ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 5

САМУРАЙ ТАКЕШИ

Неизвестно, сколько бы ещё пролежал маленький Серафим, впервые переживая незаслуженное обвинение, если бы перед ним не остановился с седой, как лунь, головой невысокий старик. Судя по его разрезу глаз, про таких у нас в народе говорят: «Он сильно прищурился!», этот старик был явно с Востока, причём его можно было с большой долей уверенности назвать и узбеком, и киргизом, и татарином, а может быть, и чукчей.

На самом деле это был представитель Японии — Ясабуро Такеши. Его судьба сложилась так, что он, попав в плен, около четырех десятков лет не видел своей родины.

Историю этого японца вполне можно было назвать романтической, если бы в ней не было столько трагедии. Вполне вероятно, что голливудские мастера, узнай об этой удивительной истории двух любящих людей, создали бы из неё отличный кинофильм, с претензией на получение Оскара: высшей международной кинопремии.

Посудите сами: арест, северный лагерь на десять лет, после чего ещё и «по рогам» получил. Получить «по рогам» означало по тем временам совсем не то, что сейчас, не физическое насилие. В те времена это означало «поражение в правах» после отбывания срока.

Обычно подобный вердикт выносился с определением точного срока такого «поражения», а в документах Такеши в графе «срок» стояло расплывчатое: «до особого распоряжения», что по существу означало бессрочно.

Осуждённые, получившие «по рогам», имели права проживать только по месту распределения после освобождения из мест заключения и обязаны были регулярно отмечаться у закреплённого за ними сотрудника либо милиции, либо, в особых случаях, например, как Такеши Ясабуро, у сотрудника госбезопасности.

А вся вина этого воспитанного японца заключалась лишь в том, что он безоглядно влюбился в русскую девушку с обложки. Да-да, с обложки обыкновенного журнала.

Как-то на глаза Такеши попался журнал «Работница», найденный им в порту: вполне вероятно предположить, оставленный каким-то русским матросом, побывавшем в увольнении на японском берегу.

Такеши Ясабуро увидел фотографию русской красавицы и потерял голову. С огромным трудом он разыскал человека, который смог перевести статью о Наталье Гороховой. Заочно влюбившись в фотографию далёкой русской красавицы, Такеши принялся забрасывать издательство журнала письмами, в которых слёзно умолял выслать ему адрес девушки с обложки.

Однако на десятки своих посланий он получил только один бескомпромиссный ответ: для того, чтобы редакция могла выслать адрес отпечатанной на обложке девушки, необходимо согласие самой девушки.

Японец настолько увлёкся этой русской красавицей, что даже в самое короткое время немного научился говорить по-русски.

Бедному влюблённому японцу и в голову не могло прийти, что в самом недалёком будущем его письма не только подвергнут его собственную жизнь трагическим испытаниям, но и уже испортили всю жизнь его ни в чём не виноватой возлюбленной.

Ничего не понимающую девушку просто затаскали по допросам наши славные органы безопасности, пытаясь получить ответы на вопросы:

Откуда этот японец знает её имя и фамилию?

Где они познакомились?

Какие тайны он хочет выведать у неё, простой советской девушки?

Её оскорбляли, обзывая обидными прозвищами, унижали, подвергали избиениям, но Наташа ничем не могла им помочь: она сама терялась в догадках.

В конце концов, не добившись от Наташи «нужных» ответов, девушку взяли под постоянный контроль органов государственной безопасности, заставили под диктовку написать письмо, которое сами же и отправили в адрес Такеши Ясабуро.

Сотрудник органов безопасности, занимающийся этим делом, уже мечтал о своём переводе в Москву: как же раскрыть международный заговор!

Поднести Москве на блюдечке японского шпиона!

О такой удаче молодому кагэбэшнику можно было только мечтать!

