ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Я тоже стянула блузку, но юбочку снять не успела. Виктор имел несколько иные намерения. Он решительно подошел ко мне и усадил в кресло. Быстрым движением он расстегнул «липучку», которая удерживала вместе полы моей юбочки. Затем он слегка подтянул меня за ноги, развёл их и быстро провёл ладонью по лону, проверяя мою готовность. Удовлетворённо хмыкнув, он глубоко вошел в меня медленным, но решительным движением. Девчонка Моро дернулась последний раз и затихла. А я охнула и, закатив глаза, начала высвобождать секс-программу, как мне и советовала Нэнси. Не успел Виктор сделать трёх движений, как я, плотно прижимая бёдра и колени к его телу, поднялась повыше и положила ноги в желтых сапожках ему на плечи. Глаза Виктора округлились и выразили неописуемый восторг. А я, сладко застонав, подалась ему навстречу.

Я не видела, что в этот момент творили Веда с Томасом, и как вёл себя Пауль. Боюсь, что при виде такой позы он начисто проиграл пари. Но дверь комнаты открылась, и на пороге появилась Жанна. При виде меня с Виктором она захлопала в ладоши:

— О! Лида! О таком я слышала, но видела всего дважды, да и то не в натуре, а на экране. Разреши, я сниму это?

Не дожидаясь согласия, она включила камеру и принялась вертеться вокруг нас. При этом она нагибалась так низко и так выпячивала свою соблазнительную, обтянутую белым шелком шорт, попку, что бедный Пауль, и без того возбуждённый до крайней степени, не выдержал и вчистую проиграл пари. Он вскочил с кресла, приблизился к Жанне и запустил ладони под широкий эластичный пояс шортиков.

— Стоп, Пауль, стоп! — закричал Томас, — Ты не прав дважды. Ты проиграл пари — раз. И потом, Жанна — ещё не член нашей семьи и посвящать её мы будем по очереди, а очередность установит жребий. А сейчас, раз Жанна уже пришла, не пора ли нам приступить к главному действию:

Все согласились. Я избавилась, наконец, от юбочки и, оставшись в одних сапожках, подошла к столику, где вместе со всеми отпила глоток тонизирующего напитка с запахом хвои и вкусом апельсина. Через минуту мы все, без исключения, уже были готовы к дальнейшим действиям.

«Композиция» вышла на славу. Не знаю, сумела бы Лида Конт без помощи моей секс-программы подобрать нужный ритм и амплитуду движений, да ещё синхронизировать всё это на стоящих по бокам Виктора с Паулем. Но мне это удалось самым лучшим образом. Вдобавок я контролировала сразу всех троих партнёров и делала именно то, что и нужно было в этот момент каждому из них и так, как это им было нужно.

Жанна, повизгивая от восторга, бегала вокруг нас и снимала эту сценку во всех подробностях: и общим, и средним, и крупным планом. А я, почувствовав, что мои партнёры «готовы», «отпустила» их, и вся «композиция», обессилев, рухнула на бедного Томаса.

Подкрепившись, мы бросили жребий, и первому посвятить Жанну в нашу семью выпала честь Виктору. Он начал её раздевать, Веда стала снимать эту сцену, а мы с Томасом и Паулем не стали терять зря времени. Картина, которую мы с Нэнси наблюдали на мониторе, повторилась один к одному. Связанная по рукам и ногам и с кляпом во рту, наивная девица Моро уже давно не подавала никаких признаков жизни.

Моя очередь «посвящать» Жанну была третьей. Я уселась пониже в кресло и закинула ноги на подлокотники. Но едва Жанна опустилась на колени и прикоснулась ладонями к моим бёдрам, как из холла раздался громкий голос:

— Жанна Трамп! Где вы? Вы нарушили предписание! Не прячьтесь, мне известно, что вы поднялись на этот этаж!

Мы все сразу узнали этот голос. Он принадлежал Ральфу Стернеру, самому вредному и самому занудному из дисциплинарных инспекторов. Пауль недоумённо спросил Жанну:

— Ты же договорилась на сегодняшний день?

— Конечно, — ответила Жанна, поднимаясь с колен, — Но сегодня должен был дежурить Джон Вернер, с ним-то я и договаривалась. Видимо, они поменялись, и Джон не предупредил Ральфа.

— Да хоть бы и предупредил! — воскликнула Веда, — Вы что, не знаете этого зануду? Господи, что с нами будет!

Все обречено переглянулись. Наша семья допустила серьёзное нарушение. Сегодня нас ждала минимум трёхчасовая беседа о трудовой дисциплине, а потом часовые лекции дважды в неделю в течение месяца. Жанну же ожидало увольнение.

