ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Медвежий сад
Странная погода
Любовь и секс: как мы ими занимаемся. Прямой репортаж из научных лабораторий, изучающих человеческую сексуальность
Принцесса моих кошмаров
Чужая путеводная звезда
Это слово – Убийство
Спасти нельзя оставить. Хранительница
Управляй гормонами счастья. Как избавиться от негативных эмоций за шесть недель
Отчаянные
Содержание  
A
A

Тот бессмысленно хватался руками за голову.

– Ничего… ничего не понимаю… не знаю.

И бросился вдруг к посаженой матери невесты.

– Как же это так? Кого вы привезли?!

За ним наступал и его посаженый отец:

– Стыд! Позор! Бесчестие! Кого вы привезли, матушка?

– Как кого? Глашеньку Сметанину… – лепетала обезумевшая от всего происшедшего посаженая мать.

– Это с усами-то?… Это у Глашеньки в одну ночь усы выросли?! Да это бунт, заговор.

Купчиха, посаженая мать, сомлела и опрокинулась навзничь.

Ее подхватили. Это еще более усилило общую панику.

– К родителям невесты!

– Дать знать полиции!

– Вот так история! Невесту с усами выкрали!

Жених ломал в отчаянии руки и громко плакал. Его утешали шафера, родственники, знакомые.

– Да в чем дело? Как же так могло это произойти? Таких чудес еще не бывало!

– А я почем знаю, я откуда знаю? – захлебывался злосчастный жених с бараньим лицом. – Осрамили, ославили!…

– Да откуда же у нее усы выросли?

– Наваждение… Диавольское наваждение и искушение. Может, это и не невеста, а оборотень?

– Так зачем же этого оборотня стали похищать?

– Скандал! Скандал! На какую свадьбу нас пригласили?

– Н-да… можно сказать: красивенькая история!… Батюшка уныло смотрел на диакона.

– Тридцать пять лет священствую, а такого чуда не видывал… – сокрушенно бормотал он.

– Что говорить: «душеспасительная» свадьба, отец Александр, как вы соизволили ее назвать… – насмешливо отвечал диакон.

На клиросе шло не меньшее волнение.

– Вот так «голубица»! – ужасной октавой гремел бас. – У этой голубицы усы чуть-чуть поменьше моих. А еще регент говорил: и зачем это вы, Колюченко, насосались винищем? А ежели я предчувствовал, может, сие церковное поношение? А? Иван Елпамидонтович, как же вы полагаете: прав был я или нет, взявши подкрепление загодя?

Регент только руками разводил.

– Ну-ну… Пропала мзда за концертное пение… Живо обсуждали происшедшее и перед церковью.

– Невесту украли! Вот так фунт изюму с кисточкой!

– Слышь, паря: у невесты под венцом усы выросли!

– Ври больше…

– А ей-Богу! Усы – во какие!

– А как это он ее ловко, братцы, слямзил! Молодчина!

– Это по-нашенски: орел!

– Матушки! Святители! – шамкала какая-то ветхая старушка с костылем. – Неужто правда? А где ж у ней, у поганой, усы-то выросли?

– На губе, бабушка, на губе!… – с хохотом отвечали ей голоса зубоскалов.

Паника росла, увеличивалась.

К вечеру весь Петербург кричал о необыкновенном приключении с венчанием двух отпрысков известнейших миллионеров-купцов. Стоустая молва, конечно, разукрасила все это, и многие невесты-девицы со страхом бросались к зеркалу:

– Господи помилуй, уж не выросли ли и у меня усы?

Глава III. «Отыщите невесту, господин Путилин!». Новое похищение

Я сидел у Путилина в его служебном кабинете, беседуя с ним о необычайном происшествии, имевшем место в Энской церкви. Было около 9 часов вечера.

– Хочешь держать пари, доктор, что они явятся ко мне? – улыбаясь, задал мне вопрос мой талантливый друг.

– Кто «они», И. Д.?

– Ну, потерпевшие, конечно… Честное слово, если бы я был на их месте, я сделал бы это!

– Ты говоришь о трагическом венчании? Путилин улыбнулся еще шире.

– Трагическом… Ах, мой скверный доктор, как ты любишь сгущать краски. По-моему, тут гораздо более налицо комического, чем трагического.

– Но ведь это – необычайно, как хочешь…

– Совершенно верно. И наперед тебе скажу; дело это очень трудное, но… но не мрачное.

– Что ты за удивительный человек, И. Д.! – искренно-восторженно вырвалось у меня. – Неужели ты уже сейчас что-нибудь проводишь?

