ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
История пчел
Отголоски далекой битвы
Жена между нами
Ведьмы. Запретная магия
Совсем не женское убийство
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Ловушка для птиц
Женщины непреклонного возраста и др. беспринцЫпные рассказы
Первая леди. Тайная жизнь жен президентов
A
A

Савелий взглянул на неподвижное тело Велихова и с тоской подумал: как с ним поступить? Тут за его спиной раздался легкий шорох. Савелий понял, что кто-то крадется, стараясь быть незамеченным. Это мог быть только тот самый тщедушный человек, которого он принял за секретаря банкира и о котором в пылу недавней схватки забыл совсем. Савелий не подал виду, что засек его приближение; он только сконцентрировался и приготовился к немедленному действию.

Если секретарь вооружен, он может попытаться напасть на него, чтобы спасти своего шефа. Если же он намерен сбежать (а Савелий не сомневался в том, что на острове наверняка есть катер или, на худой конец, моторная лодка), тогда он никакой опасности для него не представляет: по-хорошему, Савелий и так отпустил бы его восвояси. Но пока ясности нет, расслабляться было нельзя.

Если бы у Савелия на затылке были глаза, он увидел бы, как секретарь Велихова, сжав дрожащие от страха губы, целится ему в спину из автомата…

Однако обладавший Космическим Знанием Бешеный не был обычным человеком: его, экстраординарные способности помогали ему выходить и не из таких ситуаций. Он, конечно, не видел, что происходит у него за спиной, но почувствовал некие волны животного страха, исходящие от секретаря. Он безошибочно определил тот самый» миг. когда парень все-таки решился выстрелить ему в спину.

Бешеный опередил его на доли секунды:

— Огонь! — громко приказал он по-русски и одновременно метнулся под ноги секретарю.

Тот нервно дернулся от столь неожиданного выкрика и машинально нажал на спусковой крючок автомата. Он наверняка прошил бы очередью Велихова, если бы Бешеный не сбил неумелого стрелка с ног — дуло автомата задралось вверх, и все пули ушли в потолок, начертив на нем замысловатый узор.

Отобрать оружие у совершенно раздавленного животным страхом человека не стоило никакого труда: Бешеный просто выдернул автомат из рук секретаря, затем ткнул его в лоб ладонью, и тот плюхнулся задницей на пол рядом с неподвижным телом своего шефа.

Застыв, словно статуя, секретарь сидел и затравленно смотрел немигающими глазами, переводя взгляд с Савелия на тело Велихова.

— Что с ним? — наконец спросил он по-английски, кивнув на банкира. — Жив?

— Да, к сожалению, — нехотя ответил Савелий, — хотя я уверен, что от таких, как он, мир надо избавлять слишком много подобные ему негодяи несут в себе зла.

— По-вашему, он не сделал за свою жизнь ничего хорошего? — в отчаянии от страха: «погибать так с музыкой», пролепетал секретарь. — Господин Велихов создал несколько благотворительных фондов, давал много денег на культуру, на разные премии, благодаря ему в Россию шли большие инвестиции…

— Такие, как он, всегда думали и думают только о себе. Его фонды лишь изобретательное рекламное прикрытие его махинаций. По его приказам погибло множество людей! И никакие деньги — слышишь ты, козявка, никакие! — не смогут вернуть им жизнь. А скольких людей он обрек на нищенское существование?

— Что вы намерены делать? — Секретаря снова охватил животный страх за свою жизнь, и он проклинал себя за свой длинный язык: и дернул же его черт…

— У вас есть связь? — вместо ответа спросил Савелий.

— Конечно. У нас есть все! — обрадованно встрепенулся секретарь. — Спутниковый телефон, Интернет, телекс… Что вас интересует?

— Где телефон? — спросил Савелий.

— Там. — Секретарь махнул рукой в глубь первого этажа.

— Пошли туда! — приказал Савелий и кивнул на тело хозяина. — Хватай его за ноги!

Они подняли тело Велихова и потащили в указанную секретарем комнату.

Она была оснащена превосходно: стойка с несколькими мониторами, по экранам которых беспрерывно текли котировки акций ведущих фондовых бирж мира, современный компьютер со встроенной спутниковой приставкой для выхода во всемирную компьютерную сеть и Интернет, мощный спутниковый телефон. Здесь действительно было все, чтобы делать бизнес, не выходя из дома.

