ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Будет сделано! Как жить, чтобы цели достигались
Сила воли. Как развить и укрепить
Коварство и любовь
Бизнес для богемы. Как зарабатывать, занимаясь любимым делом
Билет в любовь
Дочь лучшего друга
Один год жизни
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Кишечник и мозг: как кишечные бактерии исцеляют и защищают ваш мозг
A
A

Хорошо еще, что Рассказов оплатил свой номер на несколько дней вперед, а то оказался бы на улице. Попытка переехать в номер подешевле, чтобы вернуть часть денег, закончилась неудачей: сразу появились какие-то правила отеля, которые воспрепятствовали его намерениям, а денег оставалось лишь на несколько скромных завтраков. Обратиться за помощью было не к кому (с Орденом он уже с давних пор состоял в конфликте), и Рассказов еще благодарил судьбу за то, что у него был оплачен билет на обратный путь до Сингапура, куда ехать уже было незачем. Он отказался от билета и, выручив некоторую сумму, добрался до Нью-Йорка, а потом и до своего тайного дома.

Прожив там несколько месяцев, он был вынужден продать вполне приличный дом, чтобы вернуться в Сингапур и попытаться начать все сначала. Однако, потеряв за свое отсутствие былые прочные связи в среде авторитетных наркоторговцев — свято место пусто не бывает, Рассказов быстро растратил все, что он получил за проданный дом, и, оказавшись без денег, а значит, и без молодых крепких помощников, которые не хотели работать за гроши, вынужден был сам зарабатывать себе на хлеб мелкой уличной торговлей наркотиками.

По сравнению с прошлым, когда Рассказов ворочал тоннами героина, нынешнее положение Аркадия Сергеевича было весьма плачевным и незавидным. Возраст, а ему уже было за шестьдесят, сказывался и на мелкооптовой торговле (он уже не мог часами стоять на жаре), и на личной жизни. Где теперь те миниатюрные азиатки и сексуальные мулатки — «курочки», которые некогда круглосуточно вились вокруг Рассказова? Теперь его удовлетворяли лишь истасканные, спившиеся или полубезумные от наркотиков уличные проститутки, которые работали по соседству с ним; этот жалкий животный секс всякий раз горько напоминал Рассказову о невозможности вернуть те былые времена, когда, ублажая его, женщины вытворяли чудеса и их эротическим фантазиям не было границ…

В Тайном Ордене на Рассказова было пухлое досье, включавшее подробное описание его давнего конфликта с Орденом, и Тим Рот, изучив его, остался доволен. Во-первых, Рассказов превосходно знал Россию. Во-вторых, острый, гибкий ум позволял Рассказову действовать самостоятельно, преследуя поставленные цели. В третьих — что было, пожалуй, самым важным, — он ведь когда-то уже был человеком Ордена. Ну а тем, кто вытащит его из нынешнего болота, Рассказов будет обязан по гроб жизни — в этом у Десятого члена Великого Магистрата никаких сомнений не было. . Тим Рот вызвал в штаб-квартиру Ордена по Центральной и Восточной Европе в Праге (прикрытием которой являлся офис вещающей на страны Восточной Европы радиостанции) своего доверенного человека, чешского предпринимателя Милана Дворжака, и поручил ему отправиться в Сингапур, чтобы найти там Рассказова и во что бы то ни стало доставить того в Европу.

Дворжак в тот же день улетел в Лондон, где пересел на самолет «Бритиш эйрлайнз», и спустя сутки уже стоял под палящим южным солнцем на грязной сингапурской улице, где с переменным успехом торговал вконец опустившийся Аркадий Сергеевич.

Рассказов сидел на пластиковом ящике из-под пива и бездумно щурился на проходящих мимо людей. Иногда он вскидывал седую голову и делал небольшой глоток виски из маленькой фляжки, которую теперь постоянно носил с собой. Время от времени к нему подходили такие же, как и он, помятые и небритые личности, что-то шептали ему на ухо, совали в руки мятые сингапурские доллары — и тогда Рассказов, порывшись в глубинах ящика, извлекал на белый свет один-два пакетика с героином или опиумом.

Прохожие азиаты не обращали на этот торг никакого внимания. Даже вяло прогуливающийся неподалеку полицейский делал вид, что его все это не касается (еще бы, в свое время Рассказов спас его от позорного увольнения, подставив ему мелкого наркоторговца, полицейский оказался на редкость благодарным человеком и регулярно подстраховывал его от неожиданных облав).

— Могу я пригласить вас на кружку пива? — спросил по-английски Милан, подойдя к Рассказову.

— Кто вы? — удивленно спросил Аркадий Сергеевич, подняв глаза на никак не вписывавшегося в местный пейзаж Дворжака.

