ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Влюбленный граф
Женщина глазами мужчины: что мы от вас скрываем
Как узнать всё, что нужно, задавая правильные вопросы
Три факта об Элси
Эверлесс. Узники времени и крови
Сестра
Манюня
Спасите котика! Все, что нужно знать о сценарии
Всё та же я

Вскоре все звуки в комнате родителей стихли, — «новорожденные» благополучно уснули. А ко мне сон не шел, я беспокойно ворочался, поскрипывая своим ложем. Я не понимал, что со мною творится, но почему-то изо всех сил отгонял мысли о ТОЙ, что лежала в двух шагах. Хотя, признаюсь, мне это плохо удавалось: едва я прикрывал глаза, как передо мною появлялись то ее высокая грудь, то округлые колени, то белые трусики, от которых я недавно не мог оторвать взгляда…

От этих видений мой приятель дал о себе знать и так напрягся от охватившего меня какого-то удивительного чувства, что мне стало немного больно. Мне нестерпимо захотелось встать, подкрасться к кровати и осторожно, чтобы ее не разбудить, прикоснуться к Тамариной коже…

Одна только мысль о том, что я прикасаюсь к ее руке, ноге, а может, и более интимному месту, приводила меня в трепет, и все тело била дрожь. С трудом сдерживая дыхание, я прислушался, пытаясь определить, спит она или нет.

— Витюша, принеси, пожалуйста, попить, — спокойно, словно уверенная на все сто, что я не сплю, а только и жду ее просьбы, тихо и томно попросила Тамара.

Для меня эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. Я молча встал, сходил на кухню, налил из-под крана воды и подошел к кровати. Протянул стакан, и моя рука предательски задрожала от охватившего меня волнения.

— Тебе холодно, мой мальчик?

У меня так пересохло во рту, что я не мог выдавить из себя ни одного звука, не то что слова.

— Иди ко мне: я тебя погрею… — тихо предложила Тамара, потом поставила стакан на пол и потянула меня за руку.

Я скользнул под одеяло и обнаружил, что Тамара совершенно голая.

— Ты так забавно дрожишь… — прошептала она мне на ухо, потом откинула одеяло, повернула меня на спину и провела своим влажным язычком по моей груди и животу, тем временем уверенно и бесстыдно стягивая с меня трусы. — Смотри-ка, твой мальчик уже готов к подвигам! Он такой большой! Не думала, что под твоими брюками скрывается такая прелесть…

Она притронулась к нему пальчиками, чуть погладила, и мои мышцы напряглись так, что казалось, они окончательно одеревенели и я не смогу пошевелить ни рукой, ни ногой. Тамара легла на спину, раздвинула пошире свои стройные ножки и томно прошептала:

— Иди ко мне, мой мальчик…

Я, как солдат, услыхавший приказ командира, послушно взобрался на Тамару, ее нежная, но уверенная рука ткнула меня в затылок, словно придавая направление, и я впился губами в ее обольстительную грудь, а мой приятель начал тыкаться, как отбойный молоток шахтера, пытаясь прорубить вход в ее прекрасное лоно…

Если не считать разговоров с приятелями и моего печального первого опыта, иных познаний у меня не было, и мой приятель никак не мог отыскать правильный путь. Чувствуя, что все мои попытки тщетны, Тамара прошептала:

— Давай я тебе помогу, мой милый мальчик…

Она уверенно обхватила моего дружка своими длинными пальчиками и дала ему нужное направление. В этот момент мой приятель напоминал испуганного щенка, который долго метался в потемках в поисках выхода, а когда наконец увидел свет, с визгом устремился вперед, боясь, что проход вдруг закроется и он снова окажется в темноте.

Неожиданная боль пронзила моего дружка: мне показалось, что его окатили кипятком. Я вскрикнул, и из меня бурными толчками что-то начало выплескиваться.

— Что из меня льется? — немного испуганно спросил я.

— Так положено природой, мой мальчик: это твой любовный нектар! Дурашка ты еще! — ласково прошептала Тамара.

Ее нежные руки успокаивающе поглаживали мою спину, плечи, ягодицы, и когда мой приятель наконец бессильно обмяк, Тамара опять повернула меня на спину и, не прекращая гладить мою грудь, спросила:

— Это у тебя было в первый раз?

— Почти… — проговорил я, радуясь, что в комнате достаточно темно и нельзя разглядеть, как я покраснел.

