ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— И твои… — эхом откликнулась Валентина, после чего вдруг счастливо рассмеялась и резко отстранилась от него. — Слушай мою команду, юнга!

— Да, мой адмирал! — вытянувшись перед девушкой, ответил Серафим.

— Река пресная?

— Так точно, мой адмирал!

— А море солёное?

— Вне всяких сомнений, мой адмирал!

— Значит, соль мы с тобой уже попробовали, не так ли? Так что остаётся?

— Попробовали? Не знаю, мой адмирал, — чуть растерянно произнёс Серафим, не понимая, о какой соли она говорит.

— Сам же сказал, что губы солёные, — девушка хитро подмигнула ему.

— Так точно, мой адмирал! — он всё ещё был в недоумении.

— Остаётся искупаться, мой юнга, и отдать почести Нептуну! — пояснила она и заразительно рассмеялась, заметив удивление в его глазах. — Пошли на пляж: по радио я слышала, что вода в Иртыше как парное молоко! Смотри, как солнце светит!

— Ты моё солнышко! — не отрывая от неё влюблённых глаз, проговорил Серафим.

— Скажешь тоже, — смущённо заметила она, но было видно, что ей очень понравилось это сравнение.

Валентина подхватила его под руку и увлекла к реке. От Дворца молодёжи до пляжа не более десяти минут ходьбы, и вскоре они оказались на берегу.

В это ранее утро, несмотря на жаркую погоду, народу почти не было, если не считать двух старичков, которые тщательно чистили пляж, накалывая на штыри разный мусор и складывая его в ведра, да одного счастливого семейства, явно приезжих издалека, если судить по номерам их «москвича». Рядом с машиной была разбита туристическая палатка. Глава семейства читал какой-то журнал, а хранительница очага, как и положено, варила что-то на костре. Их дети, мальчик лет восьми и девочка чуть постарше, весело плескались в реке.

Серафим и Валентина быстро скинули с себя верхнюю одежду и взглянули друг на друга.

— Ты погляди, у нас даже купальники совпадают по цвету! — радостно проговорила она.

— Ты такая красивая! — с любовью произнёс он, не отрывая глаз от её стройного тела.

Щеки Валентины мгновенно покрылись румянцем, и ей захотелось перевести разговор на другую тему:

— А ты хотел бы, чтобы и у нас было также? — тихо спросила Валентина, кивнув в сторону семейства.

— Я читаю, а ты завтрак готовишь? — с хитринкой спросил Серафим.

— Да нет же! — Валентина вновь топнула ножкой. — Чтобы у нас с тобой были дети: мальчик и девочка? — она смущённо опустила глаза.

— Конечно же, хочу! Ещё как хочу! — Серафим подхватил её на руки и закружил.

И кружил до тех пор, пока они с весёлым смехом не завалились на песок. Как-то получилось, что Серафим оказался сверху. Смех он тут же прервал и с тяжёлым дыханием взглянул в её глаза.

— Что, милый? — прошептали её губы. Приблизившись к её лицу, он нежно прошептал:

— Я так люблю тебя…

— Как? — шёпотом спросила она.

— Как не могут любить сорок тысяч братьев…

— А если без Шекспира?

— А без Шекспира люблю тебя ещё сильнее! — ответил он и чуть-чуть прикоснулся губами к её губам.

— Не надо, милый, — дрожащим голосом прошептала девушка.

По всему её телу пробежали мурашки, но её руки обвили его шею и губы слились в поцелуе.

Серафим вздрогнул всем телом, и его рука поползла вниз.

— Нет! — вдруг отстранилась Валентина и пояснила. — Извини, с ума могу сойти… Не обижайся: от счастья! — она провела пальчиком по его лбу, носу, губам. — Пошли купаться! — вскочила и побежала к реке.

Её движения были столь грациозны, столь волнующе изящными, что Серафим невольно залюбовался ею в буквальном смысле с открытым ртом. И только когда Валентина плюхнулась в воду и, не обнаружив его рядом, призывно помахала ему рукой, он встал и бросился к ней. Летел словно на крыльях! Летел так, словно боялся опоздать! Валентина была уже метрах в двадцати пяти, когда он нырнул в воду.

Валентина с детства занималась плаванием и уже достигла звания кандидата в мастера спорта. Сейчас, уверенно держась на воде на одном месте, Валентина осматривалась вокруг, пытаясь определить, где вынырнет Серафим.

