ЛитМир - Электронная Библиотека

Мы пошли дальше, и она рассказала о себе. Ее родители военные и служат на Севере. Она живет с бабушкой и учится в восьмом классе…

— Как же ты попала в эту компанию? — разозлился я. — Ты что, не понимала, куда идешь?

— Понимала вроде, но не думала, что все может кончиться так противно и мерзко… — Она нахмурилась и тихо добавила: — А ты добрый и хороший… Можно я тебя поцелую? Только я сама… хорошо? — Она приподнялась на цыпочки, смешно зажмурилась, чмокнула меня в губы и вдруг смущенно отвернулась.

Я хотел что-то сказать, но к горлу снова что-то подкатило, и я, большим трудом успел добраться до кустов, где меня и вывернуло. Видно, зрелище было смешное и нелепое, поэтому Марина звонко рассмеялась…

Ее дом был не очень далеко от моего, но когда мы добрели до него, Марина не захотела отпускать меня, такого пьяного, одного и довела меня до моего дому. У моего подъезда она повернулась ко мне и посмотрела мне в глаза.

— Спасибо тебе за этот вечер… точнее сказать, ночь! — искренне поблагодарил я.

— Это тебе спасибо, мой спаситель! — Она снова чмокнула меня в губы, смущенно повернулась и быстро пошла прочь, но остановилась. — Позвони, если захочешь…

Мне понравилась эта простая симпатичная девушка, но почему-то звонить ей мне не хотелось: странно, но мне было стыдно. Не знаю почему…

Незадолго до моего отъезда в Москву мы случайно встретились с ней на улице. Марина сильно повзрослела и еще больше похорошела, волосы выросли ниже плеч. Она шла в окружении шумной компании. Я без труда догадался, что это ее одноклассники и они отмечают получение аттестатов зрелости. В то время в дневных школах уже ввели одиннадцатилетнее обучение, а я заканчивал вечернюю, то есть десять классов.

Увидев меня, Марина бросилась ко мне на шею, расцеловала, а потом представила одноклассникам:

— Это Виктор Доценко, чемпион Омска и мой спаситель!

— Спаситель? — переспросил тот, с кем она шла под руку. — От чего?

— А тебе знать ни к чему! — отрезала она, и парень развел руками: по тому, как он смотрел на Марину, было ясно, что он безответно влюблен в эту девчонку и готов сносить все ее грубости и капризы.

— Сейчас вернусь! — бросила Марина, затем взяла меня под руку и отвела в сторону. — Почему так и не позвонил мне? — с обидой спросила она. — Или я тебе не понравилась?

— Понравилась, — честно выдохнул я. — Но… понимаешь… — Я не умел объяснить этой милой девушке свои ощущения.

— Понимаю: ты встречаешься с другой… — Она вздохнула.

— Нет, Мариша, просто я уезжаю учиться…

— Куда?

— В Москву!

— Счастливый… — с завистью проговорила она. — А меня предки загоняют в Ленинград… — Марина вопросительно взглянула на меня, словно ожидая каких-то решительных слов, но что я мог предложить ей?

— Мариночка, я желаю тебе всего самого-самого лучшего! — искренне сказал я. — Пусть тебе всегда будет тепло и уютно, а зло и невзгоды проходят мимо…

— Спасибо тебе, Витюша… за все!

— За все? — не понял я.

— Да, за все! — повторила она и решительно поцеловала меня в губы. — Прощай!

— Прощай? — удивился я.

— Это я прощалась не с тобой, а со своим детством, — тихо и загадочно произнесла Марина и медленно пошла к своим уже бывшим одноклассникам…

В тот год мне еще раз привелось испытать чувства, какие испытал, спасая Марину. Летним солнечным днем я лежал на горячем песке, загорал и наблюдал за проплывающим посередине реки сухогрузом. Неожиданно со стороны Иртыша донесся вскрик. Отдыхающих на пляже было много, но на него обратили внимание лишь два-три человека. Они посмотрели в ту сторону, но этим их участие и исчерпалось.

Мне же стало тревожно на душе: я вскочил и побежал к воде, вглядываясь в даль. Прошедший сухогруз поднял сильную волну, но метрах в сорока от берега промелькнуло что-то красное. Раздумывать было некогда, и я бросился в воду. Что-то подсказало мне, что с кем-то беда.

