ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

За четыре часа мы с Леной решили целую вязанку ситуационных задач. Наконец Лена встает от компьютера и потягивается.

— Все. Теперь я за тебя спокойна. Еще пара дней работы, и ты выдержишь любой экзамен. Давай обедать.

За обедом Лена спрашивает, внимательно посмотрев на меня:

— Что еще тебя грызет? Колись, я же вижу, что ты не в своей тарелке.

— Да перед Магом дико неудобно, — признаюсь я и рассказываю о той отповеди, которую мне пришлось выслушать.

— Не бери в голову. Жиль — очень душевный человек и редкостный умница. А то, что он тебя так высек, закономерно. Он очень переживает за работу нашего сектора. Ведь он возглавляет отдел, курирующий наши операции. Он во всех нас души не чает и от всего сердца желает, чтобы все у нас было на высочайшем уровне. Если ты ему понравишься, он помирится с тобой и полюбит тебя, как и всех нас. А ты ему уже понравился, невзирая на свою выходку.

— С чего ты это взяла?

— Я слышала его разговор с Магистром. Жиль в дым разругал его за то, что он в период подготовки к экзамену перегрузил тебя своими аномальными фазами.

— Ясно. Слушай, а кто такой Филипп? — вспомнил я угрозу Мага.

Лена смотрит на меня большими глазами, потом смеется.

— Филипп Леруа, наш Магистр! Ты что, не знал?

— Нет. Тогда тем более странно. Маг грозил, что будет говорить обо мне с Филиппом.

— Они и говорили, часа два, не меньше. Я была при этом разговоре.

Я вздыхаю. Все-таки насколько прав был этот хронофизик и насколько я еще мало знаю тех людей, рядом с которыми Время сподобило меня жить и работать.

Еще два дня подготовки, и я уже без всякого трепета жду экзамена. В положенное время на экране появляется лицо Мага Жиля. Он смотрит на меня сурово.

— Ну-с, молодой человек. Надеюсь, вы не потеряли этого времени даром? Предупреждаю, на этот раз я намерен вынуть из вас душу.

Почти два часа Маг вынимает из меня душу, задавая мне одну ситуационную задачу за другой. К концу экзамена я чувствую, что душа моя уже покинула мое бренное тело, но лицо Мага светлеет, морщины на лбу разглаживаются, он откидывается в кресле и закуривает.

— Какие еще будут вопросы, Маг? — спрашиваю я.

— Только один: что, если я сейчас зайду к вам лично? Я не нарушу ваши планы?

— Никоим образом. Вот мой код.

На соседнем дисплее загорается “отлично”.

Через десять минут Маг выходит из нуль-Т. В руках у него бутылка коньяка. Я быстро организую легкую закуску. Мы садимся за стол, и Маг разливает коньяк.

— Давайте, Андрей, выпьем за успешное окончание вашей учебы. Я очень рад за вас, Андрей, что у вас все так удачно завершилось, — говорит Жиль, закусив коньяк кусочком семги. — Ваш товарищ, тоже Андрей, также произвел на меня самое благоприятное впечатление. Сейчас вам осталось пройти курс морально-психологической подготовки, и наши ряды пополнятся двумя неслабыми хроноагентами.

— Кстати, а как Андрей справился с математикой?

— Отлично! Он сдал экзамен еще пять дней назад. У него — прекрасная наставница! — Жиль зажмуривается и крякает. — Настолько прекрасная, что, будь я лет на шестьдесят моложе, увел бы! Кстати, а вам кто помогал? Стоп! Сам вижу.

Маг смотрит на голограмму, затем поднимает руку, щелкает пальцами и просматривает все три слоя.

— Как вы догадались, что она трехслойная?

— Ну, я все-таки немножечко Маг. Леночка. Лена Илек — одна из жемчужин фазы Стоуна. Вам несказанно повезло, что вы сошлись с такой женщиной. Давайте выпьем за нее, за Леночку Илек.

— Завидую я вам, — продолжает Маг после того, как мы расправились со второй рюмкой. — Не знаю даже, кому больше: вам или Злобину. А знаете, что это за бутылка? Откуда она?

— Представления не имею.

— Я выиграл ее у Филиппа. Мы держали пари. Я утверждал, что в назначенный срок вы сдадите на “отлично”. Филипп утверждал, что вы не сможете переступить через свою гордость и опять завалитесь.

— И что тогда?

— Тогда бы он сам пришел к вам на помощь. Но теперь я вижу, что он был заведомо неправ. Ведь он знал о ваших отношениях с Еленой. Неужели он полагал, что чья-нибудь гордость устоит перед ней?

