ЛитМир - Электронная Библиотека

Но жизнь распорядилась иначе: внезапно вновь раздался телефонный звонок, и Красавчик-Стив услышал голос Машеньки. Беспрестанно всхлипывая, она сообщила ему, что Хозяин тяжело ранен и просит его немедленно приехать к нему в больницу.

Отключив мобильный телефон, побледневший Красавчик-Стив повернулся к Богомолову и растерянно произнес:

— Прошу меня извинить, но мне срочно нужно ехать к Рассказову!

— Что-то случилось? — встревожился Богомолов, решив, что теперь их план летит к чертовой матери.

— В Аркадия Сергеевича стреляли. Он тяжело ранен! — ответил Красавчик-Стив, заметно волнуясь.

— Кто стрелял? Почему? — воскликнул удивленный Богомолов.

— Ничего больше не знаю!

— Значит, мои деньги вам больше не нужны… — с наигранной задумчивостью произнес генерал.

— Думаю, вы ошибаетесь! — тут же воскликнул Красавчик-Стив, прекрасно понимая, что Рассказов ему голову оторвет, если сделка сорвется. — Разрешите мне повидаться с Рассказовым и все выяснить. Потом я свяжусь с вами…

— Хорошо, жду ровно три дня: если не позвоните, то буду считать себя свободным от данных мною обязательств! — твердо сказал Богомолов и сухо добавил: — Передайте Рассказову мои соболезнования по поводу ранения!

— Спасибо. Я обязательно позвоню, — заверил Красавчик-Стив и быстро вышел.

Что могло произойти? Неужели Савелий не успел подстраховать или допустил ошибку? Богомолов терялся в догадках. Заранее подготовленный спектакль? Нет, не верилось, чтобы такую разнообразную палитру эмоций был способен выдать Красавчик-Стив… Махнув рукой, Константин Иванович спокойно выпил коньячку, доужинал и только после этого не торопясь вернулся в номер. Не успел он переодеться в домашний халат, как зазвонил телефон:

— Костя? Где тебя черт носит? — нетерпеливо воскликнул Майкл, но тут же с досадой прикусил язык и вздохнул: — Извини, приятель, сорвалось?»

— Меня черт носил на встречу с Рассказовым, который сам не пришел и прислал вместо себя своего холуя, Красавчика-Стива! — чуть обиженно проговорил Богомолов.

— Костя, я ж, по-моему, извинился! — взмолился Майкл. — А о Рассказове все знаю!

— Он действительно ранен?

— Действительно! — снова вздохнул адмирал. — Судя по всему, ниточка ведет к тайному Ордену!

— Как, опять? Черт бы их побрал! — разозлился Богомолов. — Столько усилий затрачено, и все насмарку!

— А что Красавчик-Стив?

— Думаю, все идет, как нами задумано. Прислать вместо себя холуя — это обычная предосторожность в стиле Рассказова. А может быть, ему и вправду плохо — обещал даже прислать Красавчику-Стиву генеральную доверенность. Мы сидим, ждем этой доверенности, а тут неожиданный звонок и сообщение о ранении Рассказова. Красавчик-Стив едва в штаны не наложил от страха. Стал уговаривать меня повременить. Я согласился подождать его звонка три дня. В противном случае — гудбай!

— Ну вот, а ты бесишься! Ты все отлично сделал! — улыбнулся Майкл.

— Веселись, отдыхай три дня, а там посмотрим! Уверен, что как только Рассказов придет в себя, тебе сразу же позвонят!

— «Веселись, отдыхай», — передразнил Богомолов. — У меня это веселье уже вот где сидит! — Он резанул ребром ладони по шее.

— Вот чудак! Мне бы кто дал отдохнуть хотя бы денек! — покачал головой Майкл.

— Ладно, бывай!

— Удачи, генерал!

Однако прошло три дня, а звонка все не было. Но он раздался на четвертый день рано утром, после того как занервничавший Богомолов проворочался почти всю ночь…

— Доброе утро, Константин Иванович! — услышал он не слишком-то радостный голос Красавчика-Стива. — Прошу меня извинить за то, что не позвонил, как договорились, но я до самого последнего момента ждал, что Рассказов почувствует себя лучше, чтобы переговорить с ним. Улучшений мало… Дайте мне еще пару-тройку дней, умоляю вас! — Казалось, он сейчас захнычет.

