ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, Лена, что бы ты ни говорила, я такое сделать не смог бы. У меня руки опустились, когда я увидел, что происходит. Андрей — пилот экстракласса!

И возражение Лены:

— Нет, Андрей, он просто…

Что “просто”, я уже не слышу.

Я проспал четырнадцать часов. Лена будит меня со словами:

— Хватит мять бока! Вставайте, бакалавр, вас ждут великие дела! Я хочу сказать, что Магистр ждет тебя не дождется. Он опять что-то замыслил, а замыслы, как ты знаешь, у него всегда великие.

После сна я чувствую себя хорошо отдохнувшим и посвежевшим. Одновременно ощущаю неслабый голод. Взгляд на столик. Он удручающе пуст. Лена перехватывает мой взгляд.

— Позавтракаем у Магистра. Я уже сказала, что он тебя ждет и знает, что тебе сейчас нужно.

Лена, как всегда, не ошиблась. На столе у Магистра стоит блюдо гречневых блинчиков с клюквенным сиропом.

Когда мы утолили первый голод, Магистр “творит” на синтезаторе для Лены пачку красных палочек и бокал золотистого напитка, а для нас с ним бутылку “Столичной” и блюдо рыбного ассорти: селедочка, горбуша, осетрина, икра, клешни краба и прочее. Закурив сигарету, он, откинувшись на спинку кресла, начинает:

— Ну, Андрэ, я не буду возвращаться ко вчерашнему делу. Скажу только, что ты своими действиями превзошел самые смелые наши ожидания. Даже твой друг побледнел при виде цирка, который разыгрался в небе над той фазой. Результаты сейчас обрабатываются в Аналитическом секторе. Ну а мы с вами сейчас должны поговорить о нашей дальнейшей работе. Ты, разумеется, догадываешься, о чем пойдет речь?

— ЧВП?

— Да. — Магистр встает и делает несколько шагов по комнате. — Ты еще раньше догадался по тому набору аномальных фаз, которые я давал тебе на проработку, что речь пойдет о чем-то необычном, что вызвало все эти аномалии. Но тогда я сам еще не знал, что это такое. Просто многолетние наблюдения за жизнью различных фаз научили меня каким-то образом, чуть ли не подсознательно, обнаруживать неблагополучие. Дальше — больше. Я научился выделять во многих этих неблагополучиях нечто общее… я пока не мог объяснить даже себе, что именно. Затем во всех этих общих моментах я увидел общее начало. Открытие ошеломило меня. Долго я носил его в себе, пока не поделился своими мыслями с Верховным. Он негласно дал мне “добро” на эту тему, при условии, что она будет вестись параллельно с текущими делами сектора.

Магистр останавливается у столика, наливает в две рюмки водки. Взяв одну, он взглядом указывает мне на другую.

Мы молча выпиваем. Я закусываю, взяв кусочек рыбы наугад. Магистр же долго шевелит пальцами над тарелкой, пока не останавливает свой выбор на кусочке семги. Лена молча смотрит на нас, прихлебывая из бокала мелкими глотками и закусывая красными палочками.

Магистр продолжает:

— Примерно год назад я наконец добился определенных результатов и доложил о них на закрытом (по моему настоянию) Совете Магов. Речь шла о том, что из какой-то, пока неопределенной, фазы исходит влияние, полностью противоположное нашему. То есть существует некая антинуль-фаза, которая, как и мы, занимается вмешательством в жизнь реальных фаз, только с противоположной нам целью. Это сообщение я подтвердил огромным количеством записей, расчетами и отчетами хроноагентов. Все это подействовало на Совет Магов подобно взрыву бомбы. Закрытое заседание тянулось с перерывами около двух недель. Наконец было принято решение: создать специальную группу для работы по этой теме. Четкой формулировки задачи и плана работы Совет не принял. Мне предоставили свободу действий в подборе и подготовке кандидатов в группу. Формулировку задачи и план действий мы должны представить сообща с этими хроноагентами, после того как они пройдут спецподготовку и будут ознакомлены с проблемой. Тебе пока все ясно?

— Не все. Где же в таком случае Андрей? Почему мы совещаемся только вдвоем?

— Втроем, — поправляет меня Магистр. — Элен — тоже член нашей группы.

Лена утвердительно кивает и улыбается, допивая свой напиток.

