ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава XII

Смертный, если не ведаешь страха — борись.

Если слаб, перед волей Аллаха смирись.

Омар Хайям.

Прошло примерно полгода. Загруженные повседневной работой, мы постепенно начали не то чтобы забывать, такие события не забываются, просто пережитое утратило свою остроту, сгладилось. Только Андрей время от времени неожиданно задумывался и «уходил в себя». Я понимал, что в такие моменты он думает о своём двойнике, который сейчас живёт в Схлопке. Как-то раз я, улучив момент, когда мы с ним были наедине, похлопал его по плечу и сказал:

— Знаешь, друже, не стоит так переживать. Я тебя понимаю, это — не легко. Но прикинь сам, ведь ты-то готовился к гораздо худшему исходу. А получилось всё как нельзя лучше. Это, хоть и слабое, но всё же утешение.

— Да, — соглашается Андрей, — Я помню, как ты сказал Старому Волку, что мы даже безвыходные положения умеем поворачивать в свою пользу. Я иногда даже думаю, а сумел бы я сам всё это там проделать, как он?

От такого признания я немного обалдел:

— Ну, ты даёшь! Ты хоть сам-то понял, что сказал? Ведь это ты и есть. Ты бы сам действовал там точно так же.

— Не знаю, друже, не знаю. Он кончил быть мной, а я — им в том момент, когда взорвался Олимпик. После этого он начал жить самостоятельной жизнью.

— Но надо отдать ему должное, организовал и исполнил он всё неплохо. Ты наблюдаешь за ним?

— Конечно. Только, разумеется, тайком от Кэт. Она без слёз не может об этом вспоминать.

Со слов Андрея я понял, что Риш-Андрей и Кора продали лайнер за полцены какой-то мелкой компании. На эти деньги они купили скоростную яхту, чуть ли не тот самый «Гепард», на котором мы с Корой уходили с Плея. На яхте они улетели в отдалённую курортную зону на окраине Галактики и там затерялись в пёстрой толпе богатых прожигателей жизни. Они выдавали себя за любовников, сбежавших от мести ревнивых супругов. Благодаря этому, они пользовались всеобщим сочувствием, поддержкой и покровительством. Потому-то те, кто пытался их разыскать, никак не могли этого сделать до момента поворота Времени. А после поворота это стало уже невозможно, да и бесполезно. Роль любовников им разыгрывать было не надо. Они просто в восторге друг от друга.

На этом месте я прервал Андрея:

— Скажу честно, Корой не возможно не увлечься. Это редкостная женщина. К тому же она воспитывалась в Биологической Фазе.

— Я полностью с тобой солидарен, — согласился Андрей, — Поэтому я абсолютно спокоен за судьбу своего двойника. С Корой не заскучаешь и не пресытишься до отвращения. А задумываюсь я сейчас совсем о другом.

Начиная с третьего «витка» Риш и Кора часть денег начали тратить на литературу по хронофизике. И сейчас на досуге, которого у них больше чем достаточно, они усиленно овладевают этой наукой. Видимо, им пришла в голову мысль: попытаться самим выбраться из Схлопки.

— Как ты думаешь, получится у них?

— А почему бы и нет? — ответил я после недолгого размышления, — Чего-чего, а времени для этого у них хоть отбавляй. Считай, что впереди Вечность. К тому же, Кора — женщина очень не глупая, а про тебя и говорить не приходится. А интересно, как ведут себя другие участники этого увеселения с Олимпиком?

— Знаешь, они настолько тупы, и время их пребывания в Схлопке настолько мало, что до них ещё ничего до сих пор не дошло. И вряд ли когда-нибудь дойдёт. Всё повторяется один к одному. На всякий случай Риш с Корой договорились, что если начнутся какие-либо вариации, то Риш сразу войдёт в режим ускорения, как только взорвётся Олимпик. Тогда они захватят лайнер сразу и без всяких хлопот.

Таким образом, дело Олимпика было закрыто. Судьба Андрея Злобина, то есть Риша Кандари, в Схлопке определилась и беспокойства не вызывала. А жизнь в Монастыре текла своим чередом.

Лена готовилась к защите диссертации на соискание степени Мага. Ричард нашел для неё десяток не гуманоидных Фаз, и она большую часть своего времени возилась с ними. Иногда она шутила:

— Достали они меня, эти не гуманоиды! Скоро сама стану такой же. Ты как, не замечаешь ещё во мне ничего от муравья или ящера?

