ЛитМир - Электронная Библиотека

— Всё ясно, — отвечаю я, — подробности можно опустить. Значит, как я понял, наша задача: удержать позицию до тех пор, пока тепловоз не утащит эти вагоны.

— Еще один вопрос, Магистр, — говорит Андрей, — А кто с кем здесь воюет, и на чьей стороне мы будем выступать?

Магистр с недоумением смотрит на Андрея:

— А какая разница, Андрэ? У нас задача не содействовать чьей-либо победе, а предотвратить экологическую катастрофу. А уж потом, если надо, будем разбираться, кто в этой войне прав, кто виноват, и стоит ли нам кого-нибудь здесь поддерживать. Больше вопросов нет? Тогда даю вам ещё семь минут на изучение позиции, на прикидку и так далее. Потом пойдём в арсенал, подберёте себе оружие, экипируетесь, и — на полигон, к переходу.

Бегло просматриваю позицию. Она довольно удачная, на господствующей высоте. Хорошо оборудована. Окопы отрыты в полный профиль. На правом фланге, в капонире, стоит боевая машина пехоты.

— Интересно, а почему они бросили машину?

Магистр пожимает плечами. Я беру БМП крупным планом, повреждений не видно. «Заглядываю» внутрь. Боекомплект почти полный, даже три ПТУРСа [10] стоят в укладке. Эту машину я знаю довольно хорошо. Еще раз внимательно осматриваю машину, но на глаз никаких повреждений не видно. Странно, почему она не пострадала при объёмном взрыве! А, понятно, капонир отрыт на возвышении.

— Попробую поработать из неё, — предлагаю я.

— Правильно, — поддерживает меня Магистр, — Если она окажется исправной, то три ПТУРСа и орудие смогут многое натворить.

Обращаю внимание, что в правом десанте лежит гранатомёт, два ящика с гранатами и несколько цинков с патронами.

— Итак, — говорит Андрей, — Значит, ты будешь в БМП, на правом фланге. Я, пожалуй, устроюсь вот здесь, слева, с пулемётом. Когда пойдёт пехота, лучшей позиции не придумаешь.

— А я, — прикидывает Микеле, — займу позицию в центре, с гранатомётом. От пехоты вы меня прикроете, а танки отсюда очень удобно будет поражать.

— А я вам вот что скажу, — говорит Магистр, — Вы, я смотрю, уже развоевались. Но не забывайте, что вы пойдёте туда по прямому переходу, то есть в собственном теле. И если в вас попадёт пуля или осколок, то они попадут именно в вас, а не в кого-то другого. Мы, конечно, на всякий случай, будем держать вас под контролем, но всё же…

— Лучше этого избежать! — смеётся Андрей, — Не переживай, Магистр, чему-то мы всё-таки обучены. Грош нам как хроноагентам цена, если мы дадим себя ухлопать за здорово живёшь.

— А если они снова применят объёмный заряд?

— А вы на что? Смотрите за ними в оба и вовремя нас предупредите, чтобы мы успели скрыться. Кстати, куда Кристина строит переход?

— Вот, в этот окоп. Здесь же будет и обратный переход. Она будет держать его в горячем режиме и откроет сразу по моей команде.

Магистр смотрит на таймер:

— Ого! Уже пора. Пошли в арсенал.

Арсенал расположен в Секторе Z. Там мы быстро вооружаемся и экипируемся. Предпочитая большую свободу движений, мы отказываемся от непробиваемых, но тяжелых металлокерамических бронежилетов и надеваем мелтановые трико. Мелтан хорошо держит не очень крупные осколки, автоматные пули выдерживает с расстояния в сто метров, а пистолет — практически в упор. И движений он не стесняет. Поверх мелтана надеваем камуфлированные комбинезоны из несгораемого тирлона, с множеством удобных карманов. Обуваемся в удобные высокие, почти до колен, ботинки. На голову надеваем шлемы с устройствами связи, приборами ночного видения и светофильтрами-биноклями.

Экипировавшись, мы переходим к оружию. Все берём автоматы Калашникова со складными прикладами и по три полных магазина. К поясу подвешиваем универсальные резаки. Пистолеты выбираем каждый по своему вкусу. Я беру «Вальтер». Берём по две пары гранат: лимонки и РГД. Андрей берёт пулемёт Калашникова и коробку с лентой на двести патронов. Подумав, я тоже беру пулемёт.

— А тебе-то зачем? — удивляется Микеле.

