ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Монитор сначала выдал изображение, похожее на вид планеты с высокой орбиты. В центре экрана выделился квадратный маркер, и сразу же изображение вписалось в его границы. Теперь оно напоминало вид с высоты около двадцати километров. Снова вспыхнул маркер. Теперь Земля наблюдалась как бы с высоты полёта пассажирского лайнера, который пролетает над большим городом. Ещё шаг, и на экране появилось изображение улиц и кварталов с высоты птичьего полёта. По улицам, освещенным утренним солнцем, ехали машины, во дворах проходили люди. Следующий кадр — стена дома с окнами и балконами, где-то на уровне шестого-седьмого этажа. Маркер захватил одно из окон, и на следующем кадре мы увидели интерьер небольшой комнаты, где спала молодая женщина в красной мелкосетчатой пижаме.

А маркер зафиксировался на каком-то желтом предмете, лежащем на туалетном столике среди милой женскому сердцу мишуры: тюбиков с кремами, патрончиками с помадой, коробочками с тушью и пудрой и флакончиками с лаками и духами. Катя взяла этот предмет крупным планом, и мы озадаченно переглянулись. Это был небольшой золотой медальон на цепочке. Никто из нас никогда такого не видел; а уж то, что у Лены такого никогда не было, мы знали наверняка. Но, тем не менее, этот медальон излучал колебания темпорального поля. Причем излучал именно в том индивидуальном спектре, который смоделировал для маяка Лены наш чудо-мастер Олег Никитин. Программа-искатель, которую настраивал тоже он, ошибиться не могла. Так же мы не могли допустить, что кто-то установил здесь ложный маяк, абсолютно точно скопировав спектр излучения маяка Лены. Это было так же невозможно, как сдублировать отпечатки пальцев, радужную оболочку или рисунок сосудов на сетчатке глаза.

— Вы что-нибудь понимаете? — спросил Магистр почему-то шепотом, — Я — ни хрена!

Мы с Катей тоже ничего не понимали. А тем временем дверь в комнату открылась, и в неё вошла женщина. Она что-то сказала, спящая ответила. Через несколько минут она потянулась и встала с постели. Оказалось, что это — молодая, лет двадцати, девушка. Она выглянула из комнаты, прислушалась и кивнула. Потом она сбросила свою пижаму и, оставшись в «одеянии» из длинных светло-русых волос, прошла в душ. Вернувшись оттуда, она высушила свои роскошные волосы феном и принялась их расчесывать.

В том же виде она прошла на кухню, быстро позавтракала и выпила чашку кофе. Почистив зубы, девушка вернулась в свою комнату и начала одеваться. Первым делом она натянула узкие трусики из тонкой отливающей серебром ткани. За ними последовал легкий коротенький, до середины бёдер сарафанчик кремового цвета, отделанный внизу золотистой лентой. На ножки девушка натянула белые капроновые гольфы почти до колен с тиснёным рисунков вроде листиков. В заключение она надела бронзовые босоножки на высоком каблучке, затейливо переплела лодыжки тонкими ремешками и застегнула пряжки. После этого девушка подсела к столику и занялась любимым женским делом. Покончив с ним, она стала пристраивать на себе украшения.

Мы затаили дыхание, что она будет делать с медальоном? Девушка надела на руки широкие браслеты из матового серебра, вокруг левой лодыжки над ремешками босоножек поместила тонкую золотую цепочку. Под конец она закрепила волосы сзади заколками, а на шее застегнула бархатную белую ленточку с золотой подвеской.

Уложив в белую сумочку три тетради, девушка покинула квартиру. Медальон с маяком остался на туалетном столике. Мы проследили путь девушки до института, где она училась, и заглянули на несколько дней вперёд, задав программу на перемещение маяка. Он по-прежнему лежал на столике. Девушка практически не прикасалась к нему, только время от времени перекладывала на другое место.

— Ну, что вы можете сказать по этому поводу? — спросил Магистр.

— А что ты хочешь по этому поводу услышать? — ответил я вопросом на вопрос, — Если что-нибудь умное, проливающее свет на появление маяка в этой Фазе, да ещё в таком необычном виде; то тебе придётся ждать долго.

