ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вольные упражнения
Белый квадрат (сборник)
Ученица. Предать, чтобы обрести себя
Новая Зона. Излом судьбы
Как написать кино за 21 день. Метод внутреннего фильма
Пропащие души
Рельсовая война. Спецназ 43-го года
#Нескучная книга о счастье, деньгах и своем предназначении
Литературный марафон: как написать книгу за 30 дней

Это помогло мне почти в совершенстве овладеть разговорным болгарским и иногда вставлять в свою речь выражения, известные лишь носителям языка, то есть своеобразный жаргон. Во всяком случае, если я заговаривал с незнакомыми болгарами на их языке, они, оценив мою блондинистую, отчасти даже скандинавскую внешность, удивленно спрашивали:

— Вы — болгарин?

— Нет…

— Вы — руснак? — (так по-болгарски называют русских).

— Нет…

— Так кто же вы? — Их удивление достигало предела.

— Я из Прибалтики… — чуть смущенно отвечал я.

— Но откуда вы так здорово знаете болгарский язык!

— Я был женат на болгарке и жил зятем со стороны!

Примерно так переводится с болгарского выражение, характеризующее зятя, живущего в доме родителей жены. Это настолько специфически болгарский термин, что болгары, с которыми я недавно познакомился, услышав его из моих уст, просто выпадали в осадок. По-болгарски «зять со стороны» звучит так: «заврен зет»…

Однако вернемся к нашему повествованию…

К слову, Соня прекрасно говорила по-английски: во всяком случае, гораздо лучше, чем по-русски.

Забегая вперед, замечу, что потом она вышла замуж за богатого англичанина, родила пятерых детей и развелась с ним. Как причудливы людские судьбы — Соня оказалась одной из наследниц греческого миллиардера Онасиса: ее отец являлся двоюродным братом Онасиса.

У нас с Соней довольно долго длились романтические отношения, но когда я вернулся в Москву, наша переписка оборвалась из-за моего первого заключения. Совсем недавно, когда я посетил Болгарию, мы встречались с Соней

— сейчас она носит фамилию Гейл — и ностальгически вспоминали прошлое. С грустью я услышал о том, что ее мама и брат, ныне покойные, очень любили меня и с трогательным упорством посылали многочисленные запросы в московские органы и даже в адрес правительства, чтобы узнать о моей судьбе.

Именно Соня подала мне мысль посетить всемирно извест-ную целительницу, знахарку и предсказательницу Вангелию Пандеву Гущерову или, как называли ее в народе, бабу Вангу.

Семья Тафраджийских встречалась с бабой Вангой, чтобы та помогла в поисках отца Сони. Во время Второй мировой войны он был командиром партизанского отряда и пропал без вести. Долгие годы мама Сони разыскивала его, но тщетно.

Но где-то в шестидесятые годы они решили попытать счастья у бабы Ванги. И та им поведала, что отец Сони был схвачен немцами, казнен и его тело сброшено в одно из озер в софийском округе. Она назвала даже точное место страшной казни.

Мама Сони обратилась к болгарским властям, и те, учитывая, что руководитель Болгарии сам командовал партизан-ским соединением, и отец Сони тоже был командиром партизанского отряда, выделили водолазов, и те нашли на дне озера мужской скелет. Скелет был идентифицирован, и стало ясно, что баба Ванга была права — немцами в озеро было брошено тело отца Сони.

Соня пережила так много, что мне от души хочется пожелать ей всего самого доброго. Дай Бог здоровья ей и ее детям!..

История об отце, рассказанная Соней, произвела на меня такое впечатление, что я стал искать пути навестить бабу Вангу. На ловца, говорят, и зверь бежит.

Вскоре я познакомился с парнем, который имел выход на бабу Вангу и согласился не только познакомить меня с великой вещуньей, но даже и отвезти меня к ней на своем стареньком «Рено».

От Софии до места, где проживала эта слепая неграмотная крестьянка, было около двухсот километров.

Я очень люблю Болгарию, эту солнечную, веселую страну. Поражаюсь разнообразию ее красок и природных красот — от южного моря до величественных Родопских гор, одетых зеленью смешанного леса. Однако долина Рупите, между городами Санданеки и Петричи, расположенная среди мрачноватых гор, ни на что не похожа. Кажется, природа там только терпит присутствие человека, совсем не думая ему подчиняться. Земля там просто усеяна теплыми минеральными источниками, а воздух переполнен парами сероводорода.

Земля эта источает столь сильную энергетику, что кажется, только там и могла родиться такая женщина, как баба Ванга. Именно там, у подножия горы Кожух, и приютился небольшой домик этой самой известной болгарской пророчицы.

О том, что мы приедем, баба Ванга не могла знать: наши сборы оказались случайными и быстрыми.

Когда мы подъехали к ее неказистому дому, Венцислав мне сказал:

— Иди, я в машине посижу, чтобы не мешать тебе…

— А она будет со мной говорить?

— Будет! — заверил мой приятель.

— А как она меня узнает? Она же слепая! — не унимался я, почему-то ощущая какое-то волнение.

— Иди, не волнуйся: все будет в порядке… — Он понимающе подмигнул мне.

Пересилив волнение, я вошел в дом. Честно признаюсь: ничего не помню из обстановки, словно, кроме бабы Ванги, никого и ничего не было в доме, хотя тенью мелькал кто-то из ее близких.

Баба Ванга восседала на стуле, будто это был не обычный стул, а царский трон. Несмотря на ее пустые глазницы, мне показалось, что она меня видит насквозь. Признаюсь, что это было довольно жуткое ощущение.