— Время его знает, Миша, в каком состоянии вооружение в БМП. На глаз определить было трудно. На твоём месте я бы захватил гранаты с собой, может быть, у БМП люки заклинены.

Микеле согласно кивает и берёт с собой две сумки с четырьмя гранатами каждая.

— Может быть, лучше бластеры возьмём? — улыбаясь, предлагает он.

— Что-что!? — не разобрав шутливой интонации, вскидывается Магистр, — Правильно, возьми бластер и потеряй его там при отходе. Совет с меня тогда голову снимет, но помни, что при последнем издыхании я сомкну руки на твоём горле.

Мы смеёмся и через несколько минут в полной боевой готовности входим в лабораторию, где священнодействует Кристина со своими, как она их называет, «колдунами». «Колдуны» сидят за пультами, и каждый из них «держит» свой параметр перехода. Естественно, все параметры держит компьютер, но прямой переход, вещь ещё новая, и программа контроля и коррекции параметров пока ещё не отработана, как следует. Когда я ходил за Горшайнерголом, параметры перехода пришлось пятнадцать раз корректировать вручную.

— А, ребята! — грустно улыбается нам Кристина, — Вы, я вижу, уже готовы. Переход открываем… — она бросает взгляд на таймер, — Через шесть с половиной минут. А пока возьмите вот это.

Она протягивает каждому из нас что-то вроде массивных часов на браслете.

— Это искатель перехода, ИП-2. На этом экранчике, когда перехода нет, просто светится точка. Когда переход есть, и он точно определён, направление на него показывает луч. Здесь загораются цифры, показывающие расстояние до перехода в сотнях метров. Если переход есть, но он не определён, или расстояние до него слишком велико, луч совершает колебания в некотором секторе. Этот сектор тем шире, чем неопределённее или чем удалённее переход.

— А что значит неопределённый переход? — интересуется Андрей.

— Это значит, что он не устойчивый или им давно не пользовались. В этом же приборе имеется таймер, компас и дозиметр. Всё это разработал и сделал Олег.

— Спасибо, Крис, и тебе, и Олегу, — принимает прибор Андрей, — С такими искателями мы не заблудимся.

— Готовность — две минуты! — докладывают от центрального пульта.

— Откуда будем выходить? — спрашиваю я.

— Переход откроем вон там, — Кристина показывает на удалённый конец лаборатории.

— Ну, ребята, — говорит Магистр, — Удачи желать не стану, плохая это примета. Прошу только об одном: не лезьте там на рожон. Показывайте там не удаль свою, а своё умение.

— Готовность — одна минута! Пошел отсчёт!

Кристина пожимает нам с Андреем руки:

— Будьте осторожны ребята, и вернитесь, пожалуйста, живыми и здоровыми.

— Постараемся, — отвечаю я и дёргаю Андрея за рукав, — Пойдём.

Мы уходим в конец лаборатории, где уже стоит Магистр, и оставляем Микеле с Кристиной. В отличие от нас, ему не удалось избежать процедуры проводов. «Колдуны» провожают нас неназойливыми взглядами. Они прекрасно знают, куда мы идём, и что нас там ждёт отнюдь не увеселительная прогулка. Недаром мы обвешались оружием с ног до головы. Андрей заметно волнуется, хотя и пытается это скрыть. Шутка ли, первый раз идти по прямому переходу, да ещё в такое дело!

— Есть переход!

Стена лаборатории исчезает, вместо неё колеблется розоватое марево.

— Ну, ребята, с нами Время! — говорит Магистр.

— С нами Время! — отвечаю я и командую сам себе, — Вперёд, гвардия!

Шагаю вперёд, Андрей идёт рядом. Последнее, что я успеваю заметить, это тревожный взгляд Магистра.

Под ногами звенят гильзы. Лёгкий ветерок доносит запах гари. В пяти шагах на дне окопа лежит убитый. Андрей стоит рядом и ошеломлённо оглядывается. Естественно, он первый раз прошел прямым переходом. Поносило бы его по ним, как меня в своё время, не удивлялся бы. Сзади из розового свечения появляется Микеле, нагруженный гранатными сумками. Свечение сразу гаснет.

Подхожу к брустверу и осматриваюсь. Поле довольно часто изрыто воронками. В непосредственной близости стоят два подбитых танка Т-72. И ещё два танка — подальше, около километра.

вернуться

10

ПТУРС — противотанковый управляемый реактивный снаряд

59
{"b":"7229","o":1}