ЛитМир - Электронная Библиотека

— О чем ты?

— Кто ребра-то твои считал?

— Да сержант один… здоровенный такой негр! Фамилию в таких случаях спрашивать както не принято.

— Бедненький мой! — протянула Лариса с пьяной бабьей жалостью. Очевидно, ответ ее удовлетворил.

Она вдруг обняла парня и страстным поцелуем впилась ему в губы, решив, что такой «крутой мэн» был послан ей самим небом за успехи в науке обольщать. А француз сначала просто поддался ее напору, но потом и сам обнял девушку одной рукой за шею, а другой стал гладить пышную грудь, живот, скользнул еще ниже и ощутил чуть влажные от желания трусики.

— Иди за мной, — томно прошептала девушка и едва ли не сгребла кавалера в охапку.

Вскоре они оказались в душе небольшого крытого бассейна. Быстро сорвав с себя одежду, любовники встали под теплые струйки. Повинуясь властной таинственной силе, они прижались друг к другу, извиваясь от желания. Когда стальной клинок мужчины ткнулся в живот девушки, она вдруг вздрогнула, замерла на мгновение, как бы собираясь остановиться, но это уже было выше ее сил. Зов плоти смел все преграды, и она ринулась навстречу неизведанному.

При всей своей показной распущенности в физиологическом смысле Лариса была почти девственницей. Казалось бы, нелепое сочетание, вроде как «немножко беременная» или знаменитая «осетрина второй свежести». Но дело обстояло так. В Москве у нее был мальчик, с которым она встречалась чуть более года, но все ограничивалось поцелуями. Когда пришел вызов к отцу, Лариса встретилась со своим Ромео, чтобы принять окончательное решение: остаться с Никитой или уехать к отцу в Америку. Более того, она даже решила отрезать себе путь к отступлению и отдаться в этот вечер Никите. Они выпили бутылку шампанского и вскоре оказались в постели. Однако парень оказался совершенно неопытным и быстро обмяк. Как это часто бывает в подобных случаях с молодыми людьми, ему стало стыдно и противно. Он быстро поднялся, оделся, буркнул нечто нечленораздельное и тут же ушел.

Лариса была совершенно ошарашена таким финалом. Больше часа лежала она в кровати и тупо смотрела на маленькую капельку крови на белоснежной простыне. И вдруг из ее глаз неудержимым потоком хлынули горючие слезы. Почему — она и сама не знала. Наверное, потому, что вот так по-дурацки кончилось детство…

Больше она с незадачливым любовником не виделась, а на все его телефонные звонки сама же и отвечала:

— Меня нет дома!

И вот сейчас перед ней стоял красивый парень с прекрасной фигурой и мощным торсом, а сердце ее трепыхалось в груди, словно птичка в клетке. Все тело Ларисы нервно вздрагивало и сжималось от съедающего ее желания и от прикосновения к животу разгоряченной пульсирующей плоти. Теплые струйки душа нежно ласкали ее кожу. Вдруг сильные мужские руки подхватили девушку за попку, спиной она уперлась в стенку душа. Ее словно пронзило огненным смерчем, внутри все запылало.

— А-а-а! — вскрикнула она.

— Что, милая? — с удивлением прошептал Лассардо, замерев на мгновение.

— Мне больно! — также шепотом ответила девушка со слезами на глазах.

— Отпустить?

— Нет! — решительно воскликнула Лариса и страстно впилась в многоопытные мужские губы.

Словно поддавшись ее призыву, Лассардо еще энергичнее вошел в нее; теперь из груди девушки вырвался лишь тихий стон. И чем интенсивнее двигался мужчина, тем быстрее проходила боль и наступало невиданное блаженство, которое она никогда доселе не испытывала.

— Боже! Боже! Мамочка! Ой, мамочка! Еще! Еще! — иступленно вскрикивала девушка, все сильнее прижимаясь к широкой груди Шакала, пока наконец не зашлась в истошном крике. Тело ее забилось в судорогах, а он, словно маятник, раскачивался взад-вперед, пока не замер в оцепенении, прислушался к самому себе, конвульсивно изогнулся, зарычал по-звериному и выпустил из себя любовный поток.

В изнеможении опустив девушку на пол, Лассардо с изумлением увидел, что вся его плоть в крови.

— Господи! — воскликнул француз. — Черт бы тебя побрал: ты что, девушка?

— Была когда-то! — с вызовом бросила Лариса, но тут же смутилась:

— А что, тебе было плохо?

