ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Благодарю. Я не против.

— Симон. Будь любезен, подай нам кувшин вина, чего-нибудь поесть и проследи, чтобы сюда никто не входил.

Хэнк пристально смотрит на мой меч, точную копию Золотого Меча. Наши ребята постарались, не отличить. Симон подает нам вино, ветчину, сыр, зелень и хлеб, а сам выходит из столовой, закрыв за собой дверь. Хэнк наливает в кубки вино:

— За всех странствующих и путешествующих!

— Да хранит их святой Жиго! — подхватываю я.

— Так о чем ты хотел поговорить со мной, крун Андрэ? — спрашивает Хэнк, по-прежнему внимательно изучая рукоять меча.

— Я хочу сделать тебе, сэр Хэнк, предложение. Интересное, но довольно неожиданное.

Хэнк, наконец, приходит к выводу, что мой меч — точная копия Золотого Меча, и теперь начинает рассматривать меня с таким же слабо скрываемым интересом.

— Я, сэр Хэнк, наслышан о твоей доблести и твоих подвигах. Ты победил Синего Флинна и завоевал Золотой Меч. Ты победил круна Дулона и завоевал для нагилы Ялы право встретиться со святым Могом. Наконец, ты успешно уничтожаешь нежить в окрестностях Синего Леса, и скоро в этом краю снова воцарится спокойная жизнь.

— Ну, в последнем деле не одна лишь моя заслуга. Мне помогают друзья: рыцари и лучники, а также нагилы. Без помощи нагил мне было бы не под силу одному воевать с нежитью, даже обладая Золотым Мечом.

— А старый Лок не появлялся здесь больше?

— Нет… А ты откуда знаешь старого Лока? — Хэнк с подозрением смотрит на меня.

— Наслышан.

Какое-то время мы с ним молчим. Хэнк усиленно пытается понять, кто я такой и откуда знаю такие подробности, а я обдумываю: с чего начать. Наконец, я решаю «брать быка за рога»:

— Сэр Хэнк, я приехал, чтобы предложить тебе поменяться мечами.

Глаза Хэнка лезут на лоб, он привстает. Я спокойно кладу ему руку на плечо, удерживая его на месте. Затем встаю сам, обнажаю меч и протягиваю его Хэнку. Тот хватает его и внимательно изучает: сначала рукоятку, потом клинок.

— Откуда он у тебя, крун Андрэ? — спрашивает он, почему-то шепотом.

— Неважно, сэр Хэнк. Главное, что он не только внешне не отличается от твоего, но по своим свойствам не только не уступает, но даже и превосходит его.

— Это слова, — недоверчиво качает головой Хэнк.

— В том, что это правда, легко убедиться. Поехали вместе в Синий Лес, и там я на твоих глазах зарублю этим мечом первую попавшуюся ларку.

Хэнк снова замолкает, потом показывает на второй рубин на рукоятке:

— А это что? У меня такого нет.

— Если нажать на этот камень, меч будет рубить все: и сталь, и камень. Перед ним ничто не устоит. Ты сможешь перерубать им клинки и щиты, а также пробивать бреши в крепостных воротах и даже стенах. В этом тоже легко убедиться.

Хэнк встает и начинает задумчиво ходить по столовой. Проходит минута, другая. Внезапно Хэнк останавливается у стола, резко наклоняется ко мне и тихо спрашивает:

— Кто ты такой, крун Андрэ? Откуда ты приехал?

— А какая разница, сэр Хэнк? Я предлагаю тебе выгодный обмен…

— А такая! Пока я не пойму, кто ты такой, дальнейшего разговора не будет! Ну, а если ты будешь молчать, то разговор будет, но уже иной!

— Объяснись, сэр Хэнк, почему?

— Потому что мне это не нравится. Я знаю всех рыцарей, крунов и бухасов королевства, но ничего не слышал о круне Андрэ. Откуда ты взялся? Где был раньше? Потом, я ничего не слышал о том, что где-то есть еще один Золотой Меч. Где ты его взял или кто тебе его дал? Отвечай!

Я улыбаюсь и молча провожу ладонью по лезвию меча. Потом показываю Хэнку окровавленную ладонь. Тот качает головой:

— Если кровь желтая, это доказывает все, если она красная, это ничего не доказывает. Синий Флинн тоже был живой. Я сам видел, какого цвета у него кровь. Тем не менее он Золотым Мечом делал из доблестных рыцарей Черных Всадников.

— Тебе не откажешь в логике, сэр Хэнк. Давай присядем, выпьем и закусим. Я постараюсь ответить на твои вопросы убедительно и обстоятельно, так, чтобы ты понял. Но разговор будет долгим.

