ЛитМир - Электронная Библиотека

— Они были, — вздохнул тот.

— Понятно! — Лариса усмехнулась. — И много ты содрал с папаши?

— Ни цента! — отозвался Лассардо. — Более того, даже вручил ему кругленькую сумму!

— Очень интересно! — недоверчиво бросила Лариса.

— Не веришь?

— Не-а?

— И напрасно! Просто Комиссар помог мне в одном деле, которое принесет мне отличные дивиденды.

— Которыми вполне можно и поделиться, так, что ли?

— Если хочешь, чтобы тебя уважали, старайся делиться с ближними! Так и в библии написано, — назидательно проговорил он. — Кстати, все фотографии и негативы я вернул!

— В надежде сделать еще? — снова съехидничала Лариса.

— С тобой никогда? — искренне сказал Лассардо.

— Ладно, попытаюсь поверить. — Она наконец улыбнулась. — Почему бы не выпить за это?

— Отличная мысль! — Они чокнулись, выпили, и Лассардо, придвинувшись вплотную к девушке, тихо прошептал: — Ты сегодня такая красивая…

— Только сегодня? — томно спросила она.

— Сегодня особенно! Ты возбудила меня прямо с порога!

— И ты сегодня — сама элегантность! — еще тише прошептала Лариса.

Парень действительно был красив, и когда его неугомонно-шаловливые руки поползли по ее бедру все выше и выше и вдруг прикоснулись к ее трусикам, она вздрогнула всем телом и пошире раздвинула свои красивые ножки. Лассардо опустился на колени, сдвинул в сторону кружево трусиков и принялся ласкать ее языком. Лариса томно застонала, обхватила его голову руками и, страстно извиваясь всем телом, откинулась на диван. Лассардо ни на минуту не прекращал своих ласк, более того, смочив свой палец в любовной влаге, устремился к ее коричневому пятнышку и стал интенсивно погружаться в него.

Его прикосновения были такими нежными, что девушка довольно быстро достигла вершины блаженства и со всей силы выплеснула из себя нектар страсти. Дождавшись, когда она полностью иссякнет, Лассардо встал, не спеша разделся, потом плеснул себе коньяку, выпил. Его плоть, давно готовая к боевым действиям, тем не менее никогда не подгоняла своего хозяина: он любил сознательно оттягивать сладостный момент и редко спешил в постели. Взглянув на обессиленную девушку, он не спеша раздел ее, потом повернул на живот, медленно вошел в нее своей мгновенно затвердевшей плотью и на некоторое время полностью отдался ритму страсти, потом коснулся членом пышных ягодиц, затем раздвинул их пошире и стал осторожно вводить свою сталь в ее сексапильную попочку.

Лариса к тому времени уже набралась сил. Она приподняла попочку повыше, чтобы взору его открылись ее прелести, и стала помогать, изо всех сил двигая тазом. Для Лассардо это была самая любимая позиция, и он, вскрикивая от удовольствия, дал себе полную свободу действий. Его фаллос метался в поисках наслаждения, доводя Ларису до сумасшедшего экстаза. На вопли, которые издавали оба, мог бы сбежаться весь отель, но здесь, видно, давно привыкли к такому: никто не обращал внимания. Гонки продолжались до тех пор, пока Лассардо не почувствовал, что партнерша вот-вот снова разразится очередным потоком. Он ускорил ритм буквально до судорог, и они оба синхронно обменялись своими нектарами. После чего устало упали на кровать и несколько минут восстанавливали дыхание, не в силах даже вытереть пот.

— Тебе хорошо? — спросила наконец Лариса.

— Не то слово! — воскликнул он. — Ты просто прелесть, моя курочка!

— Ты тоже! — Лариса повернулась и погладила ему живот.

— У меня такое впечатление, что ты все время хочешь о чем-то спросить, — неожиданно сказал он. — Или я ошибаюсь?

— И да и нет! — Она кокетливо состроила глазки.

— Теперь понятно, почему ты такая милая! — Он обиженно скривил губы. — Я-то думал…

— Ну и дурак! — неожиданно рассердилась Лариса. — Могу и к кому-нибудь другому обратиться! — Она даже поднялась с дивана, словно собираясь одеваться.

— Господи, я ж пошутил. — Ему совсем не хотелось оставаться в этот вечер в одиночестве. — Конечно же я выполню любую твою просьбу. Кого замочить? — шутливо воскликнул он, обхватывая ее бедра.

— Перестань так шутить! Никого мочить не нужно.