— Мне? — ласково улыбнулся победитель, — Глупая, мне просто удивительно! А тебе? — прошептал он, целуя ее в ушко.

— Что со мной было? — спросила Лариса.

— Все очень просто: ты стала женщиной!

— Господи, как хорошо-то! А это только в первый раз так бывает? — вдруг спросила она.

— Ты о боли?

— Нет, о… ну, сам знаешь о чем! — Лариса капризно притопнула.

— Ах, вот оно что! — усмехнулся Лассардо. — Всякий раз, когда тебе самой захочется!

— А если мне уже хочется? — хитро улыбнулась девушка.

— Не так сразу! — усмехнулся француз. — Ему нужно набраться сил!

— Кому это?

— Ему! — приподнял он свою обмякшую плоть, смыл кровь и нежно коснулся лона партнерши.

Эти ласки вновь напомнили ей о только что изведанном. Девушка томно ахнула и стала извиваться всем телом.

— Я еще хочу! Сейчас! Сразу! — твердила она, как когда-то перед витриной «Детского мира».

— А ты поцелуй его! — шепнул мужчина.

— Зачем? — испугалась девушка.

— Так он быстрее наберет силу!

— Ты хочешь меня развратить? — спросила она, но тем не менее стала медленно опускаться, покрывая тело бандита поцелуями.

— Очень хочу! — подтвердил Лассардо, дотянулся до своего пиджака на крючке и незаметно вытащил из кармана миниатюрную фотокамеру.

— Какой он милый и смешной! — улыбнулась Лариса, поигрывая плотью.

— Ну, что же ты? — с трудом сдерживаясь, спросил француз, затем положил левую руку на затылок девушки и подался вперед.

Плоть, словно по внутреннему его приказу, мгновенно встопорщилась, и не успела девушка глазом моргнуть, как восхитительная игрушка оказалась у нее во рту. Ощущение было настолько странным и непонятным, что Лариса невольно отшатнулась, но мужская рука держала крепко. Вскоре новая забава показалась девушке приятной. Правда, действовала она неумело, издавая при этом странные звуки, но постепенно по телу ее вновь разлилась сладкая истома. За лавиной новых впечатлений девушка даже не заметила нескольких вспышек. Вдобавок ко всему она вдруг вновь резко дернулась всем телом, а по ее ногам заструилось что-то теплое…

«Неужели снова кровь?» — промелькнуло в голове, но на очереди была новая загадка. В горло ей внезапно ударила струя какой-то тягучей жидкости со странноватым привкусом. Лариса вновь отшатнулась, но рука и на этот раз удержала ее. Чтобы не захлебнуться, пришлось сделать глоток, потом другой… Опустошенная, но благодарная, Лариса поцеловала успокоившуюся плоть, потом еще и еще…

— Милый… Милый… — повторяла девушка.

Потом они минут пятнадцать молча стояли под душем. Он размышлял о своей неожиданной удаче, а девушка пыталась осмыслить происшедшее. Наконец оба решили искупаться в бассейне. Лассардо подплыл к ней сзади, обхватил руками ее бедра, затем вошел в лоно пальцем и вновь раззадорил ее, после чего наклонил прямо в воде и… энергично задвигал чреслами. Урок «науки страсти нежной» продолжался…

Несмотря на то что Мэйсона разыскали довольно быстро, после чего он с тремя сотрудниками сразу же отправился к Марку Лифшицу, было уже поздно. Жуликоватый еврей болтался в петле. С оконного карниза свисала веревка, на полу валялся опрокинутый стул. Эта деталь сразу же бросилась в глаза Мэйсону. Зачем самоубийце было взбираться на стул, ведь легче спрыгнуть с подоконника? И несмотря на традиционную записку на столе с просьбой в смерти никого не винить, конечно же написанную рукой покойного, Мэйсон был твердо уверен в том, что беднягу убили.

Но полиция не нашла никакого тому подтверждения и сделала заключение о самоубийстве. Подробно доложив обо всем адмиралу, Мэйсон решил побродить по излюбленным местам прогулок покойного. Адмирал дал добро и велел связаться с ним в любое время, если обнаружится что-нибудь важное.

Закончив разговор, Майкл повесил трубку и повернулся к Савелию:

10
{"b":"7238","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Раунд. Оптический роман
Кремоварение. Пошаговые рецепты
Сильнее смерти
Парадокс страсти. Она его любит, а он ее нет
Развивающие занятия «ленивой мамы»
Сестра
#Как перестать быть овцой. Избавление от страдашек. Шаг за шагом
Hygge. Секрет датского счастья
Янтарный Дьявол