Такеши Ясабуро, словно на крыльях любви, моментально откликнулся на просьбу любимой: приехать к ней во Владивосток. Получив её послание, он сразу же приобрёл билет, отослал телеграмму с датой своего приезда, и выехал, мечтая о скорой встрече с любимой. Но как только он вышел из вагона, уверенный, что вот сейчас он наконец-то увидит свою возлюбленную, он её не увидел…

Вместо девушки пылкого влюблённого встречали несколько воспитанных молодых людей. Такеши и в голову не могло прийти, что это переодетые сотрудники органов государственной безопасности. Улыбаясь во все тридцать два зуба, один из них, вероятно старший группы, вежливо предложили:

— Господин Такеши Ясабуро, просим вас следовать за нами!

Не понимая, что происходит и почему он должен за кем-то следовать, Такеши, глупо улыбаясь, подумал, что с его Наташей что-то произошло, а потому и выразил своё беспокойство именно за Наташу:

— Сто слусилося с Натаса? Она болна? Бы беде-те меня к её? Бы её блатя?

— Да-да, мы её братья! Скоро вы увидите свою Наташу, господин Ясабуро! — с улыбкой заверил старший группы.

Затем, мягко подхватив влюблённого японца под жёлтые ручки, повели его к машине…

Конечно, никакой Наташи Такеши не увидел: начались долгие изнурительные, весьма далёкие от вежливости допросы…

Не буду утомлять уважаемого Читателя излишними, довольно нудными, подробностями этих изуверских допросов: опущу их, но расскажу о главных событиях в жизни пылкого влюблённого.

* * *

После полутора лет почти ежедневных допросов, во время которых несчастный японец твердил одно и то же: увидел Наташу на обложке журнала, влюбился и приехал по её приглашению, злополучный сотрудник потерял терпение.

Постепенно до него, даже такого недалёкого, сотрудника, дошло, что он серьёзно прокололся и Такеши Ясабуро никакой не шпион, а обычный тупой влюблённый, но признаться в своей ошибке означало не только конец его карьеры, но могло и привести к непоправимым последствиям.

Спасая свою шкуру, этот сотрудник органов государственной безопасности в буквальном смысле угрозами заставил местного судью не только осудить японского шпиона на десять лет лагерей, но и вынести ему особое распоряжение. После отбывания срока Такеши обязан будет проживать в определённой властями местности, пока не получит особого распоряжения на свой счёт.

Тем не менее хоть какая-то высшая справедливость всё-таки существует, и правильно говорят, что настоящая Любовь, рано или поздно, обязательно преодолеет все преграды.

Прошло несколько лет отсидки Такеши и вдруг он встречает свою Наташу, которая, как ни странно, отбывала наказание на женской половине этого же лагеря.

* * *

Да, прошло много лет с того времени, когда он увидел её на обложке журнала, но его возлюбленная Наташа оставалась все такой же красивой, и только её удивительные зелёные глаза, излучавшие ранее счастье и радость, сейчас смотрели на мир с печалью и недоумением.

В первое мгновение Такеши, увидев Наташу, в буквальном смысле оцепенел, застыл на месте: ему показалось, что он столкнулся с привидением. Наташа, ни разу не видевшая Такеши вживую, поначалу никак не могла признать в нём того человека, чью фотографию показывали ей следователи, и из-за которого вся её жизнь пошла под откос. Некогда статный красавец превратился в худого, измождённого доходягу.

— Да, Натаса, сейчас бо мне трудно узнать того влюблённого юношу с фотографии, — с грустью промолвил он. — Это я Баш Такеши Ясабуро, — представился он.

— Вы?!. — не в силах скрыть жалости, воскликнула Наташа и тут же всплеснула руками. — Простите меня, глупую! Как же ОНИ вас отделали, — прошептали её губы.

Потом она подняла руку и ласково провела по его шраму на щеке, а по её щекам обильно текли слезы.

Долгое время Такеши стоял, боясь шевельнуться: он столько раз пытался представить в своих мечтах, как произойдёт их первая встреча, что сейчас, неожиданно оказавшись рядом с ней, он совершенно не знал, как себя вести. Наконец, не выдержав, он схватил её руку и нежно прикоснулся к ней своими в миг высохшими губами.

15
{"b":"7235","o":1}