ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Вижу, что ты всё понял, — удовлетворённо ухмыльнулся Будалов. — Но ты не киксуй: если будешь правильно себя вести, то никто не узнает о твоём тайном краснопении в кабинете старшего Кума. Понял?

— Как не понять, гражданин начальник, — уныло процедил Рыжий Колян.

— Вот и ладненько! Ты мне вот что скажи, мил человек: ты знаешь Серафима Понайотова?

Услышав фамилию, Рыжий резко передёрнул плечами и недовольно поморщился.

— Вижу, что знаешь, — с удовлетворением заметил Будалов и тут же спросил: — И вижу, что этот парень явно не является твоим другом, не так ли?

— Из-за этого сучонка мне и пришлось в шестёрках бегать: чуть что шерстяные в лицо смеются: с тобой, говорят, и со всей твоей кодлой один пацанёнок справился! Так что сиди, посапывай в две дырочки и не вякай!.. — Рыжий Колян со злостью скрежетнул зубами. — Встречу, на ремни порежу сучонка! На тот свет отправлю гадёныша! — его глаза сузились от злости.

Дурак ты, — беззлобно бросил капитан. — Что за месть врагу, если просто убить его? Не получить никакого удовольствия для самого себя… — нравоучительно произнёс он. — Вот скажи, какая радость от смерти твоего врага лично для тебя? Только на мгновение потешить своё самолюбие: исчез человек, нет его и никогда уже не будет, так, что ли? — Будалов криво ухмыльнулся. — Нет, я другого мнения: нужно сделать так, чтобы враг помучился вволю. Вот это настоящая месть!

— Поистязать что ли, или инвалидом сделать? — брезгливо поморщился Рыжий. — Нет, я не по этим делам…

— Зачем устраивать врагу физические страдания, когда можно сделать все красиво и заставить самому мучаться, — капитан загадочно усмехнулся.

— Красиво? Какой смысл в красоте мучений? — не понял Рыжий Колян.

— Красиво не мучаться, а в смысле красиво все обставить! Важна не только победа, но и то, как она красиво добыта и какие последствия от этой победы! — Будалов многозначительно поднял вверх указательный палец и тут же пояснил: — Пусть твой враг пройдёт все те муки ада, которые ты сам прошёл! Или ты скажешь, я не прав?

— Чтобы Семка очутился на нарах? — догадался Рыжий Колян: — Это, конечно, хорошо, но я не прокурор! — Валеулин неуверенно пожал плечами.

— Никто и не говорит, что ты прокурор, — заметил Будалов.

— Так что вы от меня хотите, гражданин начальник? Не пойму я что-то…

— Хочу услышать ответ на один совсем простенький вопрос: ты готов к мести?

— Конечно! — без колебаний воскликнул Рыжий Колян.

— И на что готов, чтобы отомстить?

На все, кроме своей смерти! — с улыбкой ответил тот, но, чуть подумав, добавил: — И, если честно, не хотелось бы из-за этого гавнюка снова лагерную баланду хлебать!

— Вот и славненько… Баланду хлебать ты не будешь: это я тебе гарантирую на все «сто»! — капитан задумчиво покачал головой и внимательно посмотрел на Валеулина.

В этот момент Будалов размышлял лишь об одном: стоит ли сейчас, как говорится, с ходу, посвящать Рыжего Коляна в суть плана, придуманного лично им несколько дней назад? Собственно говоря, сам-то он ничем не рискует. Рыжий Колян не только в его полной власти из страха, что может раскрыться правда о его стукачестве, а он может в любой момент вернуться в колонию, но и сам горит желанием напакостить Серафиму.

Как говорится, их желания совпали во времени и в пространстве: не напрасно же они встретились в нужном месте и в нужный момент?

— А вам-то какой резон этого парня гнобить? — спросил вдруг Рыжий Колян.

— А не нравится он мне! — процедил Будалов сквозь зубы. — Не нравится и все тут! Да и тебе, дураку, хочу помочь отомстить, — добавил он и внимательно посмотрел в глаза собеседнику. — Устраивает ответ?

— Более чем!

— Вот и отправим его, сообща, на шконку… — капитан довольно потёр ладонями. — Ты как, готов?"

— Что тот пионер: «Всегда готов!» Но как?

— Об этом немного позднее. Теперь можешь идти. Свободен! — сказал капитан.

