ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Наверное, тогда-то Старый Волк и понял, какую ошибку он совершил. Ему ни в коем случае нельзя было допускать встречи Андрэ и Элен. Элен послужила для Андрэ своеобразным стимулятором, раскрепостившим его творческие способности. Ради спасения подруги Андрэ был готов совершить невозможное. И он совершил это. Он нашёл единственный способ выиграть. Сам Старый Волк тогда признал своё поражение и выразил Андрэ своё восхищение.

Сейчас Старый Волк торжествовал. Андрэ угодил в его ловушку. А затем в неё добровольно сунулась и Элен. Бедная девочка! Эмоции у неё взяли верх над рассудком. В своём страстном желании найти своего друга и помочь ему она упустила из виду, что в прошлый раз Старый Волк хорошо усвоил полученный урок. Любой хроноагент был для него крепким орешком. А два хроноагента — уже боевая единица. Ну, а если эти двое — Андрэ Коршунов и Элен Илек, то с ними справиться у него нет никакой возможности. Поэтому он никогда не допустит, чтобы они встретились.

Где они сейчас? Об этом можно было только догадки строить. И все они могли оказаться весьма далеки от истины. Я старательно гнал от себя мысль о том, что их уже нет в живых. Ещё дальше я гнал мысль о том, что их Матрицы уже запрограммированы, и они работают против нас, прилагая при этом все свои незаурядные способности. Как-то не вязалось у меня всё это с представлением о Старом Волке, которое сложилось за последнее время. Он производил какое-то двойственное впечатление. С одной стороны — это враг, сторонник самых крутых и жестких мер. Мы не раз сталкивались с результатами его деятельности в Реальных Фазах. И всякий раз прошибал озноб, а волосы шевелились, стремясь принять вертикальное положение. Но с другой стороны, его позиция по отношению к Андрэ была совершенно непонятна. Андрэ собственноручно убил двух его близких друзей: Синего Флинна на Желтом Болоте и женщину, которая заменила в той же Фазе красавицу Лину. Он сам признался Андрэ, что, когда он пришел к нам на праздник, переодетый Черным Рыцарем, он хотел отомстить за своего друга. Почему он не убил Андрэ, когда тот попал к нему в руки в Лотарингии? Или не передал его вместе с Элен в лаборатории ЧВП, чтобы из них сделали покорных рабов? Только потому, что Андрэ был нужен ему, чтобы добыть суперрубин? Маловероятно. Старый Волк никогда не производил на меня впечатления человека, который, спланировав сложную, ответственную операцию, в последний момент начинает колебаться и ищет главного исполнителя на стороне. Нет, скорее всего, он планировал эту операцию именно под Андрэ. Недаром же против него в Лотарингии выставили такую толпу. Просто задавили численным превосходством. Они хорошо знали, с кем имели дело.

Наверное, Старый Волк планировал втянуть Андрэ в свои дела поглубже и затем оставить у себя в качестве союзника в борьбе против таинственной третьей силы. Против нас Андрэ не стал бы работать ни под каким давлением. Хотя, что я знал об этом Волке? Откуда у меня сведения о нём? Только со слов Андрэ и от тех телевизитов, которыми мы с ним обменивались последние два года. Маловато, для того, чтобы анализировать поступки и прогнозировать поведение. Вот Кора Ляпатч — другое дело. С ней ясности гораздо больше. И Андрэ с ней работал вплотную несколько дней. И Матвею она здорово помогла. Откровенно говоря, не ожидал я от ЧВП такой помощи. Всего ожидал, а такого — никак. Кора, хоть и работает на стороне нашего врага, но нам она не враг. Так уж непросто сложилась судьба у этой женщины. Жаль, что она не с нами. Но мы сами в этом виноваты. Раз биофазы отказались о сотрудничества с нами, то мы и ограничились лишь эпизодическим наблюдением за ними. А вот ЧВП развернулся там в полную силу. Впрочем, их профессиональная этика допускала и не такое.

Где же всё-таки сейчас Андрэ и Элен? Что с ними? Я, разумеется, не верил клятвенным заверениям Старого Волка, что их у него нет. Впрочем, после единственного разговора на эту тему, я больше этот вопрос не поднимал. Не хотел унижаться перед ним и показывать своё бессилье. Но как-то раз я попытался связаться со Старым Волком, и его не оказалось на месте. Вместо него мне ответила Кора. Не знаю, что меня тогда побудило, но я задал ей этот же вопрос. И Кора, грустно улыбнувшись, ответила мне:

— Зря вы не верите Шат Оркану, Филипп. Клянусь Временем, он говорил правду. Ни Андрея, ни Елены у нас нет.

