ЛитМир - Электронная Библиотека

Савелий сразу понял, что речь идет о нем: Художником его почему-то назвал Зубодробилка, когда спросил, не хочет ли он поиграть в футбол. Интересно, какого Комиссара он имеет в виду? И почему этот Комиссар вдруг решил с ним расправиться? Странно…

— Я бы на твоем месте крепко подумал, прежде чем снова пойти на это! — сказал он вдруг сержанту. Тот в испуге взглянул на него:

— О чем ты, квартирант?

— Ты прекрасно знаешь… сэр! — Слово «сэр», которое Савелий словно выплюнул сквозь зубы, прозвучало, как ругательство.

Как ни странно, Крысинный Нос промолчал и почему-то даже не запер Савелия в камере, как это полагалось после карцера. Но Говорков так устал, что даже не удивился, а просто с удовольствием прилег на мягкую кровать. Однако поспать ему не удалось: вскоре в решетчатую дверь постучали. Савелий открыл глаза и увидел в дверях огромную фигуру Билли.

— Отсыпаешься после карцера? — радушно улыбнулся негр, и на черном лице засверкали белоснежные зубы.

— Что, снова по мою душу, сэр? — вздохнул Савелий.

— На этот раз с хорошей вестью! — заверил Билли. — Собирайся на свиданку!

— На свиданку?! — не поверил Савелий.

— Ну да, если, конечно, твоя фамилия Рембрандт! — усмехнулся тот.

Только теперь Савелий понял, что его действительно поведут на свидание. Но с кем? Он никому не сообщал, где находится. Не полицейские же решили с ним повидаться! Он криво усмехнулся. Ладно, чего гадать: придет и сам увидит…

… Его ввели в длинную комнату с небольшими кабинками. Первые три были заняты, и он прошел дальше. Четвертая кабинка оказалась свободной, он сел на стул перед толстым плексигласовым окном с просверленными дырочками. Не прошло и минуты, как с другой стороны плексигласа он увидел огромные глаза Розочки, которые сразу же наполнились слезами. Она, охнув, протянула к нему руки и, наткнувшись на преграду, громко всхлипнула.

— Садись, милая! — сказал Савелий и, боясь, что она не слышит, на всякий случай указал рукой сначала вниз, потом на телефон.

Розочка поняла, села на стул и взяла в руку трубку.

— Здравствуй, милый! Как же так? — Она явно не знала, что и как можно говорить, но на всякий случай заговорила по-английски.

— Кларк тоже скучает по тебе! Сколько у нас времени? — улыбнулся Савелий, давая ей понять, как к нему обращаться, и Розочка кивнула головой.

— Только пятнадцать минут. И все это устроила Лариса. Если бы мы знали, что это ты, то добились бы больше времени.

— Лариса? — удивился Савелий.

— Да, Лариса, она тоже здесь! Что произошло, милый?

— Меня подставили с наркотиками!

— Чем я могу помочь? Может, нанять адвоката?

— Нет, милая, не стоит, это пустой номер! — вздохнул Савелий. В глазах ее была безысходность, и он торопливо сказал: — Ты должна связаться с одним человеком… — Он водил пальцем по стеклу, цифру за цифрой выводя номер Майкла. — Его Майкл зовут! Скажи, что видела меня здесь!

— И все?

— Он поймет!

— Господи, милый, я так боюсь за тебя! — Розочка никак не могла успокоиться, а слезы ручьем текли по щекам и капали с подбородка на телефонный аппарат.

— Все будет хорошо. Розочка! Верь мне! — уверенно сказал Савелий, глядя ей в глаза, а про себя повторяя: «Я тоже люблю тебя! Я тоже люблю тебя!

— Я поняла, милый! Я поняла? — Ее глаза засветились от счастья и мгновенно высохли. — Ты бы поговорил с Ларисой: это же благодаря ей я тебя отыскала! — Она умоляюще вздохнула.

— Хорошо! — кивнул он. — Зови!

— Целую тебя и жду! — прошептала Розочка и мысленно добавила: «Савушка».

Он хитро подмигнул ей, а губы прошептали:

— Целую, милая!

Розочка отошла. Тут же перед ним оказалась Лариса.

— Здравствуй, Кларк! — Ее глаза смотрели виновато.

— Здравствуй, Лара! Как ты нашла меня?

— Кто ищет, тот всегда найдет! — таинственно ответила она.

И вдруг Савелий вспомнил, что ее отец Комиссар полиции. Все стало на свои места: Крысиный Нос в мыслях упоминал Комиссара!

— Неужели через своего отца?

— Он даже не знает, что я здесь! — уклончиво ответила Лариса.

