ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мотив убийцы. О преступниках и жертвах
Запасной выход из комы
Тропинка к Млечному пути
Выжить любой ценой
Земное притяжение
Неоткрытые миры
Сюрприз под медным тазом
Айн Рэнд. Сто голосов
Гномка в помощь, или Ося из Ллося

Он говорил с таким азартом, что Савелий не удержался.

— А вы случайно не ирландец? — спросил он.

— Ирландец и горжусь этим! — напыщенно заявил тот.

Далее старик с гордостью поведал о том, что три года назад с больницей произошло некое «чудо», наверняка связанное с тем, что она находится под покровительством Святого Патрика. Сюда поступил безнадежно больной бедный мужчина, которому молодой врач рискнул сделать сложную операцию и тот вдруг пошел на поправку. А незадолго до выписки на пациента вдруг свалилось огромное наследство, и он на радостях стал патронировать больницу, вложив в ее реконструкцию приличную сумму.

— Но почему такой фасад? Неужели специально оставили в таком виде?

— удивился Савелий.

— Ну что вы, сэр! — поморщился старик. — Денег нет на краску!

— Как? Разве спасенный обанкротился?

— Да нет… — сторож вздохнул, причмокнул и почесал затылок. — Он два года пожил и скоропостижно скончался… Так-то вот. А вы, собственно, к кому?

— К приятелю: он в двадцать седьмой палате лежит.

— Это на втором этаже, третья палата слева по коридору.

Остановившись перед дверью с цифрой двадцать семь, Савелий на секунду замер, прислушался к происходящему внутри, затем осторожно постучал.

— Да! — раздался густой баритон.

Савелий открыл дверь: палата оказалась небольшой, двухместной, но весьма уютной. Заметив, что кровать справа тщательно застелена белоснежными простынями, Савелий облегченно вздохнул: трудно было бы разговаривать при постороннем. На другой кровати лежал Тайсон.

— Вы к кому? — спросил он.

— К вам!

— Ко мне? — удивился Тайсон. — Но… — Он наморщил лоб, пытаясь вспомнить почему ему знакомо лицо этого парня, но в голову ничего не приходило. — Нет, мы незнакомы. Может, вы ошиблись?

— Нет, Рональд Голдсмит, никакой ошибки! — Савелий старался говорить дружелюбно, чтобы успокоить Тайсона.

— Вы из полиции? — догадливо протянул он.

— Нет!

— Тогда из ФБР?

На этот раз Савелий не стал разубеждать его.

— Вы не возражаете, если я закрою дверь, чтобы нам не помешали?

— А что, у меня есть выбор?

— Вряд ли, — улыбнулся Савелий, закрыл дверь на задвижку и присел на стул у постели Тайсона.

— А я вас уже заждался, — неожиданно заговорил тот. — Думаю, что это случилось с американскими органами правопорядка? Столько трупов, а единственного свидетеля все никак не допросят!

— Вы уверены?

— В чем?

— Что единственного?

Тайсон взглянул на Савелия в упор — он явно встревожился.

«Господи, неужели он знает о Джине? Если так, то нужно как-то предупредить ее, чтобы сматывалась! Затаскают бедняжку! Ей и так пришлось столько пережить… И везет же мне!.. Ронни, спаси, Ронни, помоги! А кто же Ронни поможет?» Тайсон и не заметил, что последнюю фразу прошептал вслух, и Савелий ухватился за оплошность:

— А Ронни помогу я!

— Отку… — встрепенулся Тайсон и как-то странно взглянул на Савелия.

— Да вы сами только что сказали: «А кто же Ронни поможет?»

— Неужели я вслух начал думать? Ну и ну, видно, меня не только в живот ранили, но и мозги задели! — Он произнес это с таким юморком, что Савелий невольно усмехнулся.

— Ничего страшного, я тоже иногда вслух думаю.

— Ага, видно, тоже приятно поговорить с умным человеком.

— Наш доктор говорил, если раненый начинает шутить, то, значит, дело пошло на поправку.

— Умный ваш доктор!

— Согласен.

— Странно вы допрос ведете, — неожиданно заметил Тайсон. — Ни одного вопроса!

— А мне и так все известно.

— О том, что случилось на Брайтон-Бич?

— Не только…

— Может, поделитесь?

— Тайсон, Тайсон… — покачал головой Савелий. — Неужели вам так уж хочется заглянуть в свое досье? Вы же сами все о себе знаете.

— На меня досье?! С какой стати? Да если вы будете составлять досье на таких, как я, у вас бумаги не хватит!