Рыжий Колян тут же встал:

— До свидания, гражданин начальник… — склонившись в полупоклоне, он вышел из кабинета…

Прошло несколько дней, прежде чем Будалов вновь вызвал к себе своего добровольного помощника.

На этот раз, войдя в кабинет Будалова, Рыжий Колян поздоровался, сам щёлкнул «собачкой» замка, после чего, перехватив одобрительный взгляд капитана, присел перед ним на стул. Закурил, взяв со стола сигарету из пачки. Он вёл себя так, словно уже чувствовал равноправие.

— А чего это ты развалился? — недовольно нахмурился капитан. — Думаешь, если я предложил свою помощь, то ты можешь наглеть у меня в кабинете?

— Извините, гражданин капитан, задумался…

Валеулин моментально вскочил со стула, угодливо склонил спину перед хозяином кабинета и вопросительно уставился на него в ожидании распоряжений.

Чуть помедлив, Будалов решительно махнул рукой и припечатал ладонью стол:

— Так вот, Валеулин, теперь и послушай, что я придумал… — медленно проговорил он…

* * *

План подставки Серафима под уголовную статью был довольно прост и основывался на главной черте характера объекта. В силу своего характера. Понайотов всегда приходит на помощь тому, кто нуждается в помощи.

Когда Серафим окажется в нужном месте, в нужное время, к нему обратится молодая женщина и со слезами на глазах попросит его о помощи: мол, случайно захлопнулась железная дверь, а ключи остались в квартире. Но главный ужас заключается в том, что в квартире запертым оказался совсем маленький ребёнок. Помогите открыть замок!..

— Что до меня, то я никак не могу… — недоуменно поморщился Рыжий. — Не врубаюсь я, гражданин начальник!

— А чего тут непонятного? — ухмыльнулся Будалов. — Твой «приятель», естественно, конечно же, не откажется помочь бедной и несчастной матери, он побежит взломать дверь и оказывается в квартире с ребёнком… — терпеливо пояснил капитан и добавил: — Тут-то его, как говорится, ловят с поличным и вяжут мои сотрудники! Теперь понятно?

— Но в чём здесь криминал? Какая статья уголовного кодекса? — не понял Рыжий Колян. — Мужик помог матери спасти ребёнка, а его за это ещё и арестовывают, так что ли?

— Вот именно, спасти ребёнка… — злорадно ухмыльнулся капитан. — Но это будет версия твоего заклятого дружка! У следствия же будет совсем другая.

— Какая? — удивился Рыжий.

— Проникновение в чужое жилище на предмет кражи, а то, что в квартире обнаружится ещё и ребёнок, то данную кражу можно будет попытаться переквалифицировать в грабёж! А это уже совсем другая статья и совсем другой срок! — Будалов довольно вскинул большой палец и взглянул с видом победителя. — Теперь-то ты всё понял или ещё повторить?

— Голова кругом идёт: полный атас! — признался Рыжий Колян. — Гражданин капитан, Серафим же не будет ничего красть! Можете быть уверены: я его знаю. У него пунктик на честности… — он задумчиво покачал головой. — Да и не успеет ничего украсть, даже если предположить, что он вдруг и решится, а это абсолютно не реально…

— Нужные вещи будут вынесены до его появления в квартире, — капитан хитро подмигнул.

— И кто же их вынесет? — уныло протянул Рыжий: судя по его интонации, он уже и сам догадался: кто будет этим человеком. — Я, что ли? — обречённо спросил он.

— Именно ты!

— Ага, осталось дело совсем за малым: найти нужную квартиру, да ещё с ребёнком, и уговорить его мать захлопнуть дверь, да ещё и обратиться за помощью, причём именно к Серафиму, — язвительно заметил Рыжий.

— Мне, Рыжий, казалось, что ты умнее, — брезгливо протянул капитан. — Поясняю для самых «одарённых». Но сначала ответь на вопрос; скажи, ты с кем по ночам кувыркаешься?

— Ну, с Катькой.

— Помнишь, где и кем она работает?

— За ребёнком главного инженера завода присматривает, — ответил он и тут же воскликнул, догадавшись, куда клонит капитан: — Но Катька никогда не пойдёт на такую подставу!

— А ей и не обязательно знать о том, что мы задумали, — заметил Будалов. — Насколько я понимаю, тебе не сложно снять слепки с ключей квартиры инженера?

32
{"b":"7235","o":1}