ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

После этого тоста гости начинают преподносить моей подруге подарки. Мне запомнились два из них. Олег подарил Лене серебряную диадему, украшенную моими жемчужинами. Лена тут же надела ее, она как нельзя лучше шла ей и придала ей величественный и даже царственный вид. Магистр подарил Лене небольшой кристалл с какой-то записью, загадочно улыбаясь при этом. Наклоняюсь к уху подруги и шепчу:

— Лена, я идиот! С этими пельменями и щукой забыл принести тебе подарок.

— А где он?

— У меня. На кресле возле камина.

Лена кивает: «Спасибо заранее» — и отвечает на тосты и поздравления. Тем временем Магистр с ворчанием: «Крутись не крутись, а от обязанностей придворного поставщика вин меня никто не освобождал» — достает из корзины бутылки водки, коньяка и вина. Начинается движение, во время которого Лена ускользает в Нуль-Т. Когда напитки разлиты по рюмкам и гости замечают, что хозяйки снова нет, она появляется из кабины. Все немеют от изумления.

Нашим взорам предстает самая настоящая нагила, да еще и с Золотым Венцом на голове! Величественным жестом она протягивает ко мне руку. Сообразив, в чем дело, я поднимаю рюмку с коньяком, и она тут же оказывается на противоположном конце комнаты, в руке у Лены. Все изумленно ахают, а мы с Андреем переглядываемся, улыбаясь. Лена невозмутимо говорит:

— Спасибо, Андрей. Пью за всех вас, за то, что откликнулись на мое приглашение. Я всех вас люблю и желаю вам удачи и добра.

Пока она идет к своему месту, Магистр толкает меня в бок и в восторге показывает большой палец.

— Твоя идея?

— Что именно?

— Ну, не телекинез, конечно. Я имею в виду наряд нагилы.

Я киваю.

— Молодец! — коротко хвалит Магистр.

Лена усаживается на свое место, а Вероника просит:

— Еще, пожалуйста!

Лена на секунду задумывается, потом берет в руку яблоко, и оно тут же оказывается в руке Вероники. Та ахает и от неожиданности роняет его на колени.

— Хорошо, что не коньяк или, еще похуже, горячий кофе! — смеется Жиль. — И давно ты так научилась?

— Научилась еще на последнем задании, а обнаружила, что умею это, несколько часов назад.

Нэнси внимательно смотрит на нее:

— А что ты еще умеешь?

— Давай сегодня не будем говорить о работе. Тем более что Андрей намерен угостить вас чем-то необычным. Давай, Андрей, действуй!

Подхожу к синтезатору и даю команду на исполнение. Из открывшейся камеры валит ароматный пар. Лена подмигивает мне, и я, поняв, в чем дело, беру в руку шумовку. Пельмени прямо с шумовки оказываются на тарелках гостей. Ахи и охи изумления искусством Лены сменяются тишиной. Быстро уничтожив свою порцию. Магистр разливает водку по рюмкам.

— Под этот кулинарный шедевр следует хорошо выпить. Кто творил?

— Андрей, — отвечает Лена.

— Отлично! — хвалит Магистр. — А повторить нельзя?

— Почему же? Конечно, можно! — поворачиваюсь к Лене. — Я же говорил, что еще мало будет.

Встаю, чтобы подойти к синтезатору, но Лена останавливает меня:

— Проверь рыбу.

Она уже готова. Вынимаю обе рыбины и одну делю на куски. Лена «транспортирует» их посредством телекинеза на тарелки. При этом она виновато поясняет, что пока умеет управлять только предметами, которые уже находятся в движении. Снова воцаряется короткое, милое сердцу кулинара молчание, когда обществу не до разговоров; рты заняты его творением. Тарелки быстро пустеют, наполняются рюмки, и Стремберг произносит тост:

— Я нарушу правило, но думаю, что Лена простит меня. Я хочу выпить за Андрея, за те его творения, которыми он нас угостил. Это шедевры! Один только у них недостаток: сколько ни съешь, все мало.

Все смеются, а я отвечаю:

— Нет проблем, босс! Принимаю заказы от общества. Кому чего: пельменей или рыбы?

Через полчаса Лена с моей помощью «телепортирует» на кухню лишнюю посуду. На столе остаются фрукты, сладости, соления, коньяк, водка и соки. Я творю кофе, а Магистр достает из корзины полуторалитровые темные бутыли с вином.

