ЛитМир - Электронная Библиотека

— В общих чертах. Хотелось бы поподробнее.

— А вот подробностей пока ты и не услышишь! — поморщился генерал.

— Сам еще толком не знаю.

— Но как же готовить людей, если не знаешь задачи?

— Задача одна: быть готовым защищать Родину! — немного торжественно произнес Говоров.

— Кажется, вы меня перепутали с новобранцем, — недовольно буркнул Андрей.

— Надо же, обиделся! Сколько ты меня знаешь?

— И что?

— И что, я когда-нибудь тебе не доверял?

— Нет, не было такого, — честно признался Воронов.

— А раз не говорю, значит, действительно не знаю. Потому и скрылся за лозунгом! — Генерал вдруг смутился своей откровенности. — Ну, извини!

— Вы меня тоже извините!

— Чего там… — махнул рукой генерал, и только теперь Воронов заметил, как же сдал Порфирий Сергеевич: перед ним сидел совсем другой человек, пожилой, смертельно уставший. — Наберешь с десяток ребят и начнешь готовить их так, как готовил бойцов для Афгана. Местность похожая, обычаи тоже, а опыта тебе не занимать.

— Свободное плавание или официальный рейд?

— Свободное!

— Выходит, спецслужба и армия отпадают… — задумчиво проговорил Андрей.

— В общем, да! Вряд ли следует привлекать внимание…

— Тогда афганцы!

— Вишневецкому позвонить?

— Не нужно, я сам с ним встречусь! — ответил Воронов и с иронией добавил: — Зачем привлекать внимание звонком столь высокого начальства?!

— Ты абсолютно прав! — без тени улыбки кивнул генерал.

— Оружие?

— Думаю, для тренировок Олег найдет, а затем снабдим всем, что потребуется для успешного выполнения задания.

— Сколько у нас времени… — Андрей хотел спросить «до рейда», но понял, что генерал и сам не знает, а потому исправился: — Для тренировок?

— Думаю, с месяц наверняка есть, — не очень уверенно ответил Говоров. — Ты что, о «крестнике» подумал?

— Что толку о нем думать? Я уверен — в Чечню он не поедет!

— Да, уговорить его будет трудно… — покачал головой генерал. — Но утро вечера мудренее!

— Это точно! — усмехнулся Воронов. — Кстати, хоть какими-нибудь документами нас снабдят?

— Честно скажу, пока неизвестно! Все зависит от того, что предстоит вам сделать в Чечне и каким путем вы туда попадете.

— Понятно: в лучшем случае — по легенде…

— А в худшем? — с интересом спросил генерал.

— В худшем, без каких-либо документов.

— Соображаешь!

— А то!

Простившись с Говоровым, Воронов вышел в приемную и на вопросительный взгляд Михаила Никифоровича лишь пожал плечами.

— Позвонить можно?

— А ты что, сотовый сдал, что ли?

— Вот спасибо, что напомнили. — Андрей повернулся и вновь постучал в дверь Говорова. — Извините, Порфирий Сергеевич…

— А я уж помощнику звоню! Забыл, что ли? — кивнул он на трубку телефона.

— Думал, что должен уже вернуть.

— Оставь! Вполне возможно, что он тебе и там понадобится.

— Спасибо!

— Что, решил не терять времени?

— О чем вы?

— К Олегу направляешься?

— Я уже устал удивляться вашей интуиции!

— А вот и ошибся: на этот раз совсем и не интуиция, а просто знание психологии майора Воронова! — Генерал хитро подмигнул: — Удачи!

Воронов молча покачал головой и вышел.

— Товарищ полковник, машина пока за мной?

— Конечно, если нужна!

— Сейчас выясню! — Он набрал номер.

— Ассоциация ветеранов Афганистана «Герат»! — отозвался мелодичный девичий голос. — Вам кого?

— Олега Владимировича!

— Как доложить?

— Андрей Воронов!

— Минуту!

— Привет, майор! Давненько тебя не слышал! — радостно отозвался Олег: его специфический баритон трудно было не узнать.

— Привет, Олежек! Уезжал, потому и не звонил.

— Где был?

— Сингапур, Америка!

— Эк, помотало тебя! Один?

— Не совсем.

— Понял! Зайдешь?

— Конечно! Прямо сейчас, если не занят.

— Для тебя — без проблем!