— Почти? — усмехнулась Тамара. — Рассказывай…

Она настаивала, пока я не сдался. Выслушав мою «печальную повесть», Тамара так рассмеялась, что мне пришлось успокаивать ее: я боялся, что проснутся мои предки.

— Томчик, скажи, почему мне было так больно? — спросил я.

— Потому что в первый раз… Знаешь, девчонкам в первый раз бывает еще больнее, иногда до крови… Дело в том, что плоть на твоем мальчике впервые оголилась в возбужденном состоянии, а это болезненно…

— Тебе хорошо со мной?

— Очень, но… — Она сделала паузу.

— Договаривай! — настаивал я.

— Дело в том, что ты излил нектар, а я пока нет…

— Что же делать? — растерялся я.

— Как что? Продолжать… — не раздумывая, ответила Тамара.

— А вдруг опять будет больно?

— Не будет, милый…

Она оказалась права: если и была боль, то она, очевидно, перекрывалась тем удовольствием, которое я получал…

Мы договорились встретиться на следующий день. Ровно в одиннадцать вечера я должен буду подойти к дверям ее квартиры и она меня впустит: она жила с соседями и была, как и наш Эдик, квартиранткой.

С трудом дождавшись назначенного времени, я подошел к двери, и она тут же открылась: на пороге стояла Тамара, одетая в плащ.

«Ничего не понимаю, — промелькнуло в моем мозгу. — Мы разве гулять пойдем?»

К счастью, мое недоумение было быстро рассеяно: Тамара втянула меня внутрь, закрыла дверь и провела в свою уютную комнату с огромной кушеткой. Заперев дверь комнаты, она скинула плащ и оказалась совершенно голой. Это было так красиво, а ее тело виделось мне вершиной совершенства, и я, почти как взрослый, жадно и ненасытно набросился на нее…

Мы встречались почти каждый день, используя любую возможность, а месяца через четыре я уединился с мамой в нашей детской комнате и торжественно объявил ей:

— Мама, я хочу жениться!

— Что-о-о? — Мама явно не знала, смеяться ей или плакать.

— Я хочу жениться! — твердо повторил я.

— Та-а-ак… — протянула она. — И на ком же?

— На Тамаре! Мы с ней встречаемся с твоего дня рождения, и мы любим друг друга…

— Ты в своем уме, сынок? Она же ровно вдвое старше тебя! Выкинь из головы эту глупость!

— Это не важно! Как ты не понимаешь: мы же любим друг друга! — Я едва не заплакал от невнимания к моему серьезному чувству.

— Хорошо, я согласна! — перестала возражать мама.

— Согласна? — не поверил я своим ушам.

— Конечно. — Она пожала плечами. — Но при одном условии…

— Принимаю любое! — подхватил я, безмерно радуясь легкой победе.

— Ты закончишь школу, и если вы будете продолжать любить друг друга, то поженитесь…

— Но это же целых три года ждать?!! — ужаснулся я такой длительной отсрочке своего счастья.

— Ничего, если любите друг друга, как ты говоришь, то подождете…

Какая же у меня мудрая мама! Я вдруг на миг представил, что сейчас рядом со мною живет шестидесятисемилетняя женщина, моя жена.

Бр-р! Как жаль, что человечество не изобрело эликсир вечной молодости! Тамара действительно была очень красива!

Не знаю, о чем с ней говорила мама, но вскоре Тамара объявила мне:

— Милый Витюша, мне было очень хорошо проводить с тобой время, но… Не обижайся, пожалуйста, ко мне вернулся мой муж, и я решила принять его…

Не знаю, было ли это правдой, но вскоре Тамара уехала в другой город, и более я ее не видел…

Так закончился мой первый серьезный любовный опыт, и я всегда буду благодарен Тамаре за то, что она заставила меня поверить в свои силы, научила меня разнообразным сексуальным играм.

Мне кажется, что в старые времена родители поступали весьма мудро, когда приглашали к своему достигнувшему зрелости отпрыску опытную женщину, которая обучала парня премудростям секса…

И чтобы завершить эту историю… Честно говоря, мне интересно было бы встреться с Тамарой и узнать, как сложилась ее дальнейшая жизнь…

Моя активная интимная жизнь не только не помешала моим спортивным успехам, а похоже, и помогла: на очередных соревнованиях я стал чемпионом Омска среди школьников.

В это время ко мне стал проявлять особый интерес один парень, который был старше меня лет на восемь — десять. Скорее всего потому, что вокруг меня, как и вокруг него, всегда была веселая компания ребят, которые все были гораздо старше меня и уже работали.

28
{"b":"7234","o":1}