ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Скажу откровенно: скверно чувствовала. У меня руки дрожали на пульте. Я все время боялась, что Магистр прикажет уничтожить Матрицу Андрея.

— И что бы ты тогда сделала?

— Не спрашивай об этом, ладно?

— Хорошо, не буду.

Я закуриваю и только тут обнаруживаю, что Лена все еще в своей белой кожаной куртке.

— Ты, как мы из леса пришли, так до сих пор и не разделась!

Лена смеется и расстегивает молнию куртки. Под ней ничего нет.

— Я так торопилась утром найти тебя, что натянула только эту куртку на голое тело.

Она быстро одевается, а я спрашиваю:

— Лена, а что это за праздник: День Сектора? Как его празднуют?

— О, Время! Я же тебе еще ничего не рассказывала об этом!

И Лена рассказывает мне, что День Сектора празднуется с незапамятных времен. Четвертый день Нового года. Праздник этот напоминает старинные маскарады, с тем только отличием, что там нет сказочных персонажей и простых масок. Все хроноагенты, действующие и бывшие, изображают в мельчайших подробностях: от деталей одежды до манеры поведения — одну из тех личностей, в облике которой они действовали в реальных фазах. Сами они и присутствующие должны угадать и этот персонаж, и того хроноагента, который его изображает. Выигрывает тот, кого «раскрывают» последним или не «раскрывают» вовсе.

Зрелище это великолепное и увлекательное. Такого смешения стилей, эпох и стран, да и такого правдоподобия персонажей нигде не увидишь. Сотрудники других секторов буквально воюют между собой за пригласительные билеты на этот праздник, а число этих билетов строго ограничено. Ведь это наш, внутренний, праздник.

— А как делаются костюмы и прочие предметы?

— Синтезатор может все. Полагаю, ты его уже освоил, судя по жемчужинам и ножнам для меча.

— А лица, как скроешь их?

— Ну! Здесь есть такой грим из фазы, где искусство театра на небывалой высоте, что из старухи можно сделать семнадцатилетнюю девушку. А уж умения имитировать поведение, походку, владеть фигурой хроноагентам не занимать!

— А кого будешь изображать ты?

— Ишь, чего захотел! Это все держат в секрете, иначе какой интерес? Ну, а ты кого?

— Не знаю, у меня пока еще не очень богатый выбор.

— Потому-то тебя быстро и раскроют! Бедненький ты мой, иди ко мне, я тебя пожалею, — и Лена прижимает мою голову к своей груди.

Глава 9

Macd. What concern they?

The general cause? Or is it a fee grief

Due to some single breast?

Ross. No mind that's honest

But in it share some woe, though

the main part Pertains to you alone.

W.Shakespeare

Макдуф: Это горе: для всех или кого-то одного?

Росс: Для их, кто только наделен душою, но главное касается тебя.

В. Шекспир

Утром, оставив свою подругу досматривать сны, я иду к себе. Позавтракав, решаю было «отправиться» в Лотарингию, но, посмотрев на таймер, вспоминаю, что в десять часов меня ждет Магистр.

Филипп сидит у компьютера. При моем появлении он даже не оборачивается, словно заранее знает, кто это может быть.

— Присаживайся, Андрэ, и полюбуйся на этот список. Узнаешь имена?

Я вчитываюсь в длинный перечень имен.

— Что это значит, Магистр? Ты что, решил вплотную заняться знаменитостями моей эпохи?

Видные политические деятели, партийные лидеры, выдающиеся ученые, экономисты, писатели, артисты, известные журналисты, телевизионные обозреватели, военные составляют девять десятых этого списка.

— Увы, Андрэ, я опоздал! Всеми ими уже занялись, и занялись давно и основательно. Сейчас мне только остается констатировать факт, что я, старая калоша, прошляпил целую фазу!

Магистр закуривает, несколько раз проходится по комнате. Потом он садится в кресло и мрачно смотрит на меня. Весь его вид выражает крайнюю степень усталости и отчаяния. Плечи опущены, спина сгорблена, руки почти касаются пола.

— Ты понимаешь, Андрэ, я прошляпил твою фазу!

— Подожди, Магистр! Может быть, еще не все так безнадежно, как тебе представляется?

