ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— В-третьих, мы уже имеем формулировку задачи. Я имею в виду те вопросы, которые ты высыпал на меня в ответ на мою безобидную реплику.

С этими словами подхожу к столу и разливаю водку по рюмкам. Магистр молча обдумывает мои слова, а я тем временем принимаюсь за еду.

— Правильно, Андрей, — говорит мне Лена, — не теряй времени, а то у Магистра в пылу спора всегда аппетит просыпается. Он, увлекшись, как-то раз в одиночку здоровый окорок умял.

— Молчи, женщина! В следующий раз ты от меня своих лакомств не дождешься. А ты, Андрэ, прав. Кое-что мы уже знаем. Как ты сказал перед заданием? Я знаю, что я там могу встретить, значит, я готов к этой встрече. Не совсем точно, но смысл такой. А раз так, то пришла пора обсудить план действий, поскольку задача, как ты сказал, сформулирована.

Лена привстает, словно порываясь что-то сказать, но, раздумав, садится на место.

— Полагаю, — продолжаю я, — что нам необходимо в первую очередь искать проявления ЧВП, противостоять им всеми имеющимися у нас средствами, изучать эти проявления, их влияние…

Я останавливаюсь, а Магистр подхватывает:

— И через это выйти на первоисточник…

— То есть произвести разведку боем и начать борьбу непосредственно с источником этого ЧВП, — завершаю я мысль.

— Нет! — неожиданно заявляет Лена. — Это все — пассивная тактика.

— Пассивная? — удивляется Магистр.

— Да, пассивная. Мы оказываемся в положении обороняющихся. Таким образом мы можем выходить на первоисточник не одно десятилетие, будем попусту тратить время, распылять силы хроноагентов, подвергать их опасности, а ЧВП не будет ждать. Он будет делать свое дело, отвоевывая у нас позиции и сводя к нулю нашу работу в одной фазе за другой.

— Что же ты предлагаешь? — спрашиваю я.

— Да, с чего же нам начать? — поддерживает меня Магистр.

— С начала, — отвечает Лена.

Воцаряется молчание. Я закуриваю и задумываюсь. Какой смысл вложила Лена в это слово? Пауза затягивается.

— А ведь ты права, Элен! — радостно говорит вдруг Магистр. — Именно с начала! Начала в смысле источника! Если мы сейчас начнем искать проявления ЧВП в реальных фазах и организовывать противодействие им, мы просто распылим свои и без того ограниченные силы. Мы будем пытаться объять необъятное. Надо искать, активно искать центр, источник противодействия, а найдя, уже тогда изучить и нейтрализовать его.

— Думаю, что это не исключает нашей работы по нейтрализации проявлений ЧВП в реальных фазах? Не можем же мы оставаться сторонними наблюдателями в случаях, подобных последнему? — интересуюсь я.

— Разумеется, нет! — с живостью отзывается Магистр. — Это также будет частью нашей работы. Хотя, конечно, это сильно осложнит ее. Но, с другой стороны, каждое соприкосновение с ЧВП будет обогащать нас информацией. Поэтому мы не только не должны пренебрегать такой работой, но необходимо стремиться к ней. Чем больше мы будем знать о нашем противнике, тем больше шансов победить его. Еще Мао Цзэдун сказал: “Только плавая, научишься плавать!”

Снова воцаряется молчание. Все мы перевариваем только что сказанное. Мы с Магистром курим, а Лена заваривает кофе. Что-то не дает мне покоя, что-то не было еще сказано. Лена разливает кофе по чашкам, я беру свою и гляжу поверх нее на Лену. А! Вот оно!

— Вот что мы упустили! Вопрос номер один: а что стоит за этим ЧВП? — При этих словах Магистр бросает на меня быстрый взгляд. — Силы природы как реакция на нашу деятельность или человек либо организация, подобная нашей? Ведь если это природные силы, тут подход будет один, а если люди — совсем другой!

Магистр молчит, а Лена, допив кофе, медленно, с расстановкой говорит:

— А что, если и то и другое? Что, если это люди, умело использующие в своих интересах законы природы?

— А в чем их интересы? — спрашиваю я.

— Вот в этом-то и есть вопрос вопросов, — подводит черту Магистр. — И ты, Андрэ, и ты, Элен, вы подняли самый важный вопрос. И если Элен окажется права, то мы имеем дело с наихудшим вариантом.

Магистр тяжело вздыхает и берет рюмку.

— Давайте на сегодня поставим точку.

