ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Женское население просит вас предоставить право быть активными на этот раз нам! Возражения есть? — Она хитро взглянула на Рассказова, зная, что в такие моменты именно это ему больше всего и нравится.

— Желание дамы — закон для настоящего джентльмена! — заплетающимся языком выговорил Рассказов. — Что мы должны делать? — Ничего! — усмехнулась Гертруда. — Как? Совсем?

— Совсем! Более того, кто попытается хоть как-то проявить инициативу, заработает штраф.

— Интересно! — буркнул Рассказов. — И в чем же выражается этот штраф?

— Проштрафившийся должен будет десять минут продержать на руках свою партнершу. — Она с усмешкой взглянула на Николаса, и все, как по команде, тоже посмотрели на него.

— Ай да немка! — воскликнул довольный Рассказов и тут же ткнул пальцем в самую худенькую девушку. — Тебя выбираю!

Счастливая от того, что выбор Хозяина пал на нее, та сразу же бросилась ему на шею.

— Стоп! Еще не все! — остановила ее Гертруда.

— А что? — спросил Рассказов, все больше увлекаясь игрой.

— В задачу партнерш, как вы уже, наверно, поняли, входит еще раздевание партнеров. — Хитра, ничего не скажешь! — Рассказов подмигнул, сразу смекнув, в чем дело.

Красавчик-Стив тоже вспомнил, как с год назад именно он и попался на этой хитрости Гертруды: машинально помог расстегнуть на себе брюки. В тот раз ему пришлось трижды пронести ее вокруг бассейна. Он тут же указал на девушку, которая была чуть-чуть покрупнее той, что выбрал для себя Рассказов: килограммов на шестьдесят. В третьей, с весьма соблазнительными формами, было килограммов на семь-восемь побольше, не говоря о самой Гертруде, весившей далеко за восемьдесят. Вначале, когда Гертруда только посвящала в «правила игры», Николас почти не вслушивался в ее слова и жадным взором пожирал ее аппетитное тело, но когда до него дошел их смысл, его тут же прошиб пот. Но он пересилил себя и спросил шутливым тоном:

— А если проштрафившийся не сможет продержать свою партнершу на руках десять минут?

— О, тогда его ждет наказание от самого Хозяина — бутылка водки из горлышка и залпом? А если и это не получится — еще коечто…

У бедного Николаса весь хмель мгновенно выветрился из головы, и он жалобно переглянулся с Мэтьюзом, словно ища поддержки. Перехватив его взгляд. Рассказов решил пожалеть и его и Гертруду, которой, при таком его состоянии, придется работать вхолостую:

— Может быть, чуть уменьшим дозу? А то пол-литра «Посольской» даже быка с ног свалит! — Он подмигнул Николасу и громко заржал. — Ты Хозяин, ты и решай, — рассудительно заметила Гертруда.

— Ладно, пол-литра так пол-литра! — Он достал из кармана свой «магнум» и выстрелил в потолок. — Начали!

Выстрел прозвучал так неожиданно, что новички, не ожидавшие ничего подобного, вздрогнули и этим вызвали бурное веселье среди остальных, а Мэтьюз отметил про себя, что выстрел был холостым.

Девушки устремились к своим партнерам. Рассказов и Красавчик-Стив незаметно следили за новичками и едва не одновременно воскликнули:

— Попались! Попались! — Рассказов указывал на Николаса, а Красавчик-Стив — на Мэтьюза: тот и другой сразу же стали помогать своим дамам раздеть себя.

— Я же ясно сказала: кто попытается проявить инициативу, получит штраф. — Гертруда ехидно усмехнулась: — Засекай, Хозяин!

— Взяли! — бросил Рассказов, и, когда оба новичка подхватили своих дам, нажал на кнопку секундомера.

Первым, на седьмой минуте, стал сдавать Мэтьюз, но, прекрасно понимая, что пол-литровую бутылку он не осилит, а значит, его будет ожидать еще один, неизвестный штраф, решил держаться до последнего. И тут ему неожиданно помогла партнерша: она обхватила руками его шею и Мэтьюз облегченно перевел дух.

Николасу было намного труднее, потому что Гертруда весила больше и совсем не пыталась прийти ему на помощь. На девятой минуте он рухнул вместе с ней на пол.

Рассказов взглянул на вторую пару и с усмешкой бросил: — Все!

