ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Можно просто Сема, — отвечая на её рукопожатие и бесстыдное рассматривание, Серафим смутился, не знал, как себя вести, куда глаза девать.

— А ты чо, Настька, сидишь, как бедная родственница? Подойди, познакомься с мальчиком.

Настя встала, подошла и не глядя на Серафима протянула ему руку:

— Настя, — тихо проговорила она и в смущении не могла поднять на него глаз.

— Боже ж ты мой, — всплеснула руками рыжая, — Настя глазки потупила, как целочка. Да поцелуй парня, а то он невесть что подумает и сбежит.

Ну, Надька, ты и шалава! — сердито бросила подруга. — Не видишь что ли: парень и так смущается, не знает, куда руки деть, а ты со своими шуточками.

— Все они поначалу смущаются, а как в постель затащут… — заявила рыжая, но развить свою мысль не успела: в комнату вошёл Данилка.

— Ты уже здесь, Сема? — обрадовался он. — Познакомились?

— Познакомились, — ехидно усмехнулась рыжая.

— Вот и славненько… Чего сидите, девчонки, а ну, быстро стол накрывайте…

С шутками и прибаутками, поглядывая на мальчиков, девицы поспешили к выполнению свои обязанностей.

Данилка отвёл Серафима в дальний угол и тихо спросил:

— Ну, как тебе девочки?

— Нормальные, -неопределённо ответил Серафим.

— Тебе какая больше нравится?

— Что значит, какая? — не понял он. — Ты мне скажи, с какой ты встречаешься?

— Ты что, Сема, не понял? — удивился Данилка. — Я ж для тебя все организовал: мне всё равно, с какой кувыркаться. Выбирай для себя, а мне что достанется!

— Я так не могу, — нахмурился он.

— Как? — не врубился приятель.

— А так: толком ещё не познакомились и сразу в постель, — угрюмо пояснил Серафим.

— Почему сразу? Посидим, выпьем, покушаем, музычку послушаем, а потом уже и в постельку можно…

— Вот так, без чувств? — искренне удивился Серафим.

— Какие чувства, Сема? — усмехнулся Данилка. — Дурную кровь согнал и привет!

— А девчонки? Неужели они тоже согласны? — кажется, он ещё больше удивился.

— А как же! Если бы не были согласны, не пришли бы… — он вдруг взглянул в их сторону. — Ты гляди, какие косяки на тебя давит Настена! Как она тебе?

— Нормально, — Серафим вдруг смутился.

— Вот и решено: мне — Надька, тебе — Настена…

Сели за стол. Как ни уговаривали Серафима, он так ни капли и не выпил. Поддерживая его, Настя тоже лишь пригубила, зато Данилка и Надежда разошлись не на шутку и вскоре опьянели настолько, что готовы были перейти к интимным ласкам прямо за столом. Во всяком случае, когда Данилка вывалил её пышные груди наружу и принялся их тискать, подмигивая Серафиму, чтобы тот тоже приступал к действию.

В какой-то момент Надежда не выдержала, взглянула на свою подругу и, пьяно икнув, развязно проговорила:

— Настена, хватит из себя целочку разыгрывать, чего сидишь бесплатно? Помоги Семушке расслабиться!

— Не боись, подруга, мы сами разберёмся… — заметила «скромная» Настя.

Затем она подняла свои глаза на Серафима, призывно посмотрела, провела пальчиком по его губам. И вдруг, несколько грубовато, совсем по-мужски, обхватила ладонями его голову, впилась губами ему в губы, а когда почувствовала, что он откликнулся на её поцелуй, Настя взяла его руку, смело сунула её под подол своей коротенькой юбчонки прямо между ног и тут же зажала её своими бёдрами.

Это оказалось столь неожиданным, что Серафим не успел среагировать, но когда его пальцы ощутили горячую девичью кожу, по всему его телу пробежала какая-то странная волна. Что это было, он не понимал: никогда ничего подобного не испытывал. Он вдруг ощутил, как в его штанах зашевелилось его мужское достоинство, которое стало расти и твердеть. Почему-то это напугало его, и он, выдернув руку, резко отстранился от девушки.

— Почему? — с удивлением прошептала Настя в его ухо.

— Не могу я так! — шёпотом бросил он.

— Как? — не поняла Настя.

— При них не могу, — кивнул Серафим на двух увлечённых друг другом ребят.

— И что же нам делать?

— Давай уйдём отсюда? — У тебя есть куда?

— Нет…

— Ладно, пошли, — чуть подумав, ответила Настя.

— Куда?

— Ко мне!