Меня словно взорвало. Мне глубоко было плевать на Жанну, Веду, Пауля, Томаса и Виктора, да и на саму Лиду Конт — тоже. Но такой поворот дела напрочь срывал мою операцию, и получалось, что всей этой сексуальной экзотикой я занималась здесь впустую. Лида Конт куда-то спряталась, осталась только хроноагент Катрин… Даже не хроноагент, а взбесившаяся девчонка Моро с обрывками пут на руках и ногах и выплюнувшая изо рта кляп.

Если бы во мне оставалось хоть что-то от хроноагента, я бы быстро оценила и ситуацию, и последствия своих действий. Но у меня и в мыслях этого не было. Я, повинуясь самому первому импульсу, выскочила в холл. Ральф Стернер, увидев Лиду Конт, представшую перед ним в одних сапожках, удивлённо поднял брови и хотел что-то сказать, но я не дала ему открыть рот и отключила его быстрым, точным движением, многократно отработанным на тренировках. Не успело грузное тело инспектора, обмякнув, опуститься на пол, как я, перехватив его за шею и левое запястье, послала гипноимпульс, блокирующий его память за последний час. Теперь Ральф Стернер даже под пыткой не расскажет, зачем он поднялся на этот этаж, и что с ним здесь произошло. Оглянувшись, я увидела, что моя семья в полном составе недоумённо выглядывает из открытых дверей комнаты.

— Что случилось? Почему он лежит? — тихо спросил Томас.

— Сама не пойму, — пожала я плечами, — Когда я выбежала, он уже лежал.

— Но он живой?

— Живой. Только, по-моему, в обмороке. Надо бы врача вызвать.

— Такой здоровый дядя, и вдруг хлопнулся в обморок, — недоверчиво сказал Виктор и пошёл вызывать бригаду медиков.

Мы быстро оделись, гадая, что же случилось с Ральфом. Врач, прибывший через несколько минут, привёл инспектора в чувство. Тот осмотрелся недоумённым взором и робко спросил:

— А где это я? И что здесь делаю? А что это вы все так на меня смотрите?

Мы переглянулись не менее недоумённо и, проводив Ральфа с врачом сочувствующими взглядами, вернулись в свою комнату. Там нас ждала Жанна, предусмотрительно не показывавшаяся на глаза Ральфу. О продолжении оргии нечего было и думать. Мы все были выбиты из колеи. Минут десять все строили догадки и на все лады обсуждали происшедшее. Особое недоумение у всех вызвал тот факт, что Ральф вдруг начисто забыл, зачем он сюда явился. В обсуждении не участвовал только Виктор. Он молчал и украдкой поглядывал на меня с плохо скрываемым интересом. Перед тем как разойтись, он спросил:

— Лида, а ты ждёшь кого-нибудь на эту ночь?

Я порылась в памяти Лиды Конт и пожала плечами.

— Нет, а что?

— Ты сегодня была бесподобна, и мне хотелось бы продолжить с тобой этим вечером.

Мне совсем не улыбалась перспектива провести здесь ещё и ночь, да вдобавок в обществе сексуально-неутомимого Виктора. Но членам семьи в подобных желаниях отказывать не принято. Поэтому я просто спросила:

— У тебя или у меня?

— У тебя. Я прилечу к вечеру.

Я кивнула и ушла к своему компьютеру. Через два часа программа-вирус была готова и надёжно скрыта в «игрушках». «Мина» была поставлена на боевой взвод. Как только ночной дежурный запустит любую из игр, вирус надёжно поселится в операционной системе компьютера и не проявит себя ничем, пока завтра, ничего не подозревающая, Лида Конт не отправит подтверждение готовности исполнить заказ за девять дней. Тогда он преобразует девятку из десятичной системы счисления в восьмеричную. Пока будет обнаружена ошибка, пока поймут, что произошло, фирма подпишет контракт с другой компанией.

К концу дня пришел Леон Модески. Передавая ему дела, я рассказала о новых играх. Леон пришел в восторг.

— Ну, Лида, ты всегда находишь для меня что-то особенное!

С этими словами он задрал мою юбочку и игриво шлёпнул по голой попке. Год назад Леон и Лида были членами одной семьи, а между бывшими семейниками такие вольности допускались. Поэтому я не обиделась, а только рассмеялась и пожелала Леону спокойного дежурства.

37
{"b":"7231","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Превышение полномочий
Как есть руками, не нарушая приличий. Хорошие манеры за столом
Культ предков. Сила нашей крови
Харизма. Искусство производить сильное и незабываемое впечатление
Выбери себя!
Лавр
Икигай: японское искусство поиска счастья и смысла в повседневной жизни
Не надо думать, надо кушать!