Вечер разгорается. Лена приглушает освещение, оставив лишь три настенных светильника. Откуда-то появляется гитара. Олег с Андреем садятся поближе ко мне. Долго перебираю струны, решая, с чего начать. Все выжидающе смотрят на меня, а я смотрю на Лену. Мне явно не хватает какого-то толчка.

Лена наливает два стакана магистерского вина, подает один мне, а со вторым садится на шкуру у моих ног. Отпив вина, трогаю струны и запеваю что-то из Окуджавы. Меня сменяет Олег, Олега — Магистр. Лена тоже не остается безучастной. Песни сменяются танцами, те — разговорами. И вновь звучат песни и музыка.

Замечаю, что Лена вновь исчезла. Тихонько встаю иду к себе. Так и есть! Лена уже переоделась в свое праздничное платье и сидит за акустическим агрегатом, прослушивая запись. На сигнал Нуль-Т она оборачивается и я вижу на ее глазах слезы.

Из агрегата доносится высокий, звучный женский голос, поющий какую-то печальную песню. Слов я разобрать не успеваю. Лена быстро встает и выключает запись.

— Что это было? — интересуюсь я.

— Это я пела. Точнее, не я, а Гелена Илек.

— Магистр подарил?

Лена кивает и, вздохнув, вытирает слезы.

— Пойдем. Потом дам послушать.

Согласно киваю, и мы возвращаемся к гостям. Почти без перерыва, промочив только горло, затягиваю «Дороги», за ними: «В лесу прифронтовом», «Последний бой». Время уже за полночь. Вино почти все выпито.

Стремберг наливает стакан и говорит:

— Как на Руси говорят: дорогие гости, а не надоели ли вам хозяева? Будем откланиваться.

Выпиваем по последнему стакану. Гости откланиваются. Мы остаемся с Магистром, Андреем и Кэт. Магистр заговорщицки подмигивает и достает из-под компьютерного стола бутылку водки. Лена шокирована. А Магистр, словно оправдываясь, поясняет:

— Какой же я, в схлопку, выпивоха, если не припрячу бутылочку.

Водка тут же разливается, и Магистр заявляет:

— Так, засиживаться не будем. Не хотелось бы в такой день говорить о работе, но она, проклятущая, гони ее в дверь, в окно лезет. Я, Андрей, о том материале, который ты сбросил мне перед обедом. Времени мало осталось, справишься ли?

— Думаю, что за день управлюсь.

— Правильно думаешь! Пора, пора браться за самостоятельное дело. Вы уже созрели. Надо и тебе, Андрэ, что-нибудь подыскать, а-то засидитесь в дельтах. Что ж, Андрэ, дерзай, желаю удачи!

Магистр поднимает рюмку, и мы выпиваем за мою удачу.

— Вижу, — говорит Магистр, — вы хотите пошептаться о чем-то вчетвером. Не буду мешать.

Когда он уходит, Андрей разливает остатки водки и жалуется, что Катрин пристала к нему с требованием заняться с ней и подготовить ее к аттестации на хроноагента третьего класса. Мы с Леной пытаемся отговорить ее, но Катрин непреклонна. Ее уже не удовлетворяет роль аналитика. Она желает сама принять участие в реализации разрабатываемых ею воздействий. В конце концов Лена обещает составить ей программу подготовки.

Катрин и Андрей уходят в Нуль-Т, а Лена обращается ко мне:

— Как тебе это нравится? Кэт — хроноагент!

— А что? Пусть попробует. Если не обломает себе крылышки, будет у нас одним хроноагентом больше.

Лена безнадежно машет рукой и наливает полстакана вина. Медленно выпивает его, берет кисть винограда и съедает несколько ягодок. Неожиданно кисть оказывается у меня в руках. Лена смеется, подходит ко мне и подставляет спину:

— Расстегни молнию.

Исполняю просьбу. Лена, обнаженная по пояс, усаживается на шкуру и смотрит на меня. Снимаю рубашку и присаживаюсь рядом.

Глава 33

Целый день генерал ум в кулак собирал..

Все кумекал в поте лица — как избавиться от стрельца.

Да в башке мысли от напряга скисли.

Вспомнил на досуге о старой подруге,

Бабе Яге — Костяной ноге.

Схожу-ка к ней, она поумней.

Л.Филатов

После завтрака ухожу к себе и вношу в свой график коррективы. Просто-напросто все из него выкидываю и приступаю к разработке операции.

76
{"b":"7232","o":1}