ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Еще вчера в комнате поставили бадейку с водой.

Отливаю половину и умываюсь. Снова смотрю на Ялу.

Жалко будить девочку, но придется.

Беру ее за руку и хочу поцеловать в лоб, но неожиданно для самого себя осторожно целую в теплую девичью грудь. Яла прижимает мою голову к груди и не отпускает, пока я не целую вторую грудь. Улыбаясь, она смотрит на меня, но я неумолим:

— Пора, путь до Синего Леса неблизкий, а нам еще надо заехать к Иле и уговорить ее.

— Хорошо, встаю. Только поцелуй меня еще…

Я удовлетворяю ее просьбу. Яла вздыхает, встает и шлепает босыми ногами к бадье с водой. А я смотрю на нее, сидя на кровати: ну ребенок еще, и только! И надо же, этой девочке предстоят скоро такие великие дела! А дальше? Ведь она теперь — носительница благодати святого Мога. Какая тяжесть падает на эти худенькие девичьи плечи. Ладно, проход мы закроем, точнее, закроет не она, а Лена. А дальше-то Лена ей помогать не будет!

А Лена в образе Ялы ворчит:

— За что я люблю раннее Средневековье, так это за бытовые удобства…

Захватив в своей комнате мантию, Яла накидывает ее на плечи и спускается вниз. А я тем временем надеваю доспехи, натягиваю сапоги и тоже спускаюсь вниз. Пора в дорогу.

Через час с небольшим мы слышим звон колокола, собирающего прихожан к заутрене. Скоро мы въезжаем в поселок. Быстро находим харчевню, возле которой привязываем коней.

Яла отправляется к Иле, а я захожу в харчевню и заказываю завтрак. Пока слуга готовит еду, я раздумываю, что предпринять, если Ила по каким-то причинам не сможет присоединиться к нам. Упавшая на меня тень прерывает мои размышления. Поднимаю голову. Передо мной стоит Урган с кувшином вина:

— Разреши угостить тебя вином, доблестный сэр Хэнк?

— Присаживайся к моему столу, храбрый Урган, и раздели со мной завтрак.

— Благодарю, сэр Хэнк, но я уже позавтракал, а вот вина выпью с удовольствием.

— Ну, как дела?

— Мои ребята и Краузе уже на пути в Синий Лес.

— А Лок?

— А вот старого Лока найти не удалось. Исчез. Нищий, что сидит у питейного заведения, напротив его лавки, сказал мне, что, после того как я унес от Лока стрелы, тот запер лавку и больше никуда не выходил.

— Может быть, с ним что-то случилось?

— В том-то и дело, что ничего не понятно. Я выломал дверь заднего хода, она тоже была заперта изнутри, но ничего не обнаружил. Все: и двери, и окна заперто изнутри на засовы. В лавке — ни души. Все расставлено и разложено так, как в момент моего ухода. Нищий, выходит, не обманул. Но от самого старого Лока даже запаха не осталось.

— Странно. Очень странно…

— Что теперь будем делать? Ведь в Синем Лесу нам без заговоренных стрел нечего делать.

— Это не беда, Яла все вам сделает. Меня беспокоит другое: куда и каким образом исчез старый Лок?

— Давай оставим это пока за скобками. Вернемся домой, выясним.

— И то правда.

— А как ваши дела? Добрались без приключений?

— Да как сказать. Сначала пришлось шайку разбойников дезинтегрировать, потом Яла начала чудеса творить…

— Расскажи, расскажи, это интересно!

— Ну, сначала она увидела под землей клад: два бочонка с золотом… А вот и она сама, да еще и со спутницей.

К нашему столу подходит Яла с девушкой лет двадцати пяти. Та намного выше Ялы и одета в светло-зеленый сарафан и розовую сорочку. На ножках такие же, как и у Ялы, белые сандалии.

— Это Ила, — представляет девушку Яла — Ила, это сэр Хэнк и Урган. Ила согласна помочь и готова отправиться с нами.

В этот момент слуга приносит заказанный завтрак.

— Присаживайтесь к нам, Ила, и позавтракайте.

— Спасибо, я уже ела, а вы не стесняйтесь, завтракайте.

Яла набрасывается на еду. Ила наливает себе вина.

Удовлетворив первый голод, я спрашиваю:

— Скажите, Ила, Яла все вам рассказала? — я делаю ударение на слове «все».

— Да, сэр Хэнк.

— И вы тем не менее готовы сегодня пойти с нами к Желтому Болоту?