— На это я и не рассчитывал. Где уж нам объяснять такие метаморфозы. Я имел в виду: имеются ли у вас какие-нибудь предположения?

— Никаких, — ответила Катя за нас обоих, — Всё это более чем странно. Только я думаю, что не стоит ломать голову и строить догадки. Гораздо проще заглянуть в прошлое и проследить, откуда здесь появился этот маячок.

— Кстати! — оживился Магистр, — Как там дела у Ричарда?

А у Ричарда всё было уже готово. Но прежде, чем запускать наработанную информацию, он счел нужным дать нам некоторые пояснения.

— Скажу сразу, мессир Леруа, никакой ясности в вопросе, откуда в этой Фазе появился маяка пани Илек, и почему он в таком необычном виде, то, что мы обнаружили, не внесло. Сейчас я вам запущу картинку с того момента, когда впервые в этой Фазе «зазвучал» маяк. Смотрите сами. Добавлю, что аудиоконтакт нам наладить так и не удалось, а диалект у них настолько своеобразный, что чтение по губам мало что даёт. Словом, сморите. Может быть, вы сумеете увидеть больше чем я.

Ричард включил картинку. Мы увидели городской сквер. Вечерело. По тропинке вдоль ряда кустов шла темноволосая девушка в голубом платье и красных туфельках. Мы опять переглянулись. На шейке у девушки висел тот самый медальон, что с туалетного столика выдавал сигналы Лениного маяка. Но на этот раз программа-искатель на него не реагировала. Девушка шла осторожно, внимательно поглядывая назад и вправо. Дойдя до прохода между кустами, она свернула в него, чтобы выйти во двор стоящего неподалёку дома. И в этот момент маркер искателя зафиксировался на медальоне. Мы снова переглянулись. Ричард был прав. Загадок стало ещё больше.

А девушка вдруг повернула направо и пошла навстречу группе молодых людей хулиганистого вида. Поравнявшись с ними, она остановилась, и у них завязался разговор. Ричард ещё раз оказался прав. По губам можно было разобрать только отдельные, ничего не значащие слова. Примерно через пять — шестое. Вдруг один из хулиганов сделал попытку схватить девушку и протянул к ней руку. И тут началось такое, чего мы меньше всего ожидали увидеть. За несколько секунд хрупкая на вид девушка расправилась с пятёркой молодых, полных сил и энергии мужиков. Причем, расправилась так, я готов был поклясться в этом на Коране, словно она прошла спецкурс единоборств по программе подготовки хроноагентов.

— Во, даёт! — восхищенно прошептала Катя.

Те, кто сумел избежать ударов девушки, её пинков и захватов, разбежались. А она наклонилась над тем, кто неудачно пытался схватить её. И тут я заметил такое!

— Стоп! — закричал я, — Стоп-кадр! Смотрите! Внимание на левую руку!

— Время моё! — взвизгнула Катя, — Это же Ленкин искатель переходов!

— Точно! — прошептал Магистр.

— Точно! — подхватил Ричард, — А я и не заметил.

Я «вытащил» на соседний экран изображение девушки до того момента, когда начал работать маяк. Несколько минут мы молча смотрели и ни черта не могли понять. Искателя на её руке не было! Вместо него был широкий браслет из матового серебра. Такие браслеты на обеих руках носили большинство женщин этой Фазы.

— Сморите! — подал, наконец, голос Магистр, — Какая она вдруг стала загорелая, по сравнению с этой картинкой. Дик! Что за чертовщина происходит между этими кустами?

— Фил, — Ричард снова утратил душевное равновесие, — Мы уже самым тщательным образом просканировали эту точку. Никаких аномалий не обнаружено.

— Но, тем не менее, они есть! Как ещё можно объяснить исчезновение браслета, появление искателя, начало работы маяка? Да ещё и этот загар… Срочно, все материалы — Кристине! Пусть поднимет на ноги весь Сектор Хронофизики, но пусть докопается до истины!

— А мы, тем часом, посмотрим дальше, — предложил я, — Надо же узнать, как маяк попал к его нынешней хозяйке.

— А это существенно? — спросил Магистр.

— По-моему, шеф, в таких загадочных делах несущественных деталей быть не может.

— Ты прав, — согласился Магистр и запустил остановленное изображение.

90
{"b":"7231","o":1}