— Выходит, ему-то я и обязан тем, что нахожусь в тюрьме? — с намеком произнес он.

— Ему и еще одному человеку! — призналась она и тяжело вздохнула.

— Я во всем виновата! Только я! Прости меня, если сможешь!

— Повинную голову и меч не сечет! — Савелий ободряюще улыбнулся. — Не бери в голову: все будет хорошо!

— Я никогда не прощу отца! Никогда! — Неожиданно ее глаза наполнились яростью.

— Не стоит, — возразил Савелий. — Это же твой отец!

— Тем более — не имел права так поступать. Не имел! — упрямо проговорила Лариса, сжимая кулачки.

В этот момент Савелий перехватил ее мысли: «Сказать ему, что они с отцом задумали? Или не говорить? Вдруг здесь подслушивают? Да и чем Сергей может помочь, тем более что он в тюрьме? Странно, почему только ему мне хочется доверять? Откуда в нем такая сила?»

— Мне кажется, ты хочешь мне что-то сказать, — осторожно прошептал Савелий.

— Что, на лице написано? — с грустью заметила девушка. — Мне кажется, что отец вляпался в какое-то нехорошее дело и я… — Она вдруг покраснела: то честит отца на чем свет стоит, то переживает за него. Но Савелий смотрел ободряюще, и она решительно закончила: — … и я боюсь за него!

— И отлично, Лара! — воскликнул он. — Знакомых и друзей много, а родители у нас одни. Откройся мне, вдруг я смогу помочь.

Лариса уже готова была все выложить, но вдруг вспомнила о трубке, которую она держала у своего уха: так рисковать?! Разве может она сказать о том, что отца вовлекли в опасные игры, шантажом заставляя участвовать в ограблении банка? Ведь их могут подслушивать… Черт бы побрал этот «Сервис бэнк ЛТД»! Что делать? Осталось два дня, а в голову ничего не приходит! Лучше бы он действительно отправился на Канары! И зачем только она все это узнала?

Лариса действительно узнала о подготовке ограбления совершенно случайно. Восприняв намек пьяного Лассардо, она усилила наблюдение за отцом. Через день Лассардо появился у них дома. Она увидела его в окно и моментально бросилась под лестницу, чтобы не пропустить ни одного слова из их разговора с Комиссаром.

Видно, горничная была предупреждена о приходе посетителя — она сразу же провела его в кабинет. Лариса тотчас на цыпочках подскочила к двери.

— Не слишком ли часто мы встречаемся? — У Комиссара был явно встревоженный голос.

— Ну что вы так волнуетесь? Я все предусмотрел: никто не знает о том, что я прихожу к Комиссару! — Лассардо хитро прищурился. — Разве не может молодой симпатичный парень встречаться с молодой симпатичной девушкой?

— Дочь оставь в покое! — оборвал Комиссар.

— Так это только для отвода глаз, Алекс! — тут же заверил Лассардо.

— Ладно, к делу! Почему ты решил остановиться на «Сервис бэнк ЛТД»?

— А вы разве не поняли? — насмешливо спросил тот.

— Но ведь подозрение сразу падет на меня! — раздраженно бросил Комиссар.

— Ни в коем случае: все продумано до мельчайших подробностей! Скажите, кто заменяет вас в ваше отсутствие?

— Мой заместитель!

— Крок Рендол?

— Да…

— Так вот, в тот день у вас начнется отпуск, и вы будете далеко на Канарах…

— Как, я должен буду уехать?!

— Господи, как вы непонятливы! Улетите не вы, а человек под вашим именем, который, кстати, весьма похож на вас!

— А Рендол?

— А Рендол в это время будет мертвецки пьяным валяться у своей любовницы!

— Но тогда попадет под подозрение он!

— И вас это расстраивает? Вспомните, сколько он гадостей вам сделал? Или уже забыли, как по его милости лишний год в лейтенантах ходили?

— Я никогда ничего не забываю! — тут же взорвался Комиссар. — Просто пытаюсь анализировать.

— Нашего приятеля щупали?

— Пытался! — со вздохом ответил он. — Артачится!

— Артачится? Вот сукин сын! — Лассардо усмехнулся. — А вы покажите ему копию вот этого документа! — Он вытащил из дипломата листок.

50
{"b":"7238","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Человек, который приносит счастье
Сказать жизни «Да!»: психолог в концлагере
Адвокат и его женщины
Вам нужен бюджет. 4 правила ведения личных финансов, или Денег больше, чем вам кажется
Три принца и дочь олигарха
Железные паруса
Призрачное эхо
Пустошь. Возвращение
Иномирье. Otherworld