ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
От сильных идей к великим делам. 21 мастер-класс
Хватит ЖРАТЬ! И лениться. 50 интенсивных тренировок от тренера программы «Свадебный размер»
Брачная игра
Царство мертвых
Бабушка велела кланяться и передать, что просит прощения
Время как иллюзия, химеры и зомби, или О том, что ставит современную науку в тупик
Игра Кота. Книга четвертая
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Мечтатель Стрэндж
A
A

— Ты с ума сошла, он же спит!

— Сомневаюсь. Да даже если и спит, то он будет несказанно нам благодарен за то, что мы оторвали его от такого прозаического времяпрепровождения, чтобы сообщить ему такую весть. Иначе никакой он не Магистр, он тогда — саксофонист, как вы говорите. Пусть сам тогда идет в Хозсектор, пожизненно…

На экране появляется недовольная физиономия Магистра. Но по мере того, как Лена излагает ему суть идеи, глаза его проясняются, лицо принимает выражение глубочайшей заинтересованности. Когда Лена заканчивает, он какое-то время молчит, потом говорит задумчиво:

— Вот над этим я бился почти четыре года. Пришел Андрэ, и все оказалось так просто!

Он еще немного молчит, собираясь с мыслями, потом оживляется.

— Так. Отдохните, ночь все-таки. Приведите себя в порядок и приходите ко мне завтра в десять часов.

Глава 30

Был у царя генерал,

Он сведения собирал.

Спрячет рожу в бороду

— И шасть по городу.

Л.Филатов

Мы провели у Магистра несколько часов. Кроме нас пятерых, в работе участвовал еще невысокий худощавый брюнет с тонким нервным лицом. “Это Ричард, из сектора Наблюдателей”, — представил его Магистр. Присутствовал еще и Маг Жиль, правда в виде своего изображения на дисплее компьютера.

Поначалу Ричард заинтересовал меня, поскольку я слышал, что такой сектор существует, но ни разу не сталкивался с его работниками и не имел ни малейшего представления о том, чем они занимаются. Но Ричард почти никакого участия в нашей полемике не принимал. Он только очень внимательно слушал всех и иногда, когда Магистр обращался к нему: “Обратите на это внимание, Дик”, делал записи в электронном блокноте. Было ясно, что в нашей проблеме он “плывет”.

В другое время я бы обязательно улучил момент для разговора с ним, но сейчас мне быстро стало не до него. Меня интенсивно обстреливали вопросами, авторы которых были весьма не удовлетворены обстоятельностью моих ответов. Как следствие, в меня летели дополнительные вопросы, каковые также не получали исчерпывающих до дна ответов. И так далее до бесконечности. Я понял, что в конце концов мы зайдем в тупик, и предложил:

— Вот что. Я понял, что идея наличия свободного межфазового перехода в низкочастотных фазах вами, в принципе, принята и решение по этому поводу у вас готово. Сейчас вы пытаетесь заставить меня дать этой идее обоснование или сами пытаетесь обосновать это. Но, братцы мои, вы же не хронофизики, а я тем более. Раз уж мы пришли к решению, давайте начнем работу, а проблемы теоретического обоснования, я считаю, надо передать в Научный сектор. Есть возражения?

Противников такого решения не оказывается. Больно уж надоели всем эти теоретические мудрствования. Всем не терпится поскорее приступить к живой работе. Магистр кратко подводит итоги:

— Значит, так. Я ставлю на Совете Магов задачу для Научного сектора. Пусть поломают себе голову. А мы тем временем займемся поисками таких переходов в низкочастотных фазах. В этом нам должен помочь Ричард.

— Извини, Магистр, — предлагаю я, — мне кажется, что Ричарду необходимо сначала поглубже вникнуть в нашу проблему. Вряд ли он успел получить о ней хотя бы частичное представление, послушав наши сумбурные споры.

Магистр хочет мне возразить, но Ричард опережает его:

— Я понял твое беспокойство, Андрей, но для того, чтобы мой отдел мог вам помочь с наибольшей эффективностью, мне вполне достаточно того частичного представления, которое я уже успел получить. Что же касается более глубокого изучения ваших проблем, то это может только повредить делу.

— То есть? Почему?

