ЛитМир - Электронная Библиотека

— Бог не выдаст, свинья не съест! И не из таких переделок выходили. Вспомните, к примеру, ярла Хольмквиста.

— Да, есть что вспомнить. Трогаемся дальше?

Ко мне подъезжает Нина. Она бледная как полотно и чем-то встревожена. Подъехав вплотную, она тихо говорит:

— Беда, Джордж. Я вспомнила, что это за ларец.

— Что ты вспомнила?

— Он с двойной крышкой.

— Ну, и что?

— Ольга в спешке перепутала ларцы и положила свою переписку с герцогом в тот, где в тайнике лежат письма её отца.

Великое Время! Час от часу не легче. Мало того, что Маринелло в случае удачи ожидает двойной успех. Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы письма Великого Князя Сергия попали в руки герцога Солсбери. Великий Князь довольно часто давал своей дочери дипломатические поручения, мягко сказать, щекотливого характера. Ох, женщины, женщины! Даже самые трезвые из вас могут потерять голову. Вы, оказывается, далеко не Совы.

— Ты сможешь открыть двойную крышку?

— Постараюсь вспомнить, как это делается.

— Вспомни до посадки герцога на корабль. Эти письма не должны к нему попасть.

До «Четырёх каплунов» мы добираемся без приключений. Там мы ужинаем, выставляем караулы и устраиваемся на отдых. В полночь поднимаемся и трогаемся в дальнейший путь. Нина подъезжает ко мне и тихо говорит:

— Привет, Андрей.

— Здравствуй, Лена.

— Магистр просил тебе передать, что внедрение в Солсбери произойдёт на следующем ночлеге.

— Кого будут внедрять?

— Еще не решили. А эта мадьярка, ничего. Фигура у неё ладная.

— Великое Время, Ленка! Тебя даже негуманоиды не исправят.

— Уж какая есть.

Ночь проходит спокойно. Только на рассвете, когда мы останавливаемся в таверне «У старого монаха» и располагаемся позавтракать, нас неожиданно атакует человек сорок с разных сторон.

Принимаем бой. Гремят мушкеты и пистолеты. Помещение наполняется едким дымом. Где де Легар? С минуты на минуту нападающие подожгут таверну и тогда… А вот и он!

— За мной, мушкетеры! В атаку!

Со шпагами и пистолетами мы покидаем таверну и атакуем опешившего от такой наглости противника. Они никак не ожидали нашей вылазки, да тут ещё и конные гвардейцы с тыла. Справа от меня дерётся Нина, слева — герцог. Хрупкий с виду, молоденький мушкетер кажется нападающим лёгкой добычей. Бедолаги, они и не подозревают, что имеют дело с хроноагентом первого класса! Нина виртуозно действует непомерно длинной для своего роста шпагой. Один убит, другой, третий… Всё, больше на неё нападать не рискуют.

А вот мне достался крепкий орешек. Я впервые вижу этого человека, но впечатление такое, что мне уже приходилось скрещивать с ним клинки, и он знает все мои приёмы.

Потери нападающих слишком велики. Всё-таки мушкетеры не даром имеют репутацию лучших бойцов Европы. Мой противник, оценив обстановку, командует:

— Уходим! Быстро!

Он обращается в бегство, увлекая за собой своих людей. Де Легар с гвардейцами преследует их до опушки леса, потом возвращается назад:

— Как потери?

— Один мушкетер убит, двое легко ранены, — отвечаю я и зажимаю в кулаке конец бороды.

— Кто был мой противник? — мысленно спрашиваю я.

— Шевалье де Шом, — отвечает Ричард.

— Тот самый, который был де Риваком?

— Именно.

— Тогда всё понятно. Придётся с ним повозиться.

— Будь осторожен, Андрей. Ты уже понял, что он — опасный противник.

— Не беспокойся, я тоже не подарок.

Вечером нас догоняет оставленный де Легаром сзади гвардеец.

— Лейтенант! Де Шом с большим отрядом движется за вами. Я слышал, они хотят атаковать вас на ночлеге.

Посылаю одного мушкетера вдогонку за де Легаром, а сам организую засаду по всем правилам. Мне не улыбается перспектива ночного боя с превосходящими силами противника в горящем жарким пламенем постоялом дворе. Минут через тридцать на дороге появляется отряд из сорока человек. Подпускаю их поближе и командую: «Огонь!» Два мушкетных залпа сильно прореживают отряд де Шома.

— Вперёд, мушкетеры! За дело!

Свистят обнажаемые сабли, и мушкетеры с гвардейцами с двух сторон устремляются в атаку. На этот раз де Шом сходится с де Легаром. И опять оба показывают чудеса фехтовального искусства, но ничего друг другу сделать не могут. Снова остатки отряда де Шома прорываются и уходят в направлении на Кан. У нас потерь нет.