— Утешаешь! — горько усмехается Магистр. — Неведение — слабое утешение, а у тебя именно неведение. Ты внимательно посмотрел список?

— Ты хочешь сказать, что это… — я задыхаюсь от страшной догадки.

— Ты правильно понял, это — именно это!

— Но, Магистр, если это все они, — я киваю на компьютер, — то это же — катастрофа!

— Ты прав, Андрэ, это — именно катастрофа.

— Но, Магистр, надо же что-нибудь предпринимать!

— Ты опять прав, Андрэ. Предпринимать непременно надо. Я как раз сейчас и думаю, что именно?

— На меня ты, во всяком случае, можешь рассчитывать.

— А я и рассчитываю. Твое знание реальной обстановки в фазе — бесценно. При подборе и подготовке хроноагентов ты и Олег будете незаменимы. Разработку операций я также буду осуществлять при твоем участии.

— Я не это имел в виду.

— А я это, и только это! — передо мной сидит уже прежний Магистр, от убитого неудачей человека не осталось и следа. — Ты забыл пункт 14 части II Хронокодекса. «Никогда и ни при каких обстоятельствах хроноагент не может быть внедрен в ту фазу, в которой он существовал до привлечения к работе».

— Но, Магистр!

— Я не закончил, Андрэ! Цитирую дальше: «Исключения из данного правила не допускаются». Все.

Я было поднимаюсь.

— Все, Андрэ, все, дискуссия окончена.

Магистр снова закуривает.

— Помнишь свой первый день в Монастыре и наш первый разговор? Ты тогда еще спросил: когда ты вернешься к себе?

— Да. Ты тогда ответил: «Никогда».

— Совершенно верно, и добавил: «Никогда, это значит никогда!» — Магистр замолкает и продолжает после паузы. — Неужели ты думаешь, Андрэ, что ни меня, ни Элен не тянет хоть на денек вернуться в свою фазу? Что нам не хочется встретиться со всеми теми, кого мы оставили там навсегда? Правильно, ты об этом не задумывался. Поверь, тоска по Родине — это такая вещь, к которой невозможно привыкнуть. Но есть закон, и мы с Элен осознали его неотвратимость и справедливость, а ты еще нет.

Видя мое недоверчивое лицо, Магистр хмыкает.

— Ты думаешь, отчего это мы здесь так тянемся друг к другу? Ага! Вижу по твоему поумневшему лицу, что хоть это ты понял…

Магистр наливает две рюмки водки и говорит:

— Ну, будем считать, что на этом урок хроноэтики закончен. Давай, Андрэ, выпьем за тех, с кем мы уже никогда больше не встретимся, и помолчим немного.

Выпив, Магистр «уходит в себя». Проходит несколько минут. Леруа открывает глаза и как бы встряхивается.

— Так, Андрэ. Задача у тебя будет следующая. Вот на этом кристалле — коды материалов по твоей фазе, которые тебе надо будет срочно просмотреть. — Магистр достает из нагрудного кармана кристалл, показывает мне, но не отдает, а почему-то кладет обратно. — Когда ты просмотришь эти материалы и сопоставишь события с этим списком, я буду ждать от тебя конструктивных предложений по исправлению ситуации. Будем искать выход из создавшегося положения вместе. А уж работать в этой фазе ты, извини, не будешь. Там будут действовать другие, в том числе: Андрэ, я и, возможно, Элен.

— Но ведь Лена — не хроноагент!

— Кто тебе это сказал? Она — хроноагент второго класса. В настоящее время я готовлю ее переквалификацию на первый класс.

— Магистр! Ведь переквалификация включает в себя и курс МПП?

— Непременно. Нам, Андрэ, надо сейчас искать кандидатуры на экстра-класс, а пока всемерно будем усиливать первый.

— Но почему за счет Лены? Ты что, хочешь ее загубить?

— Курс МПП еще никого не загубил. И потом, что с это ты решил, что это моя прихоть? Элен сама выразила желание повысить категорию.

— Сама? — я оторопел от неожиданности. Вся моя полемика с Магистром была построена на фобии Лены к перемещению своей Матрицы. Она сама рассказала мне о полученной ею психической травме.

19
{"b":"7232","o":1}