— Представь себе, я полностью вник в проблему. То есть я знаю, что вы ищете, зачем, что вы будете делать, когда найдете, какие будут последствия как в случае успешного решения, так и наоборот, что за всем этим стоит, что будет дальше и так далее. И всем, что я узнаю, я поделюсь со своими сотрудниками, когда буду ставить им задачу. Да мы тогда не обнаружим то, что вам нужно, никогда. Мы волей-неволей попытаемся подменить вас. Будем на все, что наблюдаем, смотреть через призму вашей проблемы, за всеми наблюдаемыми событиями будем видеть проявление этого вашего ЧВП. Вы заметили, что я даже не спросил вас, что означает эта аббревиатура? Я просто понял, что ничего хорошего за этим не стоит, и — все. А ведь нам надо просмотреть Время знает сколько картин и событий в фазах Сумеречных миров и найти то, что вам нужно. А уж просматривать это подробно, анализировать, то это или не то, принимать решения и действовать будете вы сами.

Магистр в продолжение всей этой речи одобрительно кивает головой, а когда Ричард заканчивает, хочет что-то сказать, но его опять опережают, на этот раз Андрей:

— Как вы сказали, Ричард, Сумеречные миры?

— Да. Так мы, наблюдатели, называем эту группу фаз. Это как бы предрассветные сумерки истории человечества.

— Если это сумерки, да еще предрассветные, представляю, что творится ночью! — замечает Лена.

— Красивый термин, — говорит Андрей. — Магистр, я предлагаю нашу задачу по поиску свободных переходов и базы ЧВП в низкочастотных фазах закодировать как “Операция “Сумеречные миры”.

— Не возражаю. Да будет так! А теперь — к делу!

— Магистр, — напоминает Андрей, — мы не обсудили еще, а что мы будем делать, когда обнаружим свободный переход или, чем Время не шутит, даже базу ЧВП.

— А это мы обсудим в более тесном кругу, из тех же соображений. Не стоит забивать Ричарду голову спецификой нашей работы, а то он, не дай Время, будет искать для нас объекты побезопаснее. Верно?

Ричард согласно кивает и добавляет:

— К тому же рано или поздно, волей или неволей я все равно неизбежно вникну в вашу проблему достаточно глубоко, но все равно буду держать это подальше от своих сотрудников. А сейчас я представлю вас своим сотрудникам и сформулирую им задачу.

Пока он вызывает на связь руководителей групп, я замечаю, что Катрин подошла к Лене и что-то тихо говорит ей. От меня не ускользнул быстрый взгляд, который Лена бросила на меня, и то, как, коротко что-то ответив Кэт, она задумалась. “Так, — отмечаю я, — наши девочки готовы поставить перед нами еще одну проблему. Поговорим об этом на досуге”.

На дисплеях появляются лица сотрудников Ричарда. Он представляет им нас и объясняет, что их отдел переподчиняется сектору Внедрения и Воздействия для участия в операции “Сумеречные миры”.

— Все коды и данные этих товарищей уже занесены на ваши компьютеры. При необходимости можете обращаться непосредственно к ним. А сейчас я поставлю вам задачу на наше участие в операции “Сумеречные миры”. Нам необходимо сосредоточиться на изучении событий в низкочастотных фазах. Предмет поиска: все необычное и аномальное в этих фазах. Я имею в виду необычное и аномальное с точки зрения этих фаз, так как в этих фазах практически все необычное и аномальное, с нашей точки зрения. Особый интерес будут представлять события, которые раньше в данной фазе не наблюдались или были исключительно редкими, но стали повторяться в ней с некоторой регулярностью. А уж если такие события в будущем этой фазы собираются войти в систему, связывайтесь с любым из них, — Ричард кивает на нас, — в любое время суток. Я правильно поставил задачу, Магистр?

— Я бы не смог сделать этого лучше. Повторю только один момент. Когда упыри пожирают ночного путника, это само по себе ужасно, аномально и необычно. Но нас интересует не сам этот факт, а то, что если раньше упыри выходили на охоту только раз в месяц в безлунные ночи, то сейчас они вдруг стали охотиться каждую неделю и пожирают путников не выборочно — только тех, кто идет по своей воле, — а всех подряд. Понятно?

Все согласно кивают, и Ричард говорит:

— Более подробно я поставлю вам задачу примерно через час. Возвращайтесь к текущей работе.

Ричард прощается с нами и уходит к себе. А мы наливаем себе по последней чашке кофе, и вдруг Андрей предлагает:

116
{"b":"7230","o":1}