— Жаль! — усмехнулся он. — Ничто так не возбуждает, как кровь. — Потом задумчиво добавил: — Чужая кровь! И в чем же твоя проблема?

— Собственно говоря, это проблема не моя, а моей подруги. И она делится на две подпроблемы.

— Судя по всему, речь идет о Розочке, не так ли? — предположил он.

— Угадал!

— Сделаю все, что в моих силах! А мало будет, другие силы подключим! — улыбнулся Лассардо.

— Дело в том, что посадили ее парня…

— Уж не того ли, с которым и ты побаловалась? — с усмешкой перебил он.

— Тебя это волнует?

— Нет-нет, что ты. И что мне надо сделать? Напасть на тюрьму и освободить его?

— Опять ты со своими шуточками? Нет, нужно просто помочь с ним повидаться!

— А почему ты не попросишь отца? — удивился Лассардо.

— Не хочу! — со злостью бросила Лариса.

— Понял! Короче говоря, ты хочешь все устроить так, чтобы об этом свидании не узнал Комиссар, правильно?

— Ты очень догадлив!

— А вторая просьба?

— Собственно говоря, она в первой: Розочке не хочется идти туда одной, и я должна ее сопровождать!

— Да, это сложнее… — задумчиво проговорил он. — Его уже осудили?

— Наверное, если он уже в тюрьме!

— Совсем не обязательно! Какая тюрьма?

— Райкерс-Айленд!

— Ну, это уже гораздо проще! — облегченно вздохнул Лассардо.

— Почему?

— Во-первых, легкие сроки, ослабленный режим, во-вторых, у меня есть там один человечек… Насколько я помню, имя вашего пария Сергей… а фамилия?

— Здесь тоже проблема… — Лариса смущенно поморщилась, не зная, как объяснить. Да, собственно, что тут объяснять? — Он сидит под другой фамилией: сейчас его зовут Кларк Рембрандт!

— Интересно… — пробормотал он, но не стал расспрашивать. — День-другой дашь?

— Лучше день? — заметила Лариса.

— Ты просто веревки из меня вьешь! — вздохнул он и налил еще коньяку, выпил, затем начал медленно клониться к ней, заваливая на спину, пока его губы не коснулись ее сосочка…

На этот раз их любовные игры были столь продолжительными, что они долго молча отдыхали, не забывая при этом о коньяке. Алкоголь и любовные игры расслабили Лассардо, а к лежащей рядом Ларисе он испытывал такую благодарность, что ему захотелось сделать ей что-нибудь приятное.

— Знаешь, курочка, скоро твой отец станет таким богатым, что сможет оставить свою работу и жить в свое и твое удовольствие! И в этом ему тоже помогу я! — хвастливо закончил он, ухмыляясь пьяными глазами.

— О чем ты? Вроде наследства ему не светит: богатых родственников у нас нет. — Она недоверчиво хмыкнула и покачала головой.

— Опять не веришь? Лассардо никогда слов на ветер не бросает!

— И откуда свалится это богатство, не за красивые же глазки?

«Неплохо было бы подробнее узнать, что имеет в виду Лассардо, пока он пьяный и болтливый», — подумала тоже изрядно захмелевшая Лариса.

— Откуда? — переспросил он, затем как-то странно посмотрел на нее и вдруг тряхнул головой, словно пытаясь вернуть мозги на место: «Вот идиот! Разболтался!» — мелькнуло у него, и он, хитро прищурившись, погрозил пальцем: — Много будешь знать — скоро состаришься! Это секрет. Большой секрет!

— Ну и пожалуйста, не хочешь, не говори! — спокойно заметила девушка. — Мне эти секреты уже вот… — договорить ей не удалось: ненасытный партнер закрыл ее рот поцелуем, и его твердеющая плоть вновь принялась за поиски убежища…

Три дня карцера пролетели быстро. За Савелием пришел все тот же Крысиный Нос. Расписавшись в журнале дежурного по карцеру. Крысиный Нос повел его по коридорам. Савелий, вышагивая чуть впереди, вдруг «прочитал» его мысли.

«Черт бы побрал Комиссара! Возись теперь с этим Художником!.. Кого мне тут искать?.. Кто решится с ним расправиться? Наверняка вся тюрьма уже знает, как он разделался с тремя неграми. А поглядишь со стороны — ни за что не скажешь. И взгляд какой-то странный… А искать придется, если я не хочу, чтобы всплыли наркотики… Дела-а-а!»

49
{"b":"7238","o":1}