Катрин медленно, но уверенно двигалась к своей цели: стать хроноагентом. Теоретический курс она одолела без труда. Как-никак, а она — Бакалавр-аналитик. А вот практические навыки ей давались с трудом. Я, Андрей, Лена и Микеле занимались с ней всё свободное время. Кэт была упорной ученицей. И она прекрасно понимала, что без виртуозного владения своим телом и техникой, всеми видами оружия и единоборствами хроноагент в Реальной Фазе будет, как голый среди волков.

У Микеле заканчивался срок стажировки в первом классе, и они с Генрихом начали готовиться к аттестации на класс «экстра», не дожидаясь официального утверждения программы. Микеле успешно отработал белее чем в десятке операций в Реальных Фазах. Правда, до самостоятельной разработки операций он ещё не дошел.

Нам с Андреем тоже скучать не приходилось. На Совете Сектора Стремберг поставил нам в план задание по защите диссертаций на соискание степеней Магистра в течение года. Нас интенсивно привлекали к самым сложным и опасным операциям, как единственных агентов экстракласса.

Несколько раз мне пришлось работать в паре со Стефаном и Матвеем. И я, положа руку на сердце, не могу утверждать, что они хоть в чем-то уступали мне или Андрею. После одной из операций я прямо сказал об этом Матвею и спросил его:

— Почему бы вам со Стефаном не переаттестоваться на экстракласс?

Матвей засмеялся и похлопал меня по плечу.

— А зачем? Чтобы отбивать у вас с Андреем хлеб или пригасить малость ореол вашей славы? Ха! Шучу, конечно. Нет, Андрюха, куда нам до вас! Ты видел нас со Стефаном в рядовых операциях. Тут мы, действительно, как старые кони, борозды не портим. Но ведь и глубоко пахать уже не можем. А я посмотрел на досуге вашу с Андреем работу. Да, кое-что мы смогли бы проделать не хуже вас. А вот в экстрординарных ситуациях, за Стефана говорить не стану, но я бы так, как вы, не сработал. Потому-то ваш класс и называется экстра. Так что, не агитируй, не надо. Вот, Генрих с Мишей, это вам будет подходящая компания.

ЧВП особой активности поначалу не проявлял. Видимо, они перегруппировывались и «зализывали раны» после серии поражений, венцом которой стала ликвидация нами суперлазера. Но нас они в поле зрения держали цепко, и прав был Магистр, когда сказал, что осторожность надо удвоить. Я об этом, конечно, помнил, но иногда позволял себе расслабиться, за что не один раз расплачивался.

Мы с Микеле летели на устаревшем бомбардировщике «Мицубиси» в составе японской эскадры, совершавшей налёт на аэродром на острове Гуам. Я был первым пилотом, а Микеле штурманом. Кроме нас в самолёте было ещё четыре члена экипажа, но это были уже настоящие японцы.

Эскадра имела задание: разбомбить аэродром. У нас с Микеле задача стояла поконкретнее: уничтожить малоприметный ангар №4 в пятистах метрах от лётного поля. Именно на этот ангар я и должен был вывести свой «Мицубиси», а Микеле уложить в него все четыре бомбы по двести пятьдесят кило каждая. Три дня назад в этот ангар поместили привезённых из Штатов «Малыша» и «Толстяка» — две первые американские атомные бомбы, которые вскоре должны будут обрушиться на Хиросиму и Нагасаки.

Когда операция была спланирована, и роли распределены, Магистр пошутил:

— У тебя, Андрэ, сложилось своеобразное амплуа: предотвращение атомных бомбардировок. На этот раз, надеюсь, ты над Тихим океаном не встретишь сам себя или Злобина?

На подходе к острову нас встретили две эскадрильи «Мустангов». Хотя их и было в три раза меньше, положение японской эскадры сразу стало опасным. Скоростные, хорошо вооруженные, маневренные машины легко могли разделаться с ещё большим количеством такого старья как наши «Мицубиси». Но командир эскадры не изменил курса. Американцам хорошо были знакомы азиатский фанатизм и наплевательское отношение к смерти японских лётчиков. Поэтому они двумя массированными атаками зажгли четыре бомбардировщика и заставили эскадру поломать строй. Разрозненные группки легче бить.

55
{"b":"7229","o":1}