Думаю, я никогда так быстро не плыл: ни до этого, ни после. Через несколько секунд, показавшихся мне бесконечно долгими, я доплыл до худенькой женщины: на какое-то мгновение она появилась на поверхности воды, и я увидел красный купальник, благодаря которому с берега заметил бедняжку. Она снова ушла под воду, а я нырнул за ней. Я подхватил ее за талию и вытолкнул на поверхность. Видя, что она не подает никаких признаков жизни, несколько раз похлопал ее по щекам.

Она пришла в себя и обхватила меня обеими руками за шею. Ища во мне опору, она толкнула меня под воду, мешая помочь ей. Я не успел глотнуть воздуха и едва не захлебнулся. Понимая, что мы оба можем утонуть, я изловчился и ткнул ее кулаком в подбородок. Она потеряла сознание, но шею мою не выпустила. Теперь ничто мне не мешало, и, пристроив ее у себя на спине, я потихоньку поплыл к берегу, где уже собралась изрядная толпа зевак.

К счастью, сил хватило, и я, с трудом сдерживая дрожь от напряжения, вытащил утопленницу на берег. Она оказалась совсем еще молоденькой девчонкой. Несмотря на неестественную бледность ее лица, оно было очень симпатичным. На вид ей было не более четырнадцати лет. Она не дышала, и я испугался, что она умрет, поэтому торопливо начал оказывать ей первую помощь, как нас учил Владимир Семенович. Три раза надавил на грудную клетку, затем, зажав ей нос, трижды дунул в рот. Потом повторил еще раз. Только на третий раз бедная девчушка глубоко вздохнула, затем закашлялась и через пару минут пришла в себя.

— Что со мной? — спросила она, окидывая меня мутным взором.

— Парень тебя с того света вытащил, — ответила за меня какая-то пожилая женщина.

— А где Маша? — вдруг встрепенулась спасенная.

— Она что, с тобой в реке была? — насторожился я и уже хотел снова броситься в воду, но тут подошла полненькая девушка примерно того же возраста, что и спасенная мною.

— Слава Богу, тебя спасли, Зоя! — проговорила она и склонилась над подругой.

По ее тону невозможно было понять ее чувства.

— Почему ты меня бросила? — резко спросила Зоя, брезгливо отстраняя ее.

— Я тебя не бросила! Я сама чуть не утонула! — взвизгнула та, и слезы водопадом хлынули из ее глаз.

— Эх ты! — вздохнула Зоя. — А еще подруга называется! — Она взглянула на меня и попросила: — Помогите мне подняться! — и как только оказалась на ногах, чмокнула меня в щеку и сказала: — Спасибо вам, мой спаситель! Как вас зовут?

— Виктор…

— Спасибо, Виктор! — еще раз повторила девушка.

— Да чего там! Пустяки все это! — смутился я и пошел прочь…

В Омске я больше ни разу ее не встречал, хотя довольно часто вспоминал огромные зеленые глаза на бескровном лице.

Прошло несколько лет. Иду я как-то по Ломоносовскому проспекту в Москве, как вдруг меня кто-то не очень уверенно окликает:

— Виктор?

Я поворачиваюсь и вижу перед собой симпатичную стройную девушку, под руку с молодым человеком. Я пожал недоуменно плечами и спросил:

— Вы ко мне обращаетесь?

— Виктор, вы меня не узнаете? — с виновато-хитроватой улыбкой спрашивает девушка.

Ее огромные зеленые глаза показались знакомыми, но я все еще не узнавал ее.

— Откровенно говоря, что-то не…

— Гоша, познакомься, это мой крестный! — сказала она, — Если бы не Виктор, то меня бы уже на свете не было! Помнишь, я тебе рассказывала о нем?

— Зоя?!! — воскликнул я.

— Узнал! Узнал! — Она радостно захлопала в ладоши.

— С большим трудом! Ты ж такая пигалица была, а стала настоящая красавица!

— Скажете тоже… — смутилась девушка. — Я так жалела, что не спросила ваш адрес: мы ж вскоре в Москву переехали. Папу перевели сюда: он военный… А это мой муж Гоша!

— Здараствуюте. — Он явно стеснялся своего чудовищного акцента.

— Он у меня из Франции, — как бы между прочим пояснила она и спросила:

— А вы какими судьбами здесь?

— Учусь в университете…

— Вот здорово! Может быть, отметим нашу встречу? В «Арагви» или в «Метрополь» сходим?

— К сожалению, сегодня не могу: планы… — развел я руками.

30
{"b":"7234","o":1}