Савелий взял телефон и набрал код Москвы.

Там была поздняя ночь, но Савелий был уверен, что генерал Богомолов (а он звонил именно ему) еще не спит.

— Богомолов слушает, — раздался усталый голос генерала.

Его было настолько хорошо слышно, что казалось, он находится где-то неподалеку, на этом же острове. Дорогая, под сотню тысяч долларов, модель спутникового телефона вполне оправдывала свою цену.

— Константин Иванович, это я, — сказал Савелий, — извините, что так поздно, но дело не терпит отлагательства.

— Да, конечно, — генерал, кажется, совсем не удивился звонку, — говори.

— Я сейчас в гостях у Аркадия Романовича Велихова… — Савелий улыбнулся, представив удивленное лицо Богомолова, — и мне думается, точнее, я просто уверен, что он не прочь разместить свои средства в России. Вот я и звоню, чтобы уточнить, куда ему перевести деньги?

— Извини, крестник, это что, шутка? Но до первого апреля вроде как далековато. — В голосе генерала явно проскользнули недовольные нотки.

— О чем вы, Константин Иванович? — насторожился Савелий: генерал Богомолов никогда еще с ним не разговаривал таким тоном.

— Ты действительно не понимаешь?

— Чего не понимаю? — спросил Савелий, не скрывая раздражения.

— Аркадий Романович Велихов только что избран депутатом Госдумы! — пояснил Богомолов и, помолчав, спросил: — Что там у тебя происходит, крестник?

Савелия осенило.

— Минуту, Константин Иванович! — воскликнул он, положил трубку на стол и бросился к лежащему на полу телу.

Савелий разбинтовал голову Велихова, -и перед ним предстало лицо, сплошь покрытое синяками. Оно напоминало лицо банкира, и Савелию на миг пришла в голову мысль, что с ним кто-то сыграл очень злую шутку, но тут раздался голос секретаря, который, упав на колени, уставился на лицо лежащего.

— Боже мой, кто этот человек? А где мой хозяин? — Он еще больше испугался, и его испуг и недоумение были совершенно искренними.

Бешеный внимательно осмотрел лицо и сразу же обнаружил на нем следы швов, по-видимому, от пластической операции. Он покачал головой: надо же так опростоволоситься, потом встал, взял трубку со стола:

— Я ошибся, Константин Иванович, это не Велихов! — виновато проговорил он.

— Ты где, крестник?

— На Филиппинах…

— Ничего себе! — Генерал даже присвистнул. — И каким же ветром тебя туда занесло?

— Извините, Константин Иванович, я вам перезвоню… — ответил Савелий и положил трубку.

Он склонился над неподвижным телом «банкира» и, подняв его правую руку, на мизинце разглядел наколотые три точки. Это был знак Великого Ордена! Потом еще раз внимательно взглянул на обезображенное операцией лицо и вдруг оторопел, различив каким-то шестым чувством своего давнего «знакомого» Аркадия Рассказова!

Савелий невольно усмехнулся, подумав: «Надо же, ловил одну акулу, а поймал другую, хотя, конечно же, и не такого размера, как сам банкир. До чего же ты докатился, господин Рассказов, если тебе пришлось поменять свое лицо на лицо этого стервятника? Интересно, чья это была идея, превратить тебя в Велихова, — твоя или его? Конечно, было бы полезно послушать самого Аркадия Романовича, но и твой рассказ, господин Рассказов, тоже наверняка будет любопытным..,»

…В Марселе Аркадия Сергеевича Рассказова встречал Милан Дворжак, который вручил ему чек на пять миллионов долларов: к тому времени Тим Рот уже получил информацию о том, что сотрудники ФСБ сумели обезвредить в ГУМе подготовленный Рассказовым заряд. Агент Десятого члена Великого Магистрата сообщил, что ему не удалось выяснить подробности, поскольку человек, предотвративший взрыв ГУМа, настолько засекречен, что попытки разузнать о нем едва не закончились его собственным провалом. Правда, совершенно случайно ему стало известно прозвище этого человека — Бешеный. Анализ информации привел тайного агента Тима Рота к твердому убеждению, что Бешеный не является сотрудником ФСБ. Единственное, что он обещал, — попытаться достать его изображение.

60
{"b":"7237","o":1}