ЛитМир - Электронная Библиотека

— По ночным клубам… — Он усмехнулся. — Или другие планы есть?

— Никаких! — бодро ответил я: почему-то Андрей мне сразу понравился.

У ресторана его ждал черный «Меркурий», за рулем которого восседал чернявый парень с добродушным лицом явно кавказского типа. Позднее выяснилось, что он гагауз.

— Познакомься, это Костик — водитель и близкий человек: надежный парень! Очень любит твои книги!

— Точно, залпом проглатываю! — Костя улыбнулся.

— Спасибо!

— Куда! — спросил Костя, когда мы уселись.

— Ты был в «Метелице»? — спросил меня Андрей.

— Кабак?

— Ночной клуб!

— Нет!

— Крутое место! Туда много знаменитостей ходит: Пугачиха, Газманов, Шуфутинский, Успенская…

— А попадем? Время-то уже двенадцать…

— Пусть попробуют не пустить… — Андрей усмехнулся. — В «Метлу», Костик! — сказал он и спросил: — Что пить будешь: виски, водку, коньяк?

— И пиво тоже! — улыбнулся я.

— Наш человек! — констатировал Андрей и открыл бар.

Пропустив по «стаканчику» виски, мы остановились перед входом в клуб. Там толпилось несколько десятков жаждущих попасть внутрь. Словно ледокол во льдах, Ростовский двинулся в самую гущу, спокойно, но твердо отстраняя со своего пути фанатов. Некоторые пытались выразить недовольство, но, столкнувшись с ним взглядом, тут же расступались. У дверей стоял клубный секьюрити шкафообразного вида.

— Билеты или клубная карта? — угрюмо спросил он.

— Скажи шефу, что пришел Ростовский! — В голосе Андрея звучало раздражение, он повернулся ко мне и пояснил: — Парень из новеньких: не знает меня…

Помедлив немного, «шкаф» набрал номер на мобильнике и что-то тихо сказал, услышав ответ, отключил связь и повернулся к нам:

— Сейчас шеф сам выйдет!

Вскоре вышел невысокий кавказец и дружески обнял Ростовского:

— Привет, Андрюшка! Чего не позвонил: лучший столик бы сделал…

— А я нежданчиком, по пути! Знакомься, Виктор Доценко! Читал книги о Бешеном?

— Конечно!

— А он их пишет!

— Очень рад! — Кавказец буквально расплылся в улыбке. — Сейчас, проходите к бару: бармену скажите, что вы — МОИ гости, а я вам столик организую! — суетливо предложил менеджер. — У нас сегодня неплохая программа: моды от Юдашкина, «Ногу свело»… Я быстро…

Войдя внутрь, я удивленно воскликнул:

— Да здесь как сельдей в бочке!

Помещение клуба было настолько забито посетителями, что двигаться приходилось с трудом. По мозгам громко била музыка. Услыхав заветную фразу, бармен сменил дежурную улыбку на дружелюбную и быстро выполнил наш заказ. Скоро подошел шеф и отвел нас к столику, на котором уже стояла бутылка виски и стаканы с томатным соком.

— Может, вам другой сок принести? — спросил он меня.

— Грейпфрутовый!

Через пару минут Андрей увидел знакомых ребят:

— Гапур, привет, иди к нам! — пригласил он.

Снова знакомство и здравица в мою честь. Андрюша становился все веселее, за столом становилось все шумнее. Я заметил, что секьюрити стали освобождать проход для показа мод. С нашего столика ничего не было видно, и мы с Андреем встали и подошли поближе. Длинноногие красавицы, блистая уникальными туалетами, начали свое дефиле по искусственному подиуму.

— Ты че, бля, стеклянный, что ли? Свали отсюда! — раздался за спиной Андрея пьяный женский голос.

Андрей или не слышал, или ему и в голову не пришло, что кто-то рискнет так грубо к нему обратиться, а потому никак не реагировал, а я взглянул на эту базарную бабу. Увешанная, словно елка, золотыми украшениями, густо и ярко наштукатуренная и одетая как шлюха, товарка лет тридцати пяти сидела с подругой, а рядом с ними стоял двухметровый качок с бычьей шеей и дебильным взглядом.

— Ты че, бля, не слышишь, что ли? — Она грязно выматерилась.

— Ты мне? — Андрей, дивясь этой наглости, зло нахмурился.

— Кому ж еще? Не видно же!

