ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Коротко вскрикнув, бедняжка рухнула навзничь. Еще несколько мгновений ее стройные голые ноги бились в предсмертных конвульсиях, а затем она затихла.

«Вот дура! — с жалостью подумал Савелий. — Промолчала бы и жила себе дальше…»

Но мысль эта лишь на мгновение заняла его сознание, ведь сейчас перед ним был смертельно опасный противник! Мозг Говоркова автоматически посылал команды мышцам тела выполнять наиболее оптимальную работу.

Счет шел на доли секунды: вот Бешеный стремительно отпрянул, а охранник дал очередь и попал в мулатку, и, пока он двигал дулом своего автомата, Бешеный уже выхватил нож и метнул в противника. Острая сталь вонзилась в горло и перебила сонную артерию. Фонтан крови, словно из открытого крана, брызнул почти на метр вперед. Выронив автомат, громила схватился за рукоятку клинка, пытаясь вырвать его, что ему удалось, но лишь приблизило к смерти. Через мгновение он был мертв и его массивное тело с глухим стуком рухнуло на пол.

Но Бешеному уже было не до него: он выхватил из-за пояса кольт и навскидку послал несколько пуль в стремительно набегающую на него тень. Четвертый и последний охранник с грохотом, словно наткнувшись на что-то, рухнул на бегу на пол и, прокатившись пару метров, неожиданно резво вскочил, словно пули Бешеного не причинили ему никакого вреда и он на самом деле не человек, а бесплотная тень. Он даже успел выпустить очередь в сторону Савелия, и если бы не фантастическая реакция Бешеного, то хотя бы одна из пуль достигла цели.

Савелий стрелой выбросил свое тело вперед и, проделав немыслимый кульбит, тут же вскочил на ноги и оказался едва ли не вплотную к громиле, который уже занес свой огромный кулак над головой Бешеного. Сработал автоматизм профессионала, и Савелий нанес противнику упреждающий резкий удар: вытянутые концы пальцев его правой руки, словно голова кобры, метнувшейся на добычу, воткнулись в горло противника, разорвав гортань. Охранник страшно захрипел, выронил из рук автомат, сначала упал на колени, потом уткнулся лицом в пол, продолжая держаться обеими руками за порванное горло.

Уже особо не таясь, Бешеный подхватил на руки Велихова и, взвалив его на плечи, спустился по лестнице на первый этаж.

Там уже повсюду горел свет. Бешеный не забыл о китайской парочке, прислуживавшей обитателям виллы. Но он и предположить не мог такой серьезной предусмотрительности трусоватого Велихова. Свою оплошность Бешеный понял, только когда сухонький невысокий китаец возник прямо перед ним на пороге дома.

Савелий сразу увидел, что перед ним знаток боевых искусств. Тот стоял в боевой стойке кунфуиста: чуть присев на широко расставленных ногах и выставив перед собой полусогнутые в локтях руки. Чуть сбоку от него Савелий заметил китаянку. Она держала в руке короткую бамбуковую палку, на обеих концах которой блеснули острозаточенные клинки.

Руки Бешеного были заняты Велиховым. Спасительный кольт торчал за поясом и был сейчас бесполезен. Савелию ничего не оставалось, как разжать руки и сбросить грузное тело Велихова на пол. Он потянулся было за револьвером и успел заметить краем глаза, что китаянка сделала резкий выпад своим зловещим оружием.

Мгновенно Оценив, что у него нет времени, чтобы выхватить кольт и прицельно выстрелить, он, успев левой рукой сделать защитный блок от выпада китаянки, одновременно правой нанес удар по центру бамбуковой палки. Раздался треск, палка разломилась пополам, одна половина ее отлетела и вонзилась в стену дома, а вторая осталась в руках китаянки.

Китаец, воспользовавшись тем, что Бешеный отвлекся на его подругу, взвизгнул на выдохе, виртуозно выбросил тело вперед и, замысловато крутанувшись, сделал Савелию подсечку обеими ногами. Удар оказался точным: правая нога Бешеного утратила опору, он потерял равновесие и упал, оперевшись о пол рукой.

