ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сначала, встретившись в одном из малоприметных кафе с Фадеевым, Савелий попросил Виктора Илларионовича уточнить названия зарубежных банков, с которыми сотрудничает президентская администрация. Те копии документов, которые хранились у Говоркова в малютинском портфеле, были чуть ли не все годичной давности, а Савелий хотел знать точно, не изменилось ли что-нибудь за прошедшее время в финансовом ведомстве Кремля: остались ли те же партнеры, те же банки, те же фигуранты в банковских документах, или что-то надо скорректировать? Кого-то убрать, кого-то добавить.

Фадеев пообещал Савелию дня за три подготовить всю необходимую информацию.

За разговором Савелий не заметил, как время перевалило за полдень. С большим трудом Говорков успел к назначенному времени на Лубянку. Они почти одновременно с генералом, только с разных сторон, оказались у служебного входа в здание ФСБ.

— Ну что, Савелий, успел проголодаться? — спросил Богомолов, садясь в свой служебный «Сааб». — Куда поедем? Ты вроде бы лучше должен знать, где быстро и вкусно можно отобедать.

— Да хотя бы в «Савой» можно махнуть: чего куда-то тащиться, вон он, рядом же. — Савелий указал на большое темное здание по соседству.

— Э-э-э, крестник, в таких местах на серьезные темы говорить не принято,

— слегка улыбнулся генерал, намекая, что этот фешенебельный ресторан находится под недреманным оком ФСБ.

— Понял, — ответно улыбнулся Савелий. — В таком случае выходит, что вы лучше знаете! Вот и командуйте сами!

— Знаю я одно местечко» тут неподалеку, на Мясницкой. Отличная украинская кухня, — предложил Богомолов. — И, между прочим, недорого — не то что в «Савое», где за один хрен на блюдечке три доллара берут, а за два — по десять…

— Как скажете, Константин Иванович, — согласился Савелий, залезая в машину.

Минут через десять они уже ели вкусно сваренный настоящий густой украинский борщ с румяными чесночными пампушками. Затем под галушки со сметаной выпили немного фирменной горилки с перцем и, дождавшись, когда официант принесет ароматного медового киселя, наконец приступили к разговору.

— Судя по всему, у ребят из кремлевской администрации в Европе все на мази: все схвачено, за все уплачено, — сказал Савелий, — я уж не говорю про Россию, где они через своих людей контролируют и таможню, и погранслужбу, и ФСБ… Начать я хочу со Швейцарии, но соваться туда сразу мне не с руки, надо делать ходы наверняка. Поэтому поначалу поеду-ка в Австрию или Чехию — я еще окончательно не решил, но для нашего разговора это не так уж важно. В общем, мне нужны «чистые» документы, с которыми на меня никто не станет пялиться и задавать лишние вопросы. Как вы понимаете, это мне нужно для страховки, — пояснил он. — Конечно, было бы хорошо, если бы я мог воспользоваться не одним комплектом документов, а двумя-тремя, но это мое пожелание, понимаю, на грани фантастики.

— Почему же, Савушка, не скажи, — возразил Богомолов, — если надо, мы и десять комплектов подготовим. Здесь важен только единственный фактор — время, на каждый комплект, учитывая строгую секретность твоей предстоящей работы, понадобится дня три, не меньше. Думаю, тебе не резон торопиться: в таком деле, как говорится, лучше перебдеть, чем недобдеть, — предложил генерал, понимая, что его крестник все равно решит по-своему, но, как говорится, попытка не пытка. — Не спеши, подготовься как следует, тогда и начнешь.

— Я уже начал, Константин Иванович, — сказал Савелий, — не могу я столько времени терять! Дня три еще куда ни шло, но больше — не могу.

— Понял. Значит, выходит — один комплект?

Зная Бешеного, генерал понимал, что в данном случае уговаривать его бесполезно: раз он уже настроил себя на повышенную активность, то ничто теперь его не остановит. Если что, он и без прикрытия начнет действовать…

Богомолов посмотрел на часы: пора было возвращаться в управление. Они договорились, что Богомолов, как только у него появятся необходимые документы, немедленно сообщит Савелию. На том и расстались.

Савелий достал из кармана куртки мобильный телефон и набрал номер Константина. Тот уже не спал, тоже успел пообедать и в нетерпении ожидал его звонка. Савелий вызвал его на Тверскую: он давно следовал правилу — все важные разговоры вести вне помещений, затерявшись в толпе прохожих.

Встретившись у памятника Юрию Долгорукому, они не спеша направились вверх по Тверской.

