ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Маленькая жизнь
Дыхание по методу Бутейко. Уникальная дыхательная гимнастика от 118 болезней!
Нефритовые четки
Все пропавшие девушки
Метро 2033: Площадь Мужества
Патологоанатом. Истории из морга
Сама себе психолог
В нежных объятьях
Чудо-Женщина. Вестница войны
A
A

— Полагаю, что во время движения по Синему Лесу я смогу отпугнуть нежить от нашего отряда, — говорит Яла. — Другое дело, когда мы будем заняты Огнем. Здесь я отвлекаться не смогу. Вся надежда на рыцарей, лучников и…

Яла мнется, а я понимаю, что она не знает, стоит ли говорить о нашем союзнике в рядах Черных Всадников.

— Это я с Урганом беру на себя. Сейчас важнее всего вот что. Святой Мог предостерег нас с Ялой. Будет очень и очень страшно, но, если хоть один из нас дрогнет и отступит хоть на шаг, произойдет непоправимое. Давайте сейчас подумайте, трезво все взвесьте. Если в вас хоть на миг колыхнется сомнение в себе, лучше скажите об этом. Лучше отложить дело, чем, начав его, навлечь еще большую беду. Тебя, Яла, я не спрашиваю. Ты все это затеяла, тебе отступать нельзя.

Минуты три-четыре все молчат.

— Я готова, — говорит Ила.

— Я не отступлю и не дрогну, Хэнк, можешь быть уверен, — говорит Эва.

— Тогда — все, — подвожу я итог. — Яла, иди помогать Локу, Эвичка, займись хозяйством. Надо накормить людей как следует, ночь будет тяжелой.

— А я ей помогу, — предлагает Ила.

Примерно через час весь мой отряд собирается за столом в общем зале. Я подробно рассказываю о предстоящей операции.

— Все ли здесь хорошо поняли, на что мы идем, что нам предстоит?

Ответом было молчание.

— Тогда, если кто-то из вас чувствует неуверенность, сомневается в себе, лучше скажите это сейчас. Никто вас не осудит. Мы четверо: я, Эва, Яла и Ила должны быть абсолютно уверены, что сзади нас никто не потревожит и не отвлечет. Иначе может случиться беда. Подумайте как следует.

Встает один лучник:

— Сэр, я несколько плохо вижу в темноте и могу промахнуться, если придется стрелять. Поэтому я попросил бы на всякий случай заговорить не только мои стрелы, но и мой меч.

— Хорошо, отец Лок сделает это. А ты, Урган, поставь этого лучника ближе к центру. Когда нагилы зажгут Священный Огонь, там будет достаточно света.

— Благодарю вас, сэр. Я сам хотел просить вас об этом, но не осмелился.

Наливаю кубок и поднимаю его:

— За успех нашего дела! Выступаем через полчаса.

Через полчаса отряд строится. Впереди встаю я с обнаженным Золотым Мечом. За мной — три рыцаря. За рыцарями — три нагилы, в середине — Яла. В левой руке она держит зеленый кристалл. За нагилами — лучники во главе с Урганом. Замыкают отряд еще три рыцаря.

Отец Лок подходит к Яле, обнимает ее за плечи и что-то тихо говорит. Яла удивленно смотрит на него и отшатывается. Лок улыбается, целует ее в лоб и быстро уходит на постоялый двор. Пора выступать, но Яла все еще смотрит вслед Локу. Но время терять нельзя, и я командую:

— Вперед, друзья! За дело!

До Синего Леса остается не более трехсот метров, когда из него внезапно раздается жуткое многоголосие. Визжат парки, воют оборотни, голосят хуры, ругается Потан, галдят шмони, пажи, рычит прочая нечисть. Лес наполняется морем разноцветных огоньков. Это горят глаза нежити. Все население Синего Леса встречает нас, словно догадываясь, зачем мы сюда идем. Я не замедляю шага, только оглядываюсь на Ялу. Та кивает головой и высоко поднимает левую руку с магическим кристаллом. Он начинает светиться зеленым светом, сначала как бы робко, потом все ярче и ярче. Наконец, зеленый свет становится ярче лунного. Разноцветные огни отступают в глубь Леса. Ага! Не нравится!

Однако далеко они не уходят. Галдеж не только не прекращается, но даже усиливается. Видимо, зеленый свет им не нравится, они боятся его, но в то же время он разжигает их ярость. Ну, как же так! Вот она, желанная добыча, сама идет, гоняться за ней не надо. Да так много! Но этот проклятый зеленый свет мешает полакомиться! На всем пути до Желтого Болота нас сопровождают мелькающие со всех сторон огоньки и яростные вопли. На подступах к Болоту отряд перестраивается. Каждый занимает свое, заранее оговоренное место. Цепь лучников и рыцарей создает вокруг нас примерно стометровую зону безопасности.