Во время ночевки никто нас не беспокоит. Но я с трудом заставляю себя забыться сном. Завтра начинается самый опасный участок пути. В полночь меня будит герцог Солсбери:

— Проснись, Андрэ! Пора в путь.

— Магистр?

— Он самый.

— Слава Времени! Теперь прорвёмся. А я думал, что в герцога будет внедряться Генрих.

— У Анри особое задание. Ему опять придётся сыграть роль Черного Всадника.

— Не понял?

— Ричард обнаружил, что Маринелло подготовил засаду в Шербурском порту. Командиром там будет не агент ЧВП. Сейчас Нэнси обрабатывает его Матрицу. Мы внедрим в него Анри.

— Ловко! — смеюсь я.

— А что? На войне все средства хороши. Вообще-то я был о ЧВП лучшего мнения. Так прошляпить!

— Подожди. Они ещё не сказали своего последнего слова. Уверен, мы ещё хлебнём с ними.

— Накаркаешь!

И я накаркал.

Окрестности Кана мы проезжаем относительно благополучно. За несколько километров до города нам преградили путь около полусотни вооруженных оборванцев и пятнадцать всадников. Два мушкетых залпа, и оборванцы разбегаются. Всадники пытаются нас атаковать с саблями в руках, но, потеряв восемь человек, обращаются в бегство. Слишком уж это всё примитивно, думается мне. На Маринелло и де Шома это не похоже. А может быть мы о них слишком высокого мнения? С такими мыслями я засыпаю на постоялом дворе «Сломанная подкова» на окраине Карантана. До Шербура осталось не более тридцати километров. Мы решили отдохнуть до утра и выступить на рассвете.

Глубоко за полночь меня будит Степлтон:

— Лейтенант, мы окружены!

— Сколько их?

— Черт знает, несколько сотен, не меньше.

Внизу слышен шум ломаемой мебели. Мушкетеры и гвардейцы, которые стояли в карауле и отступили в дом, укрепляются на первом этаже. К нам на третий этаж поднимается де Легар:

— Прочно они нас обложили. Самое главное, к конюшням не прорваться. Здесь их человек двести пятьдесят. Наверное, весь отряд де Шома.

Пока мы с де Легаром оцениваем ситуацию и прикидываем, какой отсюда может быть выход, внизу начинается перестрелка. Мушкетеры и гвардейцы в более выгодном положении, они стреляют из укрытия, и нападающие несут большие потери. Но их слишком много. Хорошо еще, что дом сложен из больших неотёсанных камней. Поджечь его будет затруднительно.

Мы с де Легаром осматриваемся из окон третьего этажа. Ничего утешительного, все прилегающие улицы запружены нападающими. Впрочем, я замечаю, что под одним из окон есть двухэтажный длинный пристрой, в конце которого что-то вроде коновязи. По-моему, там есть лошади. Это — шанс, но им ещё надо суметь воспользоваться.

— Ричард! — обращаюсь я к Степлтону, — Спускайся на первый этаж и передай де Сен-Реми, чтобы он, когда эти прорвутся, на первом этаже с ними не дрался, а отступил на второй. Пусть они рассредоточатся по всему зданию. И обязательно пусть пошлёт сюда, на третий этаж, одного или двух мушкетеров.

Степлтон бросается вниз, и вовремя. С первого этажа уже доносится звон клинков и крики. Там кипит рукопашная. Через некоторое время раздаётся топот множества ног по лестнице. Де Сен-Реми отступает на второй этаж. К нам поднимается Степлтон и ещё один мушкетер. За ними лезет целая толпа преследователей. Недолго думая, швыряю в них бомбу, а по уцелевшим мы все шестеро даёт мушкетный залп. Толпа откатывается вниз. Выглядываю в окно. Так и есть, народу на улице стало намного меньше. На втором этаже творится что-то невообразимое: слышатся крики, выстрелы, звон клинков, взрывы. Там кипит бой, и люди де Шома с улицы лезут и лезут туда. А где он сам? Впрочем, мне не до него. Пора воспользоваться единственным шансом. Оставляю Степлтона и мушкетера на лестничной площадке и приказываю им:

8
{"b":"7229","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пробужденные фурии
Тайна моего мужа
Отчаянные
Обязанности владельца компании
Тень невидимки
Аромат невинности. Дыхание жизни
Раньше у меня была жизнь, а теперь у меня дети. Хроники неидеального материнства
Метро 2033: Нас больше нет
Школа Делавеля. Чужая судьба