Хэнк садится за стол, не сводя с меня настороженного взгляда. Я оставляю Меч лежать на столе под его рукой, клинком ко мне. Так будет убедительней. А если у Хэнка не выдержат нервы, то увернуться я успею. Полагаю, мне удастся в этом случае сблизиться с ним, а уж тогда мне опасаться нечего. Наливаю в кубки вино и поднимаю свой. Хэнк выпивает свой кубок залпом и наливает еще.

— Я слушаю, — говорит он.

— Сэр Хэнк, откуда, по-твоему, пришел Синий Флинн?

— Тебе лучше знать, — мрачно глядя на меня, отвечает Хэнк.

— Я-то знаю. Но мне хотелось бы услышать твое мнение по этому поводу.

Хэнк задумывается, его пальцы перебирают золотую цепь, висящую у него на шее. Взгляд его направлен куда-то за мою спину. Мысли его далеко. Наконец, он «возвращается» и, по-прежнему перебирая цепь и глядя мимо меня, говорит:

— Синий Флинн родился не здесь. Он пришел из другого Мира, из Мира Зла. Пришел он через те врата на Желтом Болоте, которые мы закрыли.

— Так. А Золотой Меч, который ты отвоевал у Синего Флинна, принадлежал ему?

— Нет. Он украл его. Украл у святого Мога.

— А почему святой Мог не потребовал у тебя свою собственность, когда ты был в Красной Башне?

— Святой Мог хотел, чтобы его Меч послужил делу добра, во искупление того зла, которое он совершил в руках Синего Флинна.

— Так. Теперь слушай меня, сэр Хэнк. Ты только что сказал, что Синий Флинн пришел из Мира Зла. Значит, ты допускаешь, что существуют Миры помимо того, в котором ты существуешь?

— Да, получается что так.

— Хм! Я уже говорил, что ты весьма логичен. Так вот, ты угадал. Я действительно не из твоего Мира… Но и не из Мира Синего Флинна, как ты сейчас подумал. Сознайся, ты сейчас решил, что я пришел из Мира Зла, чтобы обманом вернуть Золотой Меч?

— Да, — неохотно соглашается Хэнк, — ты прав.

— Здесь ты ошибся. Я пришел совсем из другого Мира. Наш Мир уже давно воюет с Миром Зла, из которого пришел и Синий Флинн, и крун Дулон, и красавица Лина.

— Но я знал красавицу Лину еще девочкой, ребенком!

— Во время турнира они убили ее и вместо нее посадили женщину, внешне похожую на Лину, как две капли воды. Они могут не только это. Чтобы предупредить еще один твой вопрос, сразу скажу, что и крун Дулон не всегда был выходцем из Мира Зла. Перед турниром они вселили в его тело дух своего человека. Поэтому ты бился не с самим Дулоном, а с выходцем из Мира Зла. С самим Дулоном такой доблестный рыцарь, как Хэнк, расправился бы относительно просто. А тебе с ним пришлось повозиться не меньше, чем с Синим Флинном.

— Это верно, — соглашается Хэнк.

— Я уже говорил, что наш Мир давно воюет с Миром Зла. Но святой Мог запрещает нам воевать друг с другом напрямую. Поэтому мы воюем в других Мирах, таких, как твой. Во многих Мирах Мир Зла построил свои врата, через которые проникает в эти миры и сеет гам зло, жестокое и беспощадное. И вот, для того чтобы закрыть эти врата в других Мирах, я и прошу у тебя Золотой Меч, предлагая взамен свой.

— Но у тебя такой же меч, даже лучше, как ты сказал.

— У него одно отличие: он сделан нашими мастерами, а твой — мастерами святого Мога. Твой меч может закрывать врата зла, а мой нет.

— А почему вы не попросите такой меч у святого Мога?

— Святой Мог не желает помогать ни нам, ни им. Он считает, что победить должен сильнейший и своими силами. Поэтому он не дает нам такой меч. А воровать как сделали те, мы не желаем. Вот поэтому я и пришел к тебе.

Хэнк задумывается. Он снова встает и ходит по столовой. Я чувствую, что он колеблется. Еще небольшое усилие, и дело сделано. Наконец, Хэнк останавливается и говорит:

— Я бы охотно выполнил твою просьбу, крун Андрэ, но есть два момента, которые препятствуют этому. Первый. Когда святой Мог оставил мне Золотой Меч, он был уверен, что в моих руках он будет служить только добру. Как ты сможешь уверить меня в том же?

89
{"b":"7232","o":1}