— Вернее, многоточие, — поправляю я.

— Пусть будет многоточие, нам есть о чем подумать. Вот и подумайте до завтра, а завтра начнем работу. Работу без выходных и отпусков. — Подумав немного, он добавляет: — А что, у тебя есть еще какие-то соображения?

— Да так, есть одна идея, в порядке, так сказать, бреда. Требует обмозговывания.

— Вот-вот, обмозгуй ее сегодня на досуге, а пока давай выпьем.

Мы выпиваем, закусываем, допиваем кофе и, попрощавшись, расходимся.

Лена отправляется к себе, сославшись на усталость. Мне тоже хочется побыть одному и без помех все обдумать. Дома я выпиваю еще пару чашек кофе, рассеянно глядя в окно. Затем вызываю по линии доставки три бутылки пива и два пакетика соленых орешков и отправляюсь к озеру. Снова забираюсь на середину каменной гряды и усаживаюсь на облюбованный мною камень.

День клонится к вечеру. Солнце уже ясно обозначило дорожку на спокойной глади воды. Я сижу на камне, потягивая пиво, а перед глазами проходят картины аномальных фаз, которые я наблюдал по заданию Магистра.

Фазы эти были какие-то ирреальные. Фазы, населенные нежитью: какими-то монстрами, скелетами, упырями и еще Время знает чем. Фазы, где люди сражаются с нежитью. Фазы, где нежить победила людей и подчинила себе. Фазы, где, наоборот, люди покорили нежить. Что-то за всем этим есть, но что?

Вот более поздние времена. Элегантные медиумы вызывают духов, привидений, а те, в свою очередь, вмешиваются в дела людей и то служат медиумам, то, наоборот, подчиняют их себе. Это что?

А вот целая серия фаз, где жрецы, колдуны, шаманы и маги одним словом вызывают землетрясения, ливни, засухи. А вот фазы, где буквально все люди владеют телепортацией, телекинезом, левитацией и само Время знает, чем еще. Что это?

Когда я прогнал от себя эти видения, солнце уже садилось. Вызываю Лену. Вопреки моему ожиданию, она отвечает сразу.

— Лена, — спрашиваю я, — что ты имела в виду, когда сказала “с начала”? Разумеется, кроме того аспекта, который мы обсудили.

Лена удивленно молчит, потом спрашивает:

— Нет. Ничего я больше в виду не имела. А что тебе в голову пришло?

— Да так, есть тут одна мысль, я думал, что она и у тебя тоже на уме, хотел посоветоваться.

— А где ты сейчас? Приходи ко мне. Попьем чайку и поговорим.

Лена встречает меня по-домашнему. На ней коротенький перламутровый халатик, белые ажурные гольфы и туфельки из мягкой голубой кожи. Волосы прихвачены белой лентой. Чай уже Готов. Лена приглашает меня к столу.

— Прошу, Андрюшенька, побаловаться чайком. Кэт выдала мне свои секреты, так что — оцени.

И я оценил. Я пью чашку за чашкой прекрасный душистый чай с вареньем, медом и сдобным печеньем и разглядываю свою любимую. А Лена, поболтав немного на отвлеченные темы, умолкает и пьет чай, задумчиво глядя на голограмму Гелены Илек. Внезапно глаза ее оживляются, она подается вперед, словно хочет что-то сказать, но передумывает и, откинувшись в кресле, закинув ногу на ногу, покручивая ступней в голубой туфельке, спрашивает:

— Ну, дорогой, что ты там, на озере, надумал?

А я, глядя на ее красивую длинную ногу, ни о чем серьезном думать уже не могу.

— Забыл, — честно признаюсь я.

Лена смеется и перепархивает из кресла ко мне на колени. Ее теплые бедра обжигают мне ноги, а она, быстро освободив меня от рубашки, припадает ко мне в поцелуе. Через какое-то время мы с дивана перебираемся к камину и там продолжаем предаваться безумной страсти.

Когда мы отдыхаем в очередной раз, легко и нежно лаская друг друга, Лена зачем-то оживляет голограмму Гелены Илек. Я смотрю на движущийся прообраз своей подруги, расслабленно отдыхая в ее объятиях, и вдруг… Меня словно озаряет.

Медленно освобождаюсь из Лениных объятий и подхожу к компьютеру. Сев за пульт, я на какое-то время задумываюсь, приводя в порядок свои мысли и сосредоточиваясь. Лена, опершись на локоть, с любопытством за мной наблюдает.

114
{"b":"7230","o":1}