— В последний раз! — помедлив немного, бросил генерал. — Два дня, и ни часом больше! Все! — Он положил трубку.

«Все не так уж плохо!» — улыбнулся про себя Константин Иванович. Коль скоро Красавчик-Стив так суетится, значит, наверняка знает больше, чем говорит. Не в том ли дело, что Рассказов не успел выдать на его имя генеральную доверенность?! Скорее всего, так оно и есть. Что ж, в таком случае действительно нужно набраться терпения и ждать, ждать…

На этот раз ждать долго не пришлось: Красавчик-Стив позвонил на следующий день. Его голос был ровным, уверенным:

— С Хозяином, слава Богу, все нормально. Мне наконец удалось с ним переговорить! Он просит извиниться перед вами и сказать следующее, читаю прямо по бумажке, слово в слово: «Дорогой Константин Иванович! Не мне вам говорить, что иногда неожиданные обстоятельства преподносят нам не всегда приятные сюрпризы. Очень благодарен вам за то, что вы приняли решение поучаствовать в моем предложении! Мое ранение немного спутало карты, но наши с вами партнеры продлили на две недели условия договора, и поэтому я обращаюсь к вам с новым предложением, так как заставил вас, хотя и не по своей вине, терять время, а всякое потраченное время должно быть оплачено, не так ли? Посему предлагаю внести в наш договор некоторое изменение: ваша доля прибыли станет на пять процентов больше оговоренных нами ранее. Я думаю, это только справедливо. Еще раз прошу прощения за задержку и очень надеюсь на понимание! Ваш Рассказов». Что ему передать?

— Передайте мое искреннее беспокойство о его здоровье и пожелание быстрейшего выздоровления. По поводу же его столь щедрого предложения передайте, что я не столь извращенный человек, чтобы воспользоваться подобной ситуацией и сорвать куш побольше! Нет, пускай все условия останутся теми же: жду две недели. Все еще в этом же номере.

— Аркадий Сергеевич приказал оплатить ваше проживание, что я и сделал! — льстиво проговорил Красавчик-Стив.

— Хотя и не стоило, но спасибо! До свидания!

— До скорого свидания! — ответил Стив, подчеркнув слово «скорого».

Богомолов положил трубку и довольно улыбнулся: все действительно идет как задумано! Но через пару часов обстоятельства вновь заставили его наморщить лоб: позвонил Майкл. Он сообщил новости от своего информатора. Очень интересно! Почему Рассказов говорит о двух неделях, а информатор Майкла — о том, что продавцы дали времени целый месяц? Боится потерять его деньги? А может быть, снова затеял какую-то игру? Что ж, как говорится, поживем — увидим! Тем более что сейчас он будет жить не за казенный счет, а за счет мафии! Богомолов усмехнулся: было бы здорово, если бы мафия всегда оплачивала работу органов правопорядка для более успешной борьбы с ней самой. Настроение было неплохое. Но прошло еще несколько дней, и от вынужденного безделья захотелось волком выть!

Однажды Богомолов поймал себя на том, что не просто гуляет по Нью-Йорку, а в глубине души надеется встретить Савелия или Воронова. Ему было просто необходимо с кем-нибудь поделиться своими мыслями, а звонить он мог только Майклу, да и то в самых крайних случаях по специальному номеру. Казалось, еще неделя и он решится на какой-нибудь резкий шаг. Но вдруг однажды раздался звонок.

Женский голос сказал:

— Извините, пожалуйста, вы вчера звонили в Вашингтон?

Богомолов так устал от безделья, что хотел выругаться в ответ. А ведь это были условные слова, оговоренные с Майклом: тот давал понять, что они должны встретиться.

— Нет, девушка, не звонил, но хотелось бы! — ответил он фразой, которая обозначала, что он тоже готов к встрече.

— В таком случае наберите девятку и вперед!

Значит, нужно к десяти прибавить девять, получится девятнадцать, а слово «вперед» означает, что встреча состоится через полтора часа, то есть в девятнадцать часов, в Центральном парке, перед входом в зоопарк. Отлично, у него еще есть время, чтобы побриться, принять душ и успеть добраться до места встречи, проверив, нет ли «хвоста».

Попетляв немного по городу, Богомолов убедился, что за ним не следят. Наконец он появился у входа в зоопарк и сразу же заметил Майкла — тот сидел в фаэтоне, запряженном пегой лошадью.

21
{"b":"7238","o":1}