— Ты газеты читаешь? — спросил Савелий у Рокотова. — Да. А что?

— Значит, ты в курсе того, что там пишут о Президенте и о том, что вокруг него творится, — полувопросительно-полуутвердительно констатировал Савелий.

— Ты о его семье и об окружении? Еще бы не в курсе, об этом же на каждом шагу кричат все кому не лень! — усмехнулся Константин. — Старого беспомощного льва кто не пнет? Черт их разберет, верить во все это или нет… Со стороны вроде кажется, что все у них сходится, а что там по-настоящему творится… Кто знает правду?

— Ну, коль скоро и тебя это волнует, — перехватив его недоуменный взгляд, сказал Савелий и торжественным тоном добавил: — Волнует, как всякого порядочного гражданина своей страны! — И, не дожидаясь его реакции, закончил свою мысль: — Так вот у меня к тебе просьба: сможешь найти источник, откуда журналисты материалы для публикаций черпают? Надо тщательно проанализировать все последние публикации, сравнить их, отсортировать — где мусор, а где серьезные факты. Мне лично, Костя, кажется, что все наши журналисты из одного корыта кормятся. Ты, пожалуйста, уточни это… — Он задумался на мгновение, потом добавил: — Было бы хорошо, если бы тебе удалось познакомиться с кем-нибудь из этих борзописцев. Прояви инициативу, так сказать: глядишь, в личном общении что и всплывет интересное.

— А зачем тебе это? — удивился Рокотов. — Неужели ты сам в журналисты собираешься податься? Или за этим стоят более серьезные дела?

— Мне кажется, Костик, ты забыл одну народную мудрость: много будешь знать, скоро состаришься, — ушел от ответа Савелий. — Помнишь, я рассказывал, как на нашей зоне говорили: «Меньше знаешь — лучше спишь и дольше живешь». Сделай, о чем я тебя прошу. Могу сказать только одно: ты мне этим очень поможешь. Как думаешь, сколько уйдет у тебя на это времени?

— Не знаю… — Константин задумался, недовольно покачивая головой. — Ну и загрузил ты меня, приятель… Думаю, неделя-полторы понадобится… Как повезет…

— Ты уж постарайся, чтобы повезло! — Савелий ободряюще хлопнул Костю по плечу. — Ладно, я пошел. Меня тут дней десять не будет, так что действуй в автономном режиме и звони только в самом крайнем случае, то есть в безвыходном. Если у тебя пойдут какие-то расходы…

— Давай не будем! — возмутился Костик. — Что я, без денег, что ли, живу?! Насколько я понимаю, ты тоже не к частнику в следаки нанялся. А на государственные интересы можно и раскошелиться: раз оно такое бедное стало, помогать ему — наш прямой гражданский долг, — закончил Константин без ложного пафоса.

— Я гляжу, Костя, что ты и сам все прекрасно понимаешь. Рад, что не ошибся в тебе. Напоследок только попрошу: будь предельно осторожен, не засвети своего интереса; поверь, пасти тебя никто не станет, чуть что — упакуют в деревянный ящик и под землю!

— Это мы еще посмотрим! — нахмурился Рокотов, он не считал порученное ему задание таким уж сложным и опасным, чтобы на этом стоило заострять особое внимание, и потому Савелий недовольно сказал:

— Костик, мне кажется, я «никогда не бросался понапрасну такими словами. Поверь, дорогой, то, о чем я тебя попросил, очень и очень опасно. А потому будь предельно осторожен! — И серьезно добавил: — Более того, не геройствуй понапрасну: чуть что моментально ложись на дно!

Константин внимательно посмотрел в глаза Савелия и тут, видно, осознал, что задание старшего друга только с виду кажется таким простеньким.

— Хорошо, старшой, я все понял!

Договорившись пересечься через десять дней, приятели разошлись у станции метро.

Савелий поехал в банк, где в личной сейфовой ячейке, оставленной ему по наследству Амираном-Мартали, хранился малютинский портфель с документами, он еще раз хотел все внимательно пересмотреть, чтобы выстроить четкую последовательность своих действий. А Константин отправился в библиотеку — у него на этот день ничего не было запланировано, и не имело смысла откладывать поручение Савелия в долгий ящик.

11
{"b":"7237","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Девушки сирени
Мои дорогие девочки
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Как говорить, чтобы дети слушали, и как слушать, чтобы дети говорили
С жизнью наедине
Лицо удачи
Как любят некроманты
Хоумтерапия. Как перезагрузить жизнь, не выходя из дома
Здоровое питание в большом городе