Так получилось, что они впервые оказались вместе на реке и она понятия не имела, как он плавает, но почему-то была уверена, что Серафим не сможет доплыть до неё под водой. Прошло достаточно много времени для того, чтобы он вынырнул, но его всё не было. Её сердце сжалось в тревоге: зная характер своего Семы, Валентине вдруг пришло в голову, что он, решив доплыть до неё под водой, вполне мог не рассчитать свои силы.

— Сема-а! — испуганно закричала она во весь голос. — Сема-а! — не услышав ответа, девушка нырнула с открытыми глазами, пытаясь отыскать его под водой.

К счастью, погода стояла безветренная, и ряби на воде не было. Кроме того, в этом месте река делала небольшой изгиб, и течение было не столь сильным, а потому и вода намного чище, чем в других местах быстрого Иртыша. Валентина любила нырять и делала это с большим удовольствием. Благодаря хорошо натренированным лёгким, она могла до двух минут обходится без воздуха. Видимость была приличной: до трех-четырех метров, но в той стороне, где, по её мнению, должен был оказаться Серафим, его не было.

Постепенно её начала охватывать паника: неужели с ним что-то случилось, а она ничем не сможет ему помочь?

«Господи, помоги, спаси моего любимого!» — молотом стучало в её голове.

Ни на что более не надеясь, Валентина повернулась в сторону глубины и неожиданно увидела прямо перед собой… огромные глаза! Испугаться не успела: луч солнца осветил лицо и перед ней оказалось улыбающееся лицо Серафима. Ей так захотелось дать ему пощёчину, что она даже замахнулась, но Серафим перехватил её руку, поднёс к своим губам и нежно поцеловал. Потом прижал свою правую руку к сердцу, пожал плечами, словно извиняясь и широко улыбнулся.

Валентина, не в силах более сердиться на него, тоже улыбнулась и протянула к нему свои руки. Они обнялись, соприкоснулись губами и так и всплыли в объятиях друг друга.

— Какой же ты дурак всё же! — ласково пожурила она и в её голосе явно слышалось признание в любви. — Ты что, не слышал, как я тебя звала?

— Разве ты не знаешь, что звать человека, находящегося под водой, нужно не голосом, а шлёпками ладошкой по воде? — пояснил Серафим.

— А ты откуда знаешь? — удивилась Валентина. — Ты же не моряк…

— Не моряк, — согласился Серафим, — но учиться плавать мне помогал чемпион Украины по плаванию: Доброквашин…

— Владимир Семёнович? — удивлённо спросила она и растерянно добавила: — Так Доброквашин и со мной занимался, и благодаря ему я стала кандидатом в мастера спорта… — хвастливо заметила она.

— Какая же ты у меня молодчинка! — похвалил Серафим.

Они уже подплыли к берегу и вышли из воды. Солнце столь сильно пригревало, что они моментально оказались сухими.

— Это же надо: мы тренировались у одного тренера? Вот здорово! — обрадовался Серафим. — А мне Владимир Семёнович говорил, что он целиком ушёл в лёгкую атлетику и плаванием занимается только с самыми любимыми учениками.

— Так оно и есть, — смущённо заметила Валентина и с удовольствием улеглась спиной на теплом песке.

— Как жаль, что мы с тобой не встретились уже в то время, — со вздохом произнёс Серафим.

— В то время мне не было ещё и десяти лет, и я была конопатой и такой нескладной, так что ты на меня даже и не взглянул бы, — увидев его смущённый взгляд, она заливисто рассмеялась.

— Твой смех напоминает колокольчик: звонкий и… — сначала он хотел сказать «возбуждающий», но не решился и придумал другое слово, — …притягивающий.

Чтобы скрыть смущение, он нежно провёл пальцем по её животику, кожа которого тут же призывно вздрогнула. Её дрожь пробежала по всему телу и передалась Серафиму. У него перехватило дыхание, а во рту мгновенно пересохло.

— Милый… — прошептали её губы.

— Милая… — эхом произнесли его губы.

— Я счастлива…

— Я счастлив, — словно возражая, произнёс он.

— Я люблю тебя…

— Я люблю тебя, — вновь эхом откликнулся он.

63
{"b":"7235","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Я дельфин
Интимная гимнастика для женщин
Дейл Карнеги. Как стать мастером общения с любым человеком, в любой ситуации. Все секреты, подсказки, формулы
Книга челленджей. 60 программ, формирующих полезные привычки
Маленькая страна
Монах, который продал свой «феррари»
Тени сгущаются
Черный клановец. Поразительная история чернокожего детектива, вступившего в Ку-клукс-клан
Побежденный. Hammered