— А ты оторви свою задницу от стула и все увидишь! — резко начал Андрей, хотел еще что-то добавить, но я успокаивающе положил ему на плечо руку, и он отвернулся.

— Ты че грубишь даме? — неожиданно встрял качок. — Я ж тебя порву, как грелку!

— Дай ему, Сеня! — подзадорила скандалистка.

— Что? — моментально завелся Ростовский. — Ты меня порвешь?

Чувствуя, что произойдет, я попытался погасить ссору:

— Земляк, ты сам все слышал: укоротил бы язык своей мамке!

— Она не моя мамка, а его все равно порву! — тупо повторил он.

Как из-под земли, судя по пластиковой карточке на пиджаке, вырос начальник службы безопасности клуба.

— Парни, здесь никаких скандалов! — дружелюбно попросил он.

— Никто и не хотел скандалить. — ответил я, — Эта «дама» вести себя не умеет в общественном месте!

— А ты че встреваешь? Стоишь и стой! — бросила она мне.

— Видите!

— Вижу и все сам слышал!

Наш с ним разговор происходил на фоне «милой», все накалявшейся беседы между Андреем и «шкафообразом».

— Виктор Николаевич, скажите своему приятелю, что я сейчас все улажу! — попросил шеф охраны.

— Вы меня знаете? — удивился я.

— С удовольствием читаю ваши книги!

— Андрюша, все в порядке: пошли за стол! — сказал я, взяв под локоть Ростовского.

— Нет, Витюша, посмотри на этого урода: он меня порвет! — не унимался Андрей, но все-таки следовал за мной.

В этот момент к возбужденной троице подошли охранники и вежливо попросили покинуть заведение. Возражения ни к чему не привели, и скандалистов сопроводили к выходу. Увидев это, Ростовский пошел следом. Краем глаза я заметил, что вслед за троицей потянулось еще человека четыре с такими же бычьими шеями, как и у «шкафообраза». Я подумал, что вдвоем нам с ними не справиться, но, по счастью, путь к выходу пролегал мимо нашего столика, и я подал знак нашим знакомым. Мгновенно встав, те двинулись за нами. Четверо бычьешеих действительно оказались приятелями качка. Не успели мы выйти, как оказались в их кольце, но через мгновение ситуация изменилась: наши знакомые, сунув нечто им под ребра, спросили меня, в чем дело. Достаточно подробно я объяснил.

— Вот я и хочу посмотреть, как этот мешок с дерьмом меня порвет! — Ростовский усмехнулся.

— Я не буду с тобой драться! — неожиданно заявил «шкафообраз».

— Ты чего, земляк, только перед бабами языком можешь трепать? — спросил Гапур. — Может, ты педик? — Он повернулся к его приятелям и хмыкнул. — А вы за него хотели ввязаться!

— Тогда пусть больше никто не вмешивается! — угрюмо предложил один из приятелей «шкафообраза». — Один на один! Согласны?

— Конечно! — заверил Гапур.

Не успел он договорить, как «шкафообраз» замахнулся на Ростовского. Его удар не достиг цели: Андрей сделал резкий пируэт и нанес тому удар ногой в ухо. Тот пошатнулся, но устоял и вновь попытался ударить Андрея в лицо кулаком, и вновь он увернулся, нанеся страшный удар противнику прямо в лоб. Того откинуло на спину, и Андрей наклонился к нему:

— Еще добавить?

— Ты че дерешься? — подскочила с кулаками виновница инцидента. — А вы че стоите, тоже мне друзья? — крикнула она. — Милицию позовите! — Она вцепилась в Андрея. — Как фамилия?

Ее поведение вызывало смех, тем не менее я отшвырнул ее в сторону, боясь, что эта кошка оцарапает Андрюшу. Его противник попытался пнуть Ростовского, не вставая, но тут же получил от него такой сильный удар в солнечное сплетение, что потерял сознание…

Я достаточно подробно описал наше знакомство с Андреем и этот инцидент, чтобы показать его натуру, его характер. Сначала я подумал, что он намеренно не ушел от конфликта, чтобы порисоваться передо мной, но, узнав его ближе, понял, что таков на самом деле его характер. Ростовский такой, какой есть: мягкий, добрый и верный с друзьями, но очень жестокий и беспощадный с врагами. Особенно если задевают его самолюбие или, не дай Бог, честь!..

Минуло около года, и мы, занятые своими делами, ни разу не встречались. Я почти завершил книгу, которая писалась намного тяжелее, чем предыдущие: в ней история, связанная с Чечней.

119
{"b":"7234","o":1}