А мы, четверо, стоим у кромки Болота. Впереди, между двумя елями, клубится желтый туман.

— Ну, не будем терять времени, — говорю я, — приступим.

В этот момент шуршат кусты и на поляну выходит… хура! Как она здесь оказалась? Она идет прямо ко мне. Угрожающе поднимаю Меч, но она на него не реагирует, только протягивает вперед правую руку и нежным, мелодичным голоском говорит:

— Андрей, это — я, Кристина.

Опускаю Меч и перевожу дыхание. А Кристина продолжает:

— Я намеренно осталась здесь, чтобы все зафиксировать. Это очень ценная информация, нельзя ее терять.

За моей спиной Яла успокаивает Эву и Илу, которых появление хуры в зоне действия магического света несколько выводит из равновесия. Не знаю, что она им там говорит, но результата вроде достигла.

— Хорошо, Крис, занимайся своим делом. Только встань так, чтобы нагилы тебя не видели. Им нельзя будет отвлекаться ни на миг. И будь осторожна, следи, чтобы не попасть в зону поражения. Время с ней, с информацией. Ее можно наработать, а тебя не вернешь.

Кристина исчезает за камнем. Пока я с ней разговариваю, нагилы раздеваются. Оставшись в одних мантиях, они, ступая босыми ногами по мягкому мху, занимают свои места.

— Давай, Хэнк, мы готовы, — говорит Эва.

Встаю впереди и поднимаю Меч вверх. На минуту замираю и прислушиваюсь к тому, что творится сзади. А там идет сражение. Нежить атакует нас по всему фронту. Вопли, визги, рычания и завывания перемежаются с ударами мечей, звоном тетивы и свистом стрел. Лучники и рыцари подбадривают, поддерживают друг друга. Надо спешить. Неизвестно, долго ли они смогут сдерживать такой натиск. Хорошо еще Черных Всадников не видно. Видимо, Генрих сделал свое дело. Даю сигнал. Нагилы одновременно поднимают руки вверх и смотрят в темное небо. Минута, другая…

Сзади меня словно свечка загорается. Вот она ярче и ярче. Над вытянутыми вверх пальцами разгораются шары оранжевого пламени. Они все больше и больше…

Внезапно сердце мое замирает, а на горле словно сжимаются чьи-то ледяные пальцы. Желудок куда-то подтягивает, по спине текут струйки холодного пота, по всему телу начинают бегать крупнокалиберные мурашки. Неописуемый ужас поднимает дыбом все волоски моего тела. Время Великое! В чем дело? Чего это я боюсь? А, вот и оно! На болоте двигаются неясные тени. Они колеблются, приближаются. Что это? Деревья, ярко освещенные оранжевым светом, отбрасывают тени от нас, а неясные силуэты тоже отбрасывают тени но… в нашу сторону. Эти тени тянутся, тянутся ко мне все ближе и ближе.

Я точно знаю, что, как только одна из них коснется меня, мне — конец. Конец, это мягко сказано. Это будет начало. Начало бесконечных, неописуемых мук, от которых уже сейчас кровь леденеет в жилах.

Что делают нагилы? Хочу обернуться и не могу заставить себя сделать это. Не могу оторвать взгляда от ползущих ко мне теней. Хотя я точно знаю, что сзади подкрадывается опасность еще большая. Я мог бы справиться с ней Золотым Мечом, но рука словно онемела…

Кто-то касается моего правого плеча. Из-за спины по моему предплечью тянется, перебирая пальцами, цепляясь за чешуи доспехов длинными загнутыми желтыми ногтями, рука. Она зеленая с синими и черными пятнами, покрыта белесыми волосами и язвами. Из страшных язв падают черви. Холод обдает правую щеку и воистину могильный голос стонет прямо в ухо: «Отдай! Отдай!» А ужасная рука тянется прямо к Золотому Мечу. Я не могу обернуться, так как вторая рука ложится на мое левое плечо и такие же пальцы тянутся к моей шее.

А по поверхности болота плывет ко мне змея, похожая на анаконду. Куда там, анаконда! В этой твари уже метров тридцать, а конца ее еще не видно. Да и в отличие от анаконды характерная форма головы говорит, что эта змеюка весьма ядовита. Ее желтые немигающие глазищи уставились с явным неодобрением.

С вершин елей срываются какие-то жуткие крылатые твари, похожие издали на летучих мышей. Они летят прямо на меня. Я уже вижу, это не летучие мыши! Это… Нет слов в человеческом языке, чтобы описать этих ужасающих монстров. Это сплошные красные зубастые пасти, когти, горящие глаза, искаженные в ярости и ненависти морды. Самое жуткое то, что все это не издает ни звука. Это сплошная смерть, налетающая на меня в могильном безмолвии.

69
{"b":"7232","o":1}