— Пойдемте, я вам все объясню, — настойчиво предложил чех. ;

— Ну ладно, только ненадолго, — согласился Рассказов, — у меня работа.

— Хорошо, хорошо, это не займет много времени, — нетерпеливо пообещал Милан.

Он уже ощущал на себе пристальные взгляды местных рэкетиров и хотел побыстрее покинуть эту дыру. Сам вид Рассказова вызвал у Милана брезгливость, когда он, шаркая стоптанными рваными ботинками, поплелся за ним. Дворжак не мог понять, для чего его шефу понадобился этот опустившийся, потерявший человеческое достоинство персонаж.

Они спустились в подвальчик небольшой местной забегаловки. Тут работал кондиционер и было гораздо прохладнее, чем на улице. Милан заказал два пива, и они, пройдя в самый дальний угол, сели За маленький столик друг напротив друга.

— Ну, как самочувствие? — поинтересовался Дворжак, наблюдая, с каким наслаждением Рассказов цедит холодное пиво из моментально запотевшей кружки.

— Лучше не бывает! — довольно крякнул Рассказов, стряхивая с губ пивную пену. — И за это я должен поблагодарить вас…

— Не стоит, — отмахнулся Милан, — я пригласил вас совсем не для того, чтобы поить пивом в этой гнусной норе…

— Да? — Старый чекист Рассказов сразу насторожился. — Кто вас ко мне подослал?

— Не бойтесь, не русские, — ответил Милан на чистом русском языке.

Звуки родной речи подействовали на Рассказова странно — он вдруг прослезился. Быть может, алкоголь обострил восприятие.

Наверное, любой, находясь даже в такой безнадежной ситуации, в которой оказался Рассказов, втайне всегда надеется, что когда-нибудь мгла, обступающая его со всех сторон, рассеется и на горизонте снова взойдет солнце…

Так и Рассказов одинокими, заполненными дешевым алкоголем вечерами мечтал о том, что когда-нибудь к нему заявится некто и скажет, как некогда Иисус говорил умершему: «Встань и иди!» Этот некто, как представлялось Аркадию Сергеевичу, укажет ему выход из тьмы в светлое царство, где его старое, уставшее тело заслуженно обретет покой и благость.

Именно поэтому несколько дико прозвучавшие здесь русские слова произвели на Рассказова такое впечатление — слезы его полились потому, что ему почудилось: наконец-то явился тот долгожданный мессия, который призван вытащить Рассказова из грязи. А русские слова звучали как пароль, как некий знак свыше, возвещающий спасение.

— Успокойтесь! — Милан, подбадривающе похлопав собеседника по плечу, снова заговорил по-английски: — Я всего лишь пошутил, извините.

— Ничего, это просто нервы… — пробормотал Рассказов по-русски. — Вы можете мне не верить, но я знал, ЗНАЛ, что вы когда-нибудь появитесь!

— Если вы немедленно не возьмете себя в руки, я встану и уйду! — жестко сказал Милан. — И говорите по-английски, это в ваших же интересах.

— Да, я понимаю, — закивал головой Аркадий Сергеевич, переходя на английский, — слушаю вас.

— Мне поручено одним, скажем так, неизвестным лицом сопроводить вас в Европу. Не спрашивайте меня сейчас, кто он и куда вы должны выехать. Единственное, что я имею право сказать, — эта поездка крайне важна для вашей дальнейшей судьбы. (Милан, конечно же, не сообщил Рассказову об инструкции Тима Рота: если бы Рассказов по каким-то причинам отказался поехать в Прагу, Дворжак должен был нанять киллера и избавиться от русского.) Мне необходимо сейчас услышать ваше согласие — самолет вылетает сегодня вечером, — закончил незнакомец.

— Я согласен! — без лишних раздумий заявил Рассказов, в его бедственном положении это был единственный шанс изменить жизнь в лучшую сторону.

— У вас есть документы? — спросил Милан.

— Да, конечно.

— Где они?

— Дома.

— Немедленно отправляйтесь за ними. Но прежде избавьтесь от наркотиков.

Они вышли из бара, окунувшись в уличное пекло. Рассказов вывернул карманы своих шортов и выбросил в ближайшую урну все пакетики с наркотиками. Затем споро, словно обретя вторую молодость, затрусил в свою маленькую квартирку. Там нащупал спрятанный в тайнике паспорт, подумал с секунду — не прихватить ли и лежавший тут же пистолет, но понял, что тот ему уже ни к чему, — сунул документ в карман и, как и был, налегке, пошел навстречу новой жизни…

8
{"b":"7237","o":1}