Мэтьюз хотел уже опустить девушку на пол, но та его не отпускала. Чем-то этот парень пришелся ей по душе, и ей не хотелось, чтобы он попал впросак: стоило ему опустить ее до срока, как он сразу бы присоединился к Николасу.

— Ну, девка! — с некоторым огорчением хмыкнул Рассказов, потом повернулся к Красавчику-Стиву: — Сколько натикало?

— Еще шестнадцать секунд. Хозяин! — весело ответил он, радуясь за Мэтьюза, потом начал отсчитывать, как на ринге, только наоборот: — Десять… девять… восемь…

Мэтьюз держался из последних сил и на слове «ноль» медленно повалился на пол. Он выглядел не намного лучше, чем его приятель. Пот градом заливал лицо Николаса, когда он с трудом поднялся на ноги, но все-таки сумел заставить себя улыбнуться:

— Где та бутылка, которую я должен трахнуть? — тяжело дыша, бросил он.

— Молодец! — ухмыльнулся Рассказов. — Вот! — Он протянул ему поллитровку «Посольской».

Взяв ее, Николас потянулся за стаканом, но Рассказов покачал головой. — Из горла и без остановки! — О'кей! Эх, вспомним молодость!

— воскликнул Николас, быстро раскрутил водку в бутылке, потом запрокинул голову и стал вливать жидкость в рот, не прикасаясь к губам горлышком. Водка винтом исчезала в нем, и Рассказов восхищенно воскликнул: — Во, дает! Наш человек! Когда он полностью опустошил бутылку, Рассказов похлопал его по плечу: — А ты настоящий боец!

— Конечно! — буркнул тот, и это было его последнее слово. Он снова рухнул на пол, и Гертруда, по знаку Рассказова, подхватила бедного Николаса и потащила к себе.

— Хозяин, я могу спросить? — продолжая тяжело дышать, произнес Мэтьюз. — Валяй!

— А если бы он не справился с бутылкой? — Тогда продолжил бы платить штраф, — заметил Рассказов. — Каким образом?

— Русской рулеткой! — Он усмехнулся. — Знаешь о таком испытании? — Один патрон в барабане? Жестоко! — А что, отличный способ проверить свою судьбу, — вмешался Красавчик-Стив. — Лично я готов попробовать!

— Ты не чокнулся, приятель? — деланно встревожился Рассказов.

— А я везунчик! — задиристо воскликнул тот. — Стреляй, Хозяин! Вручаю вам свою жизнь и судьбу, — пропел он, дурачась.

— Как хочешь! — Тот пожал плечами, высыпал все патроны, потом вставил один, крутанул барабан и направил револьвер на КрасавчикаСтива. — Не передумал? — Нет!

— Ну и дурак! — поморщился Рассказов и нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел, и Красавчик-Стив согнулся в три погибели, потом с болью взглянул на Рассказова:

— Вы были правы. Хозяин! — выдавил он и ткнулся носом вперед.

Растерянный Мэтьюз смотрел на распростертое тело Красавчика-Стива и не знал, как реагировать на случившееся. — Я ж предупреждал его, не так ли? — вздохнул Рассказов с огорчением. — Да, но…

В этот момент Рассказов не выдержал и громко засмеялся. Мэтьюз с недоумением посмотрел на него, но в этот момент раздался и смех «покойника». — Ну и шутки у вас. Хозяин! — Неужели ты мог подумать, что я стану убивать своих? — Рассказов испытующе глянул ему в глаза. — И, мне кажется, ты заметил, что патроны были холостые, не так ли?

— Когда вы стреляли в первый раз, то мне так показалось, — прямо ответил Мэтьюз. — Но когда Красавчик так реально сыграл, то я засомневался…

— Видите, Хозяин, я вам давно говорил, что в моем лице сцена потеряла гениального артиста! — хвастливо заметил Стив.

— Может, хочешь всерьез попробовать? — Рассказов прищурился.

— Что вы. Хозяин?! — воскликнул Красавчик-Стив. — Я же шучу!

— Так и я шучу! Давай тостуй! — Он подмигнул и как-то странно посмотрел на Мэтьюза.

Он не может по-другому

Савелий вышел из подъезда и был приятно удивлен тем, что находится почти в центре Москвы. Он не лукавил, когда сказал «ночной бабочке», что ему было хорошо с ней. И не столь важно, по каким причинам: хорошо и хорошо! Сейчас он вспомнил, что за инцидент был с ним в том заведении, куда она его затащила. Кажется, это было дорогое заведение, валютное.

11
{"b":"7239","o":1}