Не успел я войти, как баба Ванга сказала:

— А ПОЧЕМУ ТВОЙ ПРИЯТЕЛЬ НЕ ЗАШЕЛ ОТДОХНУТЬ: ОН ЖЕ ОКОЛО ТРЕХ ЧАСОВ СИДЕЛ ЗА РУЛЕМ? А, ВИКТОР? ИЛИ ЛУЧШЕ К ТЕБЕ ОБРАЩАТЬСЯ КАК К ВИТАЛАСУ?

От этих слов я буквально оцепенел: я же не произнес ни слова, а она не знала, что мы должны приехать именно сегодня, сейчас. Откуда и каким образом баба Ванга узнала, что я есть я, тем более что и видеть-то она меня не могла? Да и о моем имени Виталас никто в Болгарии не знал!

— НАПРАСНО САХАР НЕ ПРИНЕС, НУ ДА ЛАДНО… — Баба Ванга махнула рукой.

— САДИСЬ РЯДОМ!

— Баба Ванга, я просто поражен, я… — дрожащим голосом произнес я восхищенно, присаживаясь на стул, стоящий рядом с вещуньей.

— ТЫ, СЫНОК, ЛУЧШЕ СЛУШАЙ, ЧТО ТЕБЕ СКАЖЕТ СТАРАЯ ВАНГА! ТВОИ МЫСЛИ Я И ТАК ЗНАЮ! — Вещунья проговорила это просто, как бы мимоходом, словно говорила не для меня, а для себя, после чего она как бы ушла в себя, стала раскачиваться взад-вперед, и ее речь приняла чуть прерывистый, но напевный характер.

Иногда вырывались у нее слова и фразы, которые не были мне понятны, и потому, вероятно, они не остались в памяти, а местами ее напевная речь казалась настолько бессвязной, что требовался переводчик или интерпретатор.

Лишь потом в одиночестве, вспоминая все ее фразы, слова, даже интонацию, я, неожиданно для себя, как бы начал ощущать ее мысли, ее «внутренний монолог», который, словно под воздействием специального кода, врезался в мой мозг, и поэтому я воспроизведу лишь то, что засело навечно во мне, то есть так, как баба Ванга ХОТЕЛА, чтобы я запомнил. И, конечно же, я напишу текст без пауз, которые делала баба Ванга, замолкая иногда на пять, а то и на десять минут…

— ИСПЫТАНИЙ МНОГО ОЖИДАЕТ ТЕБЯ… НА ТРИ ЖИЗНИ ХВАТИТ ДРУГОМУ… ДВАЖДЫ ЗАКРОЮТ ТЕБЯ ОТ ЛЮДЕЙ… ПО НАВЕТАМ НЕПРАВЕДНЫМ СВОБОДЫ ЛИШАТ… ДОВЕРЧИВ ТЫ СИЛЬНО, И ЭТО ПРИНОСИТ БЕДУ… НЕ ДОЛЖЕН ПРЕДАВАТЬСЯ ОТЧАЯНИЮ ТЫ… ГОНЕНИЯМ ТЕБЯ ПОДВЕРГШИЕ БУДУТ ИСКАТЬ ДРУЖБЫ С ТОБОЮ… В МИРЕ ВО ВСЕМ ИЗВЕСТНЫМ ТЫ СТАНЕШЬ… МИЛЛИОНЫ ЛЮДЕЙ СЛОВО ТВОЕ ПРОЧИТАЮТ… МНОГО ДЕТЕЙ ОСТАВИШЬ ТЫ ЗА СОБОЙ… ПРОЙДЕТ ПЕЧАЛЬ ЗА ПЕРВУЮ ЛЮБОВЬ… ЗА ГОД ДО ВЕКА СЕМЬЮ ОБРЕТЕШЬ… В РУКАХ ТВОИХ СИЛА БОЛЬШАЯ: ДОЛЖЕН ЕЕ ОТДАВАТЬ НЕ ЖАЛЕЯ… НЕСЧАСТНЫ ТЕ, КТО НЕ ВЕРИТ ТЕБЕ… ДАНО ТЕБЕ КОСМОСОМ ВИДЕТЬ МНОГО, ОДНАКО ТЫ СЛЕП… НО В ЭТОМ Я НЕ ПОМОЩНИЦА: ПРОЗРЕЕШЬ ТЫ ОТ ДРУГОГО… НЕ ПРОПУСТИ ЕГО МИМО СЕБЯ… ГОРЕ БОЛЬШОЕ ДАЖЕ СТРАНЕ ТВОЕЙ ОЖИДАЕТ… НО ТЫ ДОЖИВЕШЬ ДО ЛУЧШЕЙ ДОЛИ ЕЕ…

Баба Ванга вдруг замолчала, и на этот раз ее молчание длилось долго, казалось, часы миновали, но я терпеливо сидел не двигаясь и ожидал дальнейших ее слов. Не знаю, сколько времени прошло, но мои ноги и спина, казалось, одеревенели от неподвижности.

— ВСЕ, ИДИ, ВИКТОР, УСТАЛА Я… ХРАНИ ТЕБЯ ГОСПОДЬ, СЫН МОЙ!..

Я медленно встал и прошептал пересохшим от волнения горлом:

— Спасибо вам, бабушка…

— ИКОНУ НОСИ, ПОДАРОК СПАСЕННОГО ТОБОЮ… — неожиданно бросила она мне вслед.

67
{"b":"7234","o":1}