— Но где же они тогда? Ты что-нибудь знаешь об их судьбе?

Кора вновь улыбнулась своей чарующей улыбкой, пожала плечами, и связь прервалась. Допустим, они сказали мне правду, и Андрэ с Элен действительно находятся не у них. Возможно, они всё ещё скитаются по Фазам. Если это так, то шансов, что они ещё живы, практически не осталось. Я исключал такие ситуации, когда они могли просто погибнуть в какой-нибудь стычке с врагами или хищниками. С хроноагентами справиться не просто. Хотя и здесь могли быть варианты. Кончились боеприпасы, или врагов оказалось слишком много. В конце концов, даже хроноагент экстракласса не в состоянии слишком долго противостоять, скажем, батальону. Нет, я опасался другого. Непредсказуемые переходы вполне могли завести их в такие Фазы, где человек просто физически не мог бы существовать. Например, в Фазу с ядовитой атмосферой или в Фазу, где атмосфера вообще отсутствует. Ну, а долго ли они смогли бы просуществовать в Фазе, в которой полыхает термоядерная война?

Скоро три года будет с тех пор, как пропали наши друзья, но мы никак не могли расстаться с надеждой обнаружить их и вызволить из беды. Хотя, за это время шансов погибнуть у них было наверняка больше чем достаточно, гораздо больше чем уцелеть. Впрочем, была одна слабая надежда: темпоральные парадоксы. Когда Андрэ первый раз залетел в лабиринт переходов, то для нас он тогда отсутствовал всего три минуты. По его собственному времени прошло более двенадцати часов. А почему сейчас не могло быть наоборот? У нас прошло почти тридцать месяцев, а у них — несколько суток или даже часов. Такое вполне могло быть, хронофизика этот феномен не исключала.

Я даже, поразмыслив на эту тему достаточно долго, поймал себя на том, что утвердился в мысли, будто так оно и есть на самом деле. Дошло до того, что всякий раз, заслышав сигнал Нуль-Т, я ждал; сейчас из неё выйдет Андрэ в камуфляже, с пулемётом в руках и с автоматом за плечом. Он улыбнётся своей широкой улыбкой и скажет: «Что, заждались, едят вас мухи с комарами! А может быть, уже и не ждали? Ну, это — зря! Уж кто-кто, а ты-то, Магистр, должен знать, что меня можно схарчить только под изрядное количество водки. А ни один волк, даже самый старый, при всё моём к нему уважении, такого количества просто не поднимет. Кстати, о водке! А почем у нас встречают здесь на сухую? Это — не порядок! Сие, есть нарушение традиций нашего Сектора. Ну-ка, быстро доставай! Тем более, что я пришел не один. Ленок! Хватит прятаться, заходи! Магистр нас „Столичной“ угощать будет!» Но чуда не происходило. Всякий раз из Нуль-Т появлялся кто-то другой. Но я упорно ждал, ждал и надеялся.

Я тяжело вздохнул, посмотрел на дверь кабины Нуль-Т и вернулся к текущим делам. Примерно через два часа напряженной работы я пришел к выводу, что попытки в одиночку объять необъятное ни к чему не приведут. Просто рук не хватит. Традиционные методы работы результата не давали. Точнее, давали; но я понял, что такими методами я найду решения тогда, когда они уже не понадобятся. Тут нужен был другой подход, другой метод. Метод абсолютно новый. И такой метод мог предложить в нашем Секторе только один человек — Катрин Моро. Я, конечно, мог бы обратиться в Аналитический Сектор, к «яйцеголовым». Они бы расщелкали эту проблему довольно быстро. Но для этого мне пришлось бы долго и тщательно готовить задание на разработку метода. А это было нисколько не легче, чем разработать сам метод. Катрин же обладала удивительной способностью: уяснять задачу буквально за несколько минут, с первого объяснения.

Не хотелось отрывать девочку раньше времени от текущих дел, но, рано или поздно, всё равно пришлось бы. Я повернулся к монитору связи и набрал код Катрин Моро. Мне ответил Андрэ Злобин. Он пребывал в меланхолии. Я не стал уточнять причину, а сразу спросил:

87
{"b":"7231","o":1}