— К тебе?

— Ну… Да ты не боись: мать сегодня в ночную, — игриво пояснила Настя и тут же испытывающе взглянула ему в глаза.

— Что?

— Я на Амурских живу, не боишься?..

* * *

Район Амурских улиц был одним из самых криминальных районов в Омске. На этой окраине города селили в ветхих рабочих общежитиях бывших зэков, освободившихся из мест заключения после отбытия наказания, там же стояли ветхие домишки, в которых обитали пьяницы, хулиганы, дебоширы.

Оказаться в такой дыре всё равно, что оказаться на дне. Не было ни одного дня, чтобы район Амурских не попадал в криминальную сводку новостей.

* * *

— А чего мне бояться, пошли… — нервно предложил он: все ещё переживая те ощущения, которые появились во время прикосновения к её нежной коже между ног.

Почти всю дорогу они шли молча и сосредоточенно. Нужно заметить, что им не нужны были слова: их руки, соприкасаясь иногда, говорили больше, чем слова. Как-то, помогая Насте перешагнуть через лужу, он поддержал её за локоть и ощутил, как по телу девушки тоже пробежала дрожь.

— Ты мне нравишься, Сема! — прошептала она и прижалась к его плечу своей пышной грудью.

Серафим хотел что-то сказать, но не успел:

— У, черт! — вырвалось у Насти. — Так я и знала, — в её голосе послышался страх.

— Что случилось?

— Сыч со своей кодлой, — прошептала девушка.

Серафим заметил даже в сумерках, как её лицо сильно побледнело.

Серафим посмотрел в ту сторону, куда был направлен взгляд Насти: метрах в ста пятидесяти навстречу им двигалась компания из четырех молодых парней.

— Кто такой Сыч?

— Местный авторитет: настоящий бандит! Давай свернём в сторону, — её голос испуганно дрогнул.

— А где твой дом?

— Вон там, — кивнула она в сторону, откуда шли те, кто её напугал.

— Ну и иди спокойно… А может ты ему что-то должна? — прямо спросил Серафим.

— Ничего я ему не должна! — твёрдо заверила она. — Но поверь, этот Сыч спокойно пройти нам не даст… Слушай, Семушка, ты возвращайся, а я задержу их…

— Я понял! Ты же с ним встречалась? — догадался вдруг Серафим.

— Встречалась… — кивнула Настя. — Думала, он нормальный парень, а Сыч самый настоящий садист, — она горько всхлипнула. — Ширнется наркотиком и давай издеваться… Однажды даже бритвой мне руку порезал! Вот я его и бросила…

— Вот сволочь! — ругнулся Серафим. — Иди рядом и ничего не бойся, — спокойно предложил он.

— Да они ж убьют тебя! — всхлипнула она.

— Пусть попробуют, — зло процедил он сквозь зубы.

Расстояние между ними быстро сокращалось, и когда до компании Сыча осталось метров пять и казалось, что они спокойно разойдутся, сутулый парень лет тридцати, с довольно симпатичным лицом и многочисленными наколками на руках, резко повернулся в их сторону, словно до этого их и не видел.

— Ба-ба-ба! — ехидно воскликнул он. — Посмотрите, пацаны, кого я вижу. Настена, любовь моя, с кем это ты шлындраешь по нашей улице? Кто это оказался таким смелым, что решился сунуться на нашу территорию?

— Сыч, не трогай его! — испуганно воскликнула Настя.

— Да кому нужен этот шпиндель? — брезгливо усмехнулся тот. — Так, поговорим по душам и отпустим, если окажется с понятием… — Сыч повернулся к своим приятелям и хитро подмигнул: — Правильно я базарю, братва?

— Конечно, Сыч! — осклабились те.

— Ну, чо, шпиндель, поговорим? — спросил Сыч.

— Прошу, не трогай его, Сыч! — вновь вскрикнула Настя.

— Молчи, шалава! — грубо оборвал её Сыч. — С тобой я потом побазарю… — в его голосе слышалась явная угроза.

— Погоди, Настена, — тихо заметил Серафим, в его голосе явно ощущался металл.

Поначалу его задело, что Сыч назвал его шпинделем, и он разозлился. Кому не станет обидно? А кроме того Сыч обозвал и Настю: девушку, которая была с ним.

23
{"b":"7235","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Сценарист
Доказательство рая. Подлинная история путешествия нейрохирурга в загробный мир
Никогда тебя не отпущу
Юрий Андропов. На пути к власти
Рунный маг
Бумажная принцесса
Темная комната
Ветер Севера. Аларания
Время Березовского