В дверь кабинета раздался стук.

– Ваше превосходительство, вас желают видеть…

– Господа Русановы? – спокойно спросил великий сыщик.

– Да-с… – удивленно ответил дежурный агент.

– Пусть идут.

В кабинет вошли два посетителя, один – уже старик, красивый, важный, упитанный, другой – молодой человек в пиджаке, с глупым, бараньим лицом.

– Господа Русановы? – обратился к вошедшим Путилин.

– Да-с, ваше превосходительство… – ответил старик.

– Прошу покорно. По делу неудачного венчания? Миллионер Русанов-отец удивленно вскинул глазами.

– А вы… вы уже знаете?…

– Я, голубчик, начальник сыскной полиции, поэтому я все должен знать.

И, повернувшись к молодому человеку, неудачливому жениху, шутливо проговорил:

– Эх, молодой человек, молодой человек! Нехорошо: из рук невесту выпустили! Проворонили!…

Молодой Русанов густо покраснел, с досадой мотая кудрявой бараньей головой.

– Как же-с… помилуйте…

– Усов испугались? Подумаешь, какая невидаль!

– Как, ваше превосходительство?! – в голос воскликнули они оба. – Как? Вы находите неудивительным, что у девушки вдруг под венцом выросли большие усы?!

– Совершенно верно: ровно ничего удивительного не вижу в этом… – бесстрастно, с улыбкой ответил мой гениальный друг.

Оба Русанова в сильнейшем изумлении уставились на Путилина. Каюсь. Я сам с не меньшим удивлением поглядел на него. «Что он говорит?» – пронеслось у меня в голове.

– Усы у девушки?!

– Усы у девушки.

– Вы как это: всерьез или в шутку, ваше превосходительство? В голосе старика-миллионера послышалась досада.

– Я не имею обыкновения шутить, любезный господин Русанов. Ну-с, в чем дело? Невеста вашего сына, дочь купца первой гильдии Аглая Сметанина действительно исчезла? Вы, конечно, из церкви бросились в дом ее родителей, и что узнали от отца и матери?

– Да-с, поехали туда… С самой дурно сделалось… Отец – волосы рвет на голове. А узнали мы, что дочь их, Аглая, невеста моего сына, отбыла, честь честью, с подружками и с посаженой матерью в карете в церковь. А вот, что дальше произошло, – это так непостижимо…

– Усов у вашей невесты не было? – повернулся Путилин к жениху.

– Что вы-с… Помилуйте… да ежели бы у нее были усы – разве я предложил бы ей руку и сердце? Слава Богу, мы и безусых девиц, при нашем капитале, найдем сколько угодно…

Фигура и физиономия молодого Русанова были настолько потешны, что я не выдержал и расхохотался.

– Кому-с – смех, кому – слезы… – недовольно пробурчал старик-миллионер.

– Простите, я вовсе не смеюсь над вами… но, согласитесь, такое необыкновенное приключение… – смешался я.

– Итак, невеста вашего сына бесследно исчезла? И вы желаете…

– Чтобы вы, ваше превосходительство, помогли нашему горю, распутали эту необыкновенную историю.

– Вы никаких особых подозрений не имеете? Старик-миллионер взглянул на сына.

– Ты как, Васенька: ничего не примечал? А? Васенька отрицательно покачал головой.

– Ничего-с особенного-с…

– Она была влюблена в вас, ваша невеста?

– Как-с сказать-с… Девицы конфузятся высказывать свои чувства…

В дверь кабинета раздался стук.

– Входите! – крикнул Путилин.

В кабинет бомбой влетела толстая купчиха, расфранченная, но в съехавшей набок шляпе.

За ней еле поспевал помощник Путилина.

– Ваше превосходительство! Ваше превосходительство!… – завопила она.

– Ради Бога? Что такое, что случилось? – попятился мой талантливый друг.

– Украли! Украли! Выкрали!…

– Что украли? Да вы успокойтесь, сударыня, придите в себя, объясните толком…

– Как я приду в себя, когда я из себя вон вышла? – еще больше завопила купчиха, бросаясь в кресло.

– В чем дело, Виноградов?

– Почти одинаковый случай… сейчас у г-жи Сосипатровой исчезла дочь-невеста. Выкрадена из кареты во время следования к венцу в церковь Спаса.

– Что? – привскочил даже старик Русанов. – Слава те, Господи!

Радость, ликование послышались в голосе миллионера. Он даже перекрестился широким, размашистым крестом.

Это неожиданное восклицание привело в ярость прибывшую купчиху.

18
{"b":"7233","o":1}