Ободренные успехом, китайцы одновременно бросились в нападение: женщина метнула в Савелия остаток палки с клинком на конце, а китаец, пытаясь окончательно лишить Бешеного равновесия, нанес ему несколько ощутимых ударов ногами по корпусу.

Бешеный оценил класс противников, как только китайцы предприняли свои первые действия. Опасность была настолько реальной, что Савелий чуть ли не впервые усомнился в благоприятном для себя исходе поединка. Но, сконцентрировав всю волю, энергию и призвав на помощь свои знания и навыки, он ринулся вперед: сейчас только стремительное наступление и неожиданные действия, которые ошеломят противника, давали ему шанс на победу в жестокой схватке с этими блистательными профессионалами единоборства.

Увернувшись от летящего в него смертоносного клинка, Бешеный перекувырнулся через спину, вскочил на ноги и, пролетев, словно птица, отделяющие его от китаянки метры, с силой, накопленной этом движении, вогнал локоть в точку выше солнечного сплетения. Ни один человек не мог бы устоять после такого страшного удара: тонкие кости женщины хрустнули, врезаясь в легкие на несколько сантиметров, на ее губах сразу показалась кровь, и она, качнув коротко стриженной головой, навзничь повалилась на пол. Ее тело конвульсивно дернулось и застыло.

Увидев гибель подруги, китаец издал какой-то гортанный то ли боевой клич, то ли крик отчаяния и бросился на виновника смерти своей жены. Град его ударов несколько раз пробил защиту Савелия и ошеломил его, тем не менее он сумел не только отразить все атаки китайца, но и перейти в наступление.

Они сражались еще несколько минут. Их руки и лица, разбитые в кровь, мелькали над валяющимся на полу Велиховым, и долгое время ни один из них не мог одолеть другого: они оказались достойными соперниками.

Савелий владел навыками разных школ, и ему доводилось встречаться с очень сильными противниками, но сейчас он впервые столкнулся с бойцом, который буквально на лету перестраивался и, натолкнувшись на нечто для него новое, приспосабливался к неизвестным ему приемам, ударам. В стиле соперника Савелия было нечто, что отличает настоящего творца от крепкого умелого ремесленника.

Савелий быстро осознал, что по мастерству китаец нисколько ему не уступает, тем более что он был меньше ростом и весом, что давало ему преимущество в быстроте движений и выносливости, но сил у Савелия было больше, что и должно было решить исход схватки в его пользу. Однако, к его изумлению, этого, увы, так и не происходило.

«СОСРЕДОТОЧЬСЯ!»

То ли его мозг выдал эту команду, то ли он действительно услышал голос своего Учителя, но этот приказ оказался как нельзя кстати: Бешеный взял себя в руки и вскоре понял, что слишком много энергии отнимает ярость, которая мешает ему победить.

Нужно было сосредоточиться, сконцентрироваться и начать спокойный, размеренный, целенаправленный бой. Уходя от ударов китайца, он восстановил дыхание и вернулся в нормальное «рабочее» состояние. Теперь уже он контролировал поединок, и после нескольких его ударов, которые смогли наконец пробить защиту китайца, Савелий понял, что противник сдает: достаточно нанести еще один точный удар, и с ним будет покончено.

Бешеный дождался, когда противник, ринувшись в атаку, пошел на новую серию ударов, выбрал подходящий момент, виртуозно крутанулся на пятке и, пробивая плохо поставленный блок противника, нанес ему удар правой пяткой в висок. Савелий вложил в этот удар не только физическую силу, но и всю свою внутреннюю энергию. Голова китайца мотнулась в сторону, он потерял равновесие и уже падал, когда Бешеный добил его, достав ударом локтя основание его шеи.

Окончив трудный бой, Савелий, тяжело дыша, несколько минут стоял неподвижно, восстанавливая дыхание. Потом наклонился над Велиховым: странно

— вся его голова действительно была плотно забинтована. Не похоже, что в этом виновато палящее солнце. Но тогда что это с ним? Ладно, со временем разберемся…

У Савелия не было сил возиться с распростертым на полу грузным телом банкира, и он лишь проверил его дыхание: тот был жив и дышал ровно. Говорков устало опустился подле него на пол и углубился в мысли об Учителе: неужели ему действительно послышался его голос или он ему просто почудился?

59
{"b":"7237","o":1}