— Не хитрите, Ронни! И не пытайтесь искать слабинку, чтобы выудить, что у нас имеется на Рональда Голдсмита по кличке Тайсон. Поверьте на слово: нам известно о вас все!

Тайсон молча смотрел на незнакомца, вслушивался в его уверенную речь и пытался понять, почему он вызывает у него такую симпатию? А вдруг он просто берет его на понт и на самом деле нет никакого досье? И они ничего о нем ие знают.

— Жаль мне тебя, приятель, — проговорил вдруг Савелий с печалью в голосе.

— С какой стати? — удивился тот.

— А ты подумал, что будет с девочкой и ее матерью, если с тобой что-нибудь случится?

— Отку… — снова воскликнул Тайсон, даже попытался приподняться, но тут же от резкой боли в животе откинулся на спинку кровати. — Коповские штучки! — зло процедил он сквозь зубы.

— О чем ты?

— Бьете туда, где побольнее!

— Ну и дурак, если так понял! — беззлобно бросил Савелий.

Как ни странно, но Тайсон совсем не обиделся. Сидящий напротив парень почему-то и впрямь внушал доверие.

— Ну, допустим! — сказал Голдсмит.

— Что, допустим?

— Допустим, вы действительно все обо мне знаете. Что вы от меня хотите?

— Честно?

— Конечно!

— Ничего!

— Ничего?

— Ничего!

— Тогда зачем вы пришли?

— Ты же отличный мужик, Ронни, работящий, неглупый! Неужели не сможешь найти себе приличную работу? Подумай о тех, кто от тебя зависит! — Савелий говорил тихо, медленно, как бы устало, но мысленно повторял одну и ту же фразу: «С Рассказовым опасно!», «С Рассказовым опасно!», затем поднялся со стула и многозначительно заметил: — Пойду я, а ты хорошенько подумай о том, что услышал. — Савелий направился к выходу, открыл задвижку, обернулся и подмигнул Тайсону: — А за Джину не волнуйся, она нам не нужна! — Сказав, он вышел, не дождавшись его реакции.

— Вот черт! — изумленно прошептал Тайсон. — Неужели я действительно вслух думал? А чего уж тут удивляться: сейчас-то ведь я тоже разговариваю сам с собой! С умным человеком! — Он усмехнулся.

Но откуда же он знает этого парня? Голос! Да, ему знаком этот голос. Тайсон еще раз как бы прослушал голос незнакомца, и вдруг в его памяти всплыла одна фраза, произнесенная этим же голосом: «Сдается мне, вон тот громила еще дышит!», и потом: «А вон негр, который ласково обнимает парня!»

Теперь Тайсон все вспомнил. Этот парень имеет какое-то отношение к той заварушке, и, кажется, именно ему он обязан жизнью. Господи, а он даже не поблагодарил его! Ну и осел! Человек, можно сказать, ему жизнь спас, проведать пришел, а он все в полицейских и воров играет. И как он сразу не допер? Ни одного вопроса! Разве так ведут себя сотрудники ФБР, когда хотят кому-то что-то навешать? А ведь вполне могли бы: как ни верти, а два трупа за ним числятся! Судя по всему, его никто и не думает арестовывать!

«… Хорошенько подумай о том, что услышал», — всплыли вдруг в памяти слова незнакомца.

О чем это он должен подумать? Что имел в виду этот странный парень? И при чем здесь Рассказов?..

А Савелий, странный парень, в этот момент тоже думал о нем. Жалко будет, если Рассказов призовет Тайсона участвовать в этой операции. И как он беззащитен при всей его огромной силе! Выходит, что какая-то Джина является еще одним свидетелем той заварушки. Но почему такое ощущение, что в то время Тайсон ее еще не знал? И почему вдруг боится за нее? Судя по всему, у него к ней нежные чувства. Интересно было бы взглянуть, наверное, такая же мощная, как и Тайсон.

Увлекшись своими мыслями, Савелий и не почувствовал, что сам стал объектом пристального внимания. За ним по пятам следовала именно Джина. Она ненадолго оставила своего нового избранника только для того, чтобы побаловать его лакомствами. Накупив всяких вкусностей, девушка подошла к палате и, боясь разбудить, осторожно толкнула дверь. Та, впрочем, не поддалась. Сам Ронни не мог добраться до дверей, значит, у него кто-то есть. Джина тотчас взвилась от ревности: да она разорвет на куски ту, которая попытается отбить у нее Ронни! Джина уселась на диван так, чтобы видеть дверь двадцать седьмой палаты, и стала рисовать в голове картины мести своей сопернице.

71
{"b":"7238","o":1}