ЛитМир - Электронная Библиотека

Со сколькими же разными людьми пришлось встречаться в поисках правды из первоисточников.

Общался даже с тогдашним министром МВД А. С. Куликовым, который дал мне посмотреть видеокассеты, изъятые у чеченских боевиков и снятые ими. Это был настоящий шок. Убийства, изнасилования, изуверства. Эти впечатления легли в основу романа «Охота Бешеного».

Лично я, как, кстати, и Андрей Ростовский, очень дружелюбно отношусь к выходцам с Кавказа и имею много друзей, даже среди чеченцев, но мы оба презираем и не терпим беспредельщиков, которых открыто называем «черножопыми»…

Замечу, что Куликов оказался честным и порядочным человеком, с которым мне всегда было приятно общаться. И я поддерживаю наше знакомство и после его отставки. Вспоминаю нашу вторую встречу: месяца через два после того, как подарил ему свои книги. Спрашивает: есть ли у меня какие-нибудь награды от МВД? Нет, отвечаю, только тюрьма! Рассмеялся и говорит:

— Нужно исправить! — что-то записывает в еженедельник, потом достает из сейфа какую-то бархатную коробочку. — А это лично от меня!

Оказались позолоченные карманные часы, на тыльной стороне крышки которых, как на медали, надпись: «За заслуги». Открываю крышку и говорю:

— Сергеевич, если это официальная награда министра МВД, нужна и соответствующая надпись!

— Вы правы, Виктор Николаевич…

На следующий день звонок его помощника:

— К вам можно подъехать, Виктор Николаевич?..

Приезжает и вручает мне часы, на которых гравировка:

«Доценко Виктору Николаевичу от министра внутренних дел России. 7. 10. 1997 г.»

А через месяц меня вызывают в пресс-центр МВД России, и я, в числе других деятелей культуры, получаю из рук А. С. Куликова премию МВД России, которую я тут же прошу вручить семьям погибших на посту сотрудников милиции, а диплом этой премии висит у меня на почетном месте. Этими двумя наградами, единственными от государства, я очень горжусь…

А через несколько дней словно обухом по голове: смерть Олега Вишневецкого! На похоронах мы опять встретились с Андреем Ростовским. Вместе несли венок, вместе бросали по горсти земли на его могилу…

Видя мое состояние, Андрей не захотел оставлять меня одного, и мы поехали ко мне домой. Пили горькую и вспоминали истории, связанные с Олегом. Чем больше мы говорили, тем больше ощущали некую взаимную связь. Несмотря на то, что Андрей говорил это и ранее, но только в ту ночь до меня дошло, что Андрей несколько лет носил прозвище моего героя — Бешеный! Такое не могло быть простым совпадением. Трудно сказать, кому первому пришло в голову, но мы решили побрататься кровью, и мы стали братья! Мы действительно с ним как родные, и ни одно, даже малозначительное событие не проводим друг без друга!.. Особенно любит Андрюша бывать на различных презентациях и более всего — на моих.

Ранее я упоминал о том, как мне помог «вор в законе» — знаменитый «Бриллиант». В своих романах мне часто приходится сталкивать Героя с различными людьми, в том числе и с «ворами в законе». Конечно же я обязан писать о них правду. Довольно часто у обывателя такие люди вызывают чувство страха или воспринимаются как люди, готовые только грабить, убивать, калечить. Мне же в основном встречались «воры в законе» порядочные, с обостренным чувством собственного достоинства и чести. Как-то Андрей Ростовский рассказал мне о своем приятеле Дато: он по национальности сван. Дато — коронованный «вор» по кличке Ушба. И конечно же, я попросил познакомить меня с ним. Однажды Андрюша заезжает за мной, и вскоре подъезжаем к «БМВ», в которой сидел Дато. Он пересел к нам в «линкольн», а «БМВ» с его ребятами последовала за нами. Поехать собрались на Клязьму, чтобы культурно отдохнуть, но по пути Андрей должен был заехать за своей женой Ксюшей. Ушба оказался молодым приятным собеседником, с очень забавным акцентом, и я с удовольствием слушал его рассказы из «воровской» жизни, пока Андрей ходил за женой. Вдруг Дато оборвал себя на полуслове, а в его глазах пробежали всполохи гнева.