Минут через тридцать Воронов уже входил в кабинет Вишневецкого. Олег сразу же вышел из-за стола ему навстречу.

— А чего это у тебя вид такой цветущий? — обняв его за плечи, спросил Олег.

— Вы как сговорились! И Порфирий Сергеевич туда же!

— Сдал, старик?

— Не очень, но усталость чувствуется.

— Как братишка?

— Отлично! Пару дней, как расстались.

— Значит, там! — махнул Олег рукой за спину.

— Нет, там! — ткнул пальцем Андрей в другую сторону, и они рассмеялись.

— По делу или как? — спросил Вишневецкий.

— Здесь говорить можно?

— Естественно! Мои ребята за этим следят строго. Какие проблемы?

— Как всегда! — вздохнул Воронов.

— Сколько?

— Человек десять!

— Задача?

— Пока не знаю, могу лишь сказать, что готовиться будем, как к Афгану!

— Понятно! — Олег стер улыбку. — Чечня?

— Вполне вероятно, — ответил Андрей.

— Время есть?

— Для подготовки?

— Нет, у тебя, сейчас!

— Конечно есть, — благодарно улыбнулся Воронов. Ему всегда нравилось наблюдать, как Олег без лишних вопросов решает сложные проблемы, но при одном лишь условии: он должен доверять тому, с кем общается.

Минут через пятьдесят в самой просторной комнате здания собрались человек пятнадцать афганцев. Воронову предстояло решить сложную задачу: выбрать десять лучших, из которых, возможно, не все останутся живы…

Как трудно порой распоряжаться чужими жизнями!

Савелий взглянул на часы: девятнадцать часов двадцать шесть минут. Он встал, еще раз внимательно осмотрел себя в огромном зеркале и остался доволен. Темно-синий костюм сидел на нем как влитой, а в ботинки можно было смотреться, как в зеркало. Он быстро спустился на первый этаж, вышел из здания и тут же увидел «порше» адмирала, за рулем которого сидел старый знакомый.

— Привет, Риччи!

— Здравствуйте, сэр! — официально поприветствовал тот.

— Ты что, плохо выспался? — удивился Савелий.

— В каком смысле?

— Чего это ты со мной на «вы» вдруг? Или не пили вместе?

— Тогда был отдых, сейчас служба! — заявил шофер и тут же пояснил:

— Пока вы не сказали мне, как себя вести с вами.

— Как приятель!

— Здравствуй, Сергей! — У водителя даже голос изменился. — Куда едем?

— Домой к адмиралу, а по дороге еще цветы купим.

— Супруге?

— Ну да!

— Тогда купи гвоздики.

— Откуда такая осведомленность? — удивился Савелий.

— Слышал! — неопределенно ответил водитель и тут же завистливо заметил: — Счастливчик!

— В каком смысле?

— Адмирал не всех к себе приглашает. А ты давно его знаешь?

— Адмирала я знаю недавно, а полковника Джеймса очень давно! — улыбнулся Савелий и заговорщически шепотом добавил: — Но это между нами!

— Могила! — приняв условия игры, прошептал тот.

— Большая квартира у адмирала?

— Ничего так, трехкомнатная!

Как же удивился Савелий, когда «трехкомнатная» квартира оказалась не совсем такой, какой ему представлялась. Оказывается, в Америке считаются только спальные комнаты, их в квартире адмирала Джеймса было три. Кроме того, там имелась восемнадцатиметровая кухня, тридцатиметровая гостиная, вместительный холл при входе, рабочий кабинет, детская и святая святых хозяина дома — мастерская. Все это, не говоря уже о трех ванных комнатах, трех туалетах и трех огромных гардеробных, метров по десять каждая…

Савелий позвонил ровно в двадцать часов. Дверь тут же открылась, и на пороге его встретила миловидная и весьма упитанная женщина лет сорока-сорока пяти. Широко улыбаясь, она радостно воскликнула:

— Так вот вы какой!

— Думали увидеть этакого русского медведя, а столкнулись с обычным парнем! — ехидно заметил Савелий и протянул женщине роскошные красные гвоздики. — Извините, что разочаровал вас!

— Вы словно подслушали мои мысли! — Она чуть смутилась, но тут же взяла себя в руки. — Спасибо за цветы: мои любимые! Я — Трэйси! А вы… — договорить она не успела: к ним выскочил мальчишка лет восьми-девяти.

75
{"b":"7238","o":1}