— Да, — просто отвечает она. — То, что рассказала мне Яла, действительно страшно. Но ведь кто-то должен это сделать. Почему не я с вами?

— Ну, что ж, тогда не будем тратить время на лишние разговоры.

Через несколько минут мы уже выезжаем из поселка. Едем мы, не останавливаясь, и лишь один раз даем передохнуть коням у постоялого двора, где сами обедаем.

От постоялого двора ведут две дороги: одна наезженная — на север, другая заброшенная — на восток. Но было заметно, что по ней недавно проехал конный отряд.

— Это мои лучники, — определяет Урган.

Еще через три часа мы прибываем на постоялый двор. Там весьма людно. По дороге к лучникам присоединились еще семь человек. Уже три недели на постоялом дворе живут шесть рыцарей с оруженосцами. Они тоже ждут нас.

При въезде меня встречает верный Симон. Он забирает наших коней и уводит их на конюшню. Мы заходим в дом. За столом ужинают рыцари. При нашем появлении они встают, радушно приветствуют нас, поздравляют меня и Ялу:

— Мы не сомневались, сэр Хэнк, что ты утрешь нос всем этим столичным недомеркам на турнире!

— Ну, как, Яла, не испугалась святого Мога?

— Наша Ялочка никого не испугается!

Поток приветствий прерывает Эва, незаметно вошедшая в зал:

— Сэр Хэнк! Поздравляю тебя с победой! Тебя и Ялу уже давно ждет твой старый знакомый.

— Старый знакомый?

— Пойдем, увидишь.

— Извините, друзья, я скоро вернусь.

Вместе с Ялой и Эвой мы поднимаемся на второй этаж. Там в одной из комнат у окна сидит… старый Лок!

— Здравствуй, сэр Хэнк, здравствуй, нагила Яла! Вот мы и встретились.

— Но каким образом…

— Не спрашивай, рыцарь. Помнишь, я сказал тебе, что в борьбе с силами зла все добрые люди должны помогать друг другу? Когда Урган ушел от меня с заговоренными стрелами, я подумал и решил, что после Красной Башни вы непременно отправитесь сюда и вам не помешает моя помощь. И вот я — здесь.

— Отец Лок, ты очень кстати, — говорит Яла. — Пусть сэр Хэнк, если ему больше нечего делать, ломает себе голову над тем, как ты догадался о наших планах и так быстро здесь оказался. Я же просто рада тебе. Семнадцать, нет восемнадцать лучников да шесть рыцарей! Я просто не успею до ночи заговорить их оружие.

— А вы хотите идти на Желтое Болото уже этой ночью?

— Конечно! Вдруг силы зла что-то проведали и готовятся дать отпор? Нельзя давать им времени.

— Правильно, девочка! Пойдем, у нас много работы. Поговорим потом, сэр Хэнк.

— Яла, пригласи сюда Илу, — просит Эва.

Оставшись наедине со мной, Эва кладет свои руки мне на плечи, смотрит в глаза и тихо говорит:

— Хэнк, у меня будет сын. Твой сын.

Я ошеломлен и не нахожу ничего лучшего, чем спросить:

— А откуда ты знаешь, что сын?

— Я же — нагила, а не деревенская баба.

Я целую Эву, а сам думаю: не хватает еще, чтобы и Яла обзавелась от меня сыном, не слишком ли много и будет потомков Андрея Коршунова в этой фазе.

— О чем это ты? — вдруг спрашивает Эва.

— Что, о чем? — не понимаю я.

— Думаешь о чем? Целуешь меня, а думаешь о чем-то другом.

— Просто пытаюсь представить, какой он будет и какая судьба ждет его?

— Думаю, он будет сильным и отважным, как ты…

— И красивым и мудрым, как ты…

Внезапно на глаза Эве попадается рукоятка моего Меча.

— А почему ты открыл эти камни?

— Это не я их открыл, а святой Мог. Теперь это не просто Золотой Меч, а Горшайнергол — ключ к вратам зла на Желтом Болоте.

Разговор прерывает Ила, которая входит вместе с Ялой.

— Эва, у тебя найдется для меня мантия?

— Конечно.

— Тогда все в порядке. Теперь давайте все обсудим подробно. Как я поняла из рассказа Ялы: мы четверо — главные действующие лица. Остальные будут только прикрывать нас от нежити.

— Верно.

Эва садится за стол, приглашает нас, и мы начинаем обсуждать порядок движения к Желтому Болоту и действий там: кто где встанет, что и когда будет делать.

68
{"b":"7232","o":1}