.

— Если ты думаешь, что мы всякий раз будем организовывать для вас Схлопку, ты ошибаешься, — говорю я ему, — Схлопка, это слишком примитивно. В следующий раз мы загнём вам что-нибудь покруче. Поэтому, примите добрый совет: оставьте свои попытки пакостить нам напрямую. Хватит нам войны в Реальных Фазах. Кстати, последнее время вы и там не больно-то блещете. Так что, вашу попытку расстрелять нашу Фазу можно расценить как жест отчаяния.

— Жест отчаяния, говоришь, — Старый Волк склоняет голову набок и прищурившись смотрит на меня, — Может быть, и так. Но согласись, у меня есть основания и ваши действия оценить так же. Очень похоже, ты не находишь? Кстати. Ведь вы отправили для организации Петли Времени своего человека, и он там остался. Как это звучит с точки зрения гуманности?

— Нормально звучит, — отвечает Андрей, — Там остался я, и не жалею о том, что сделал. Вот только женщина ваша зря пострадала.

— Какая женщина? — недоумевает Старый Волк.

— Кора.

— Гм! Но она здесь, мы с ней как раз готовим очередную операцию. Кора! Подойди, пожалуйста.

В поле зрения появляется Кора. Магистр смотрит на неё удивлёнными, широко раскрытыми газами. А Кора с любопытством рассматривает нас.

— Кто из вас Андрей Коршунов? — спрашивает она.

— Я.

— Так вот ты какой, Андрей. А это — та женщина, из-за которой ты рисковал. Что ж, я запомню вас. Может быть, и встретимся когда-нибудь. Пути Времени неисповедимы.

— Но каким образом вы — здесь? — не выдерживает Магистр, — Всё, что попадает в Схлопку, лишено будущего. Вас просто сейчас не должно существовать!

Старый Волк кивает:

— Действительно, здесь что-то не так. То, что Кора сейчас здесь, со мной, это какой-то феномен. Это требует изучения и объяснения. Ну, что ж. На этот раз вы победили…

— В очередной раз, ты хотел сказать, — не удерживаюсь я.

— Не буду спорить с тобой, Андрей, — соглашается Старый Волк, — Пусть, в очередной. Но не думай, что это будет продолжаться до бесконечности. Мы ещё встретимся. Всего доброго!

— До встречи. Будь здоров!

Мы отключаем связь и возвращаемся к столу, праздновать победу. Магистр, как бы между делом, замечает мне:

— Надо будет удвоить осторожность. Этот Волчара не из тех, кто бросает слова на ветер.

Я согласно киваю.

Утром на связь выходит Ричард:

— Андрей, Лена! Посмотрите, что творит в Схлопке Злобин!

Он переключает изображение, и мы вновь наблюдаем отсек лайнера, где сидят прикованные к креслам и обклеенные датчиками Андрей и Кора. Ричард объясняет:

— Андрея пытали несколько часов. Хотели выяснить, какое отношение к уничтожению Олимпика имеют Старый Волк и Кора. Но Андрей умело поставил надёжные блоки и только улыбался на их вопросы. Дальше смотрите сами.

На мониторе видно, как Бульаф в бешенстве гоняет плюгавого палача по отсеку.

— И это всё, на что способна твоя техника!? Бельком! Грис несчастный! Десять тысяч гэкю истратили, и всё без толку!

— Но, капитан! — визжит палачик, — Этот тип каким-то образом заблокировал своё сознание. Аппаратура работает на полную мощность, но эффекта никакого!

— Так сломай эти блоки, сожги их! Я что, учить тебя должен!?

— Ничего не получится, я уже пробовал. Блоки стоят где-то на уровне подсознания. Если я вторгнусь туда, он потеряет рассудок и тогда уж точно ничего не скажет.

— Крат с тобой! Сейчас мы с ним по старинке поработаем, а ты пока займись ею, — он кивает в сторону Коры, а сам обращается к троим помощникам, — Подтяните-ка его к тому кольцу. Я сейчас сам с ним побеседую.

Помощники отстёгивают Андрея от кресла, надевают ему наручники и тащат к стенке. Бульаф идёт следом.

— Сейчас я тобой сам займусь, и никакие твои блоки тебе не помогут.

Андрей смеётся. Бульаф в бешенстве хватает его за плечо, разворачивает к себе и бьёт его по зубам.

— А это тебе аванс, чтобы не скалился!

— Ну, гнида, держись! — бормочет Андрей, — Ты меня достал.

Он на секунду прикрывает глаза и делает глубокий вдох. Лена, сообразив, в чем дело, быстро переключает масштаб времени. На мониторе все стоят в застывших, неестественных позах, как статуи. Все, кроме Андрея.

Андрей резко бьёт скованными руками по темени Бульафа и наручниками ломает ему череп. Еще три стремительных движения, и подручные капитана медленно валятся на пол. Андрей оглядывается по сторонам, подбирает в углу какой-то металлический прут и подходит сзади к плюгавому палачу, который с плотоядной улыбкой наклонился над Корой. Андрей всаживает ему прут в задницу таким быстрым и мощным ударом, что конец прута выходит через горло.

Быстро освободившись от наручников, он рвёт ремни, которыми пристёгнута Кора и на время возвращается в нормальный ритм.

— Возьми оружие, будешь меня подстраховывать. Пойдём! В центральную рубку.

— Зачем?

— Чтобы завладеть кораблём.

— Андрей! Ты с ума сошел! Там же больше десяти человек. И потом, такие действия сразу поставят нас вне закона.

53
{"b":"7229","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Вся правда и ложь обо мне
Зачем мы спим. Новая наука о сне и сновидениях
Есть, молиться, любить
Трансляция
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
Вино из одуванчиков