— Что делают, подонки! — ругнулся он, вышел из лимузина и направился к группе молодых парней.

Я хотел двинуться за ним, но Дато приказал:

— Писатель, не вмешивайся!

Я пожал плечами и остался наблюдать из машины. Похоже, произошло следующее: четверо подвыпивших парней сидели в машине и, увидев проходившую мимо симпатичную, совсем юную девушку, стали зазывать ее к себе. Она проигнорировала их призывы, а те выскочили и принялись тащить ее в машину. Та, как могла, сопротивлялась, отбивалась, но силы были неравны, а один из парней обхватил ее сзади рукой и сдавил горло. Наверное, он перестарался: девушка вдруг обмякла и выскользнула из его объятий на асфальт. Дато выхватил из-за пояса «вальтер», и парни бросились врассыпную. Он наклонился к лежащей девушке, а та не дышит: остановка сердца. Дато умело принялся делать искусственное дыхание. Подбежали и ребята Дато, при виде которых насильники окончательно растворились в пространстве. Тут наш водитель Костик говорит:

— Дато, менты могут нагрянуть: стоит тебе светиться?

— Э, биджо, менты, шменты… — продолжая делать искусственное дыхание, задумчиво бросил Дато. — Как я могу о себе думат, когда девочка умират может… а я спасти могу…

Более получаса Дато пытался вернуть ее к жизни, и она наконец сделала первый нормальный вздох.

— А теперь, пацаны, быстро везите ее в больницу, — сказал он своим ребятам, и те, осторожно подхватив девушку с земли, понесли ее к «БМВ». — Бывает, пострадавший придет в себя, а потом вновь откидывается… — пояснил Дато, вернувшись в салон.

Потом Андрей мне рассказал, почему Костик беспокоился по поводу ментов: Дато находился у них в разработке по какому-то делу, и любая зацепка представляла для него опасность взятия под стражу. Вот так — Дато рискует своей свободой ради совсем посторонней девушки, прекрасно зная, чем это может для него кончиться. Это ли не проявление благородства и чести?..

Но способен ли на такой поступок любой «вор в законе»?..

Со многими хорошими людьми знакомил меня Олег Вишневецкий. Один из них Генрих Сечкин. Меня поразила его биография. Пришлось ему побывать в ГУЛАГе, сидеть при Сталине, при Хрущеве и при Брежневе. Был признанным «вором в законе» по прозвищу Сека. Но много лет назад на сходке официально сложил с себя звание «вора в законе». К тому времени он стал одним из первых гитаристов страны, и имя его упоминается в зарубежных музыкальных энциклопедиях. Помните песню: «Постой паровоз, не стучите колеса…»? Так вот, Генрих создал аранжировку этой песни. А еще он вошел в российскую Книгу рекордов Гиннесса, женившись на девушке на сорок два года моложе себя. У них растет сын Димка, и многие молодые пары могут позавидовать их трогательным и нежным отношениям.

Все началось с его знакомства с моей женой, а тогда еще невестой Наташей, которая младше меня на тридцать один год. Увидев, как мы любим друг друга, Генрих сказал:

— Как я вам, ребята, завидую! Где бы мне найти такую Наташу?

— Такую Наташу — нигде! — твердо заявил я и добавил: — Но свою Наташу еще найдешь! Что твои годы?

А было ему тогда шестьдесят четыре года. И что вы думаете? Проходит пара месяцев, и вдруг звонит Генрих и говорит, что собирается жениться. Ей двадцать два года, она солистка фольклорного ансамбля, а зовут ее тоже Наташа!!! Уникальна сама история их романа. Познакомившись на ВДНХ у фонтана, Генрих сделал ей предложение в первый же день, и Наташа, подумав несколько часов, сказала «да».

Со своей Наталкой я познакомился, когда ей не исполнилось и восемнадцати лет. День тот великолепно помню. Возвращался с крымского отдыха, самолет вылетел раньше, и я не успел сообщить это встречающим. Пришлось ехать на метро. Смотрю, стоит рядом девушка с ангельским личиком, а глаза грустные-грустные, печальные-печальные. И так мне захотелось поднять ей настроение, что приближаюсь и говорю ей:

— Девушка, не расстраивайтесь: все будет хорошо!

Она взглянула на меня и вдруг улыбнулась:

120
{"b":"7234","o":1}