— По-моему, он переоценил меня.

— Нет, недооценил. Поверьте, Андрей, у меня хорошее чутье. Из вас получится незаурядный хроноагент.

Жиль подходит к окну, смотрит на пейзаж и вдруг предлагает:

— Елена говорила, что у вас здесь прекрасные места. Познакомьте меня с ними. Заодно расскажите мне о своей фазе. Я, к сожалению, мало с ней знаком.

Мы забираем коньяк, закуску и уходим к озеру. Часа через два Жиль, опьяненный коньяком и природой, переполненный информацией, засобирался к себе.

Провожая его к нуль-Т, я обращаю внимание, что на дисплее горит надпись: “В 17.00 — у меня. Лена”.

Время было как раз без пяти пять.

Давай с тобою поменяемся судьбою,

Махнем не глядя, как на фронте говорят!

Я выхожу из нуль-Т и застаю Лену стоящей босиком среди шести или семи пар туфель и босоножек. Она — в том самом платье, в котором я увидел ее в первый раз. Увидев меня, она бросается мне на шею и звонко целует.

— Поздравляю! Теперь ты уже наполовину настоящий хроноагент.

— Почему только наполовину?

— Надо еще пройти курс МПП. Но это ерунда, лучше подскажи, что мне обуть? — показывает она на свой арсенал.

— Вопрос сложный и чисто женский. У тебя такие ножки, что на них что ни обуй, все — хорошо. Лучше всего так, как есть — босиком. Но ты этого не примешь. А из того, что здесь есть, лучше всего тебе идут вот эти.

Я показываю на белые босоножки, с ремешками до колен, в которых Лена была в первый день и приходила ко мне ночью.

— Хм! Это я и без тебя знаю! Но, увы, они больше подходят для повседневной носки, а сейчас случай особый.

— Что за случай?

— Узнаешь, — загадочно улыбается Лена и вздыхает. — Дождешься от тебя совета, как же! Придется самой выбирать.

Она думает еще несколько минут и выбирает белые открытые замшевые туфельки на высокой шпильке с длинными серебряными ремешками.

— Помоги застегнуть, — приказывает она.

Я догадываюсь, что ремешки надо обернуть крест-накрест вокруг лодыжек, и молча выполняю просьбу.

— Вот, теперь со мной все в порядке. Дело за тобой. Вот лежит твой костюм, переодевайся.

На диване я вижу серо-синие брюки, голубую рубашку и синюю короткую, чуть ниже пояса, куртку. Все сделано из эластичной, отливающей перламутром ткани. Пока я одеваюсь, Лена натягивает на руки длинные белые лайковые перчатки.

— Это теперь твоя официальная форма одежды для всех особых случаев, — говорит она, показывая на эмблему на левом рукаве: белый луч на синем фоне. — Остался последний штрих.

Лена прикалывает на левый лацкан небольшую серебряную ящерицу.

— А что за особый случай сегодня? — снова спрашиваю я.

— Узнаешь, — твердо отвечает Лена и берет со стола какой-то сверток. — Пойдем.

— Скажи хоть куда?

— Мы сегодня ужинаем в приятном обществе, — говорит мне Лена уже в кабине.

Из нуль-Т мы выходим в вестибюле какого-то кафе или ресторана. Поднимаемся на второй этаж. Нас встречает метрдотель, здоровается и ведет к сервированному на четверых столику.

— Мы пришли первыми, — констатирует Лена, усаживаясь за стол.

— И с кем мы ужинаем?

— Потерпи пару минут, скоро узнаешь.

Поняв, что вытягивать информацию из моей подруги бесполезно, я начинаю осматриваться. Ресторан, скорее ресторанчик, небольшой и весьма уютный. Мягкое освещение, пастельные тона отделки, ничего кричащего, режущего глаз. Занята примерно треть столиков, расположенных по периметру зала. Середина пустая, там танцуют пары под негромкую, не мешающую другим музыку.

Разглядывая зал, я упускаю момент, когда к столику подходит пара, поражающая своим контрастом. Он — высокий, крепкого сложения, светло-русый, славянского типа, глаза голубые, одет в такую же, как и на мне, униформу нашего сектора. Она — молодая девушка, почти девочка, миниатюрная, едва достает ему до плеча, жгучая брюнетка, типичная француженка. Пышная прическа обрамляет приятное лицо, на котором в первую очередь выделяются большие синие глаза. Это так необычно, что все остальное я разглядываю уже позже, когда девушка поворачивается ко мне в профиль, здороваясь с Леной.

80
{"b":"7230","o":1}