— Ну а Андрэ в настоящее время готовится к заданию. Довольно простому, но достаточно ответственному и напрямую связанному с нашей проблемой.

Я делаю нетерпеливый жест, но Магистр успокаивает меня:

— Нет-нет, Андрэ, никакого риска. Задание типа “остановиться, сорвать цветок, понюхать, замечтаться и опоздать на трамвай”. Завтра он присоединится к нам, а сегодня не будем ему мешать. Тем более что наша беседа записывается, и он перед ее продолжением все просмотрит. Ведь формулировка задачи и составление плана работ — дело далеко не одного дня. Так что продолжим.

Магистр снова делает несколько шагов по комнате своей неслышной походкой, напоминающей поступь тигра, льва — словом, любого крупного хищника из семейства кошачьих. Он берет сигарету, вертит ее в пальцах, словно сомневаясь: закуривать или нет, затем все-таки закуривает. Затянувшись пару раз, он подходит к компьютеру, рассеянно барабанит пальцами по пульту и наконец говорит:

— Когда Кэт в тот вечер сказала, что ее группа пришла к тому же, что и я, но другим путем, я был ошарашен. Понимаешь, в глубине души я надеялся, что ошибаюсь, что я просто постарел, что долгая работа в реальных фазах наложила свой отпечаток на мою способность анализировать и делать выводы. Короче, я надеялся, что все мои тревоги напрасны. Кстати, на Совете была высказана и такая точка зрения.

Магистр гасит сигарету, подходит к столу и наполняет рюмки. Взглянув на Лену, он достает для нее из синтезатора еще один бокал с золотистым напитком. Затем он садится в кресло, берет рюмку, но не пьет, а снова говорит. Говорит горячо и торопливо:

— Пойми, Андрэ, я бы очень много дал, чтобы мои догадки и выводы оказались ложными. Я и вас-то в группу подобрал, чтобы с вашей помощью убедиться, что все, что я считал проявлением какой-то злой силы, не более чем трагические стечения обстоятельств, точки пересечения случайных процессов. Но…

Он залпом выпивает рюмку, хватает, теперь уже без разбора, кусочек рыбы, быстро прожевывает и снова закуривает. Я же, наоборот, выпиваю не спеша, выбираю себе бутерброд с красной икрой, смачно жую его, медленно разминаю сигарету, закуриваю, а Магистр между тем продолжает:

— Но когда Кэт рассказала о своем открытии, я понял, что стало уже горячо. Ну а когда ты вчера в своем полете попал в этот туннель, я явственно ощутил запах серы. Ты понял, о чем я говорю?

Я молча киваю, дожевывая бутерброд.

— Итак, все это оказалось отнюдь не игрой моего воображения, как я надеялся. Действительность гораздо страшнее, чем мы сейчас думаем.

— Ну, это не так уж страшно сейчас, когда мы знаем, с чем имеем дело… — начинаю я, но Магистр взрывается:

— С чем? С чем, я спрашиваю тебя?!

Он резко гасит сигарету в пепельнице, выхватывает из пачки новую и прикуривает. Руки его трясутся, чего я раньше никогда у него не замечал.

— Если ты знаешь, как ты выразился, тогда скажи, что это? Что это за сила, я спрашиваю? Откуда она исходит? Как себя проявляет? Что стоит за ней? Как ее обнаруживать? Как с ней бороться? Каковы последствия будут для тех, кто вступит в контакт с нею или ее источником? И каковы будут последствия вообще для всех реальных фаз, если мы попросту игнорируем ее?

Я докуриваю сигарету, встаю и, в свою очередь, начинаю шагать по комнате.

— Зря ты так, Магистр, зря! Мы знаем не так уж и мало. Во-первых, у нас есть математический аппарат Катрин и ее исследования. Это немало. Кстати, не мешало бы привлечь ее, я имею в виду Катрин, к нашей работе.

— Уже сделано, — нечленораздельно отвечает Магистр: пока я размышляю вслух, он, не теряя зря времени, закусывает. — С завтрашнего дня группа Кэт переподчиняется нашему сектору на правах аналитического отдела.

— Очень хорошо. Ну а во-вторых, по-моему, Магистр, ты занимаешься самоуничижением. Что, годы наблюдений, анализа, работы в реальных фазах ничего уже не стоят?

Магистр хочет что-то сказать, но я останавливаю его:

113
{"b":"7230","o":1}