ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Савелий неожиданно подумал, что, возможно, он напрасно так доверился этой приятной, но совершенно незнакомой девице. Он сунул руку в карман и вытащил бумажник. Нет-нет, он совершенно бы не расстроился, если бы обнаружил его пустым: то, что он получил от нее, было гораздо дороже денег. Просто ему было интересно, оставила ли она ему хоть что-нибудь на дорогу? И сколько она взяла с него за то, что ему было так хорошо?

Савелий помнил, что у него было порядка двухсот долларов. Как же он удивился, когда обнаружил все деньги на месте! Неужели эта девица говорила правду? Ладно, нужно будет както компенсировать ее потерянное время, а сейчас, когда в памяти всплыли вчерашние мысли, он понял, что ему нужно делать.

Телефонных будок не было видно, и он решительно вошел в метро, где сразу же увидел несколько автоматов. Бросив в один из них жетон, Савелий быстро набрал номер.

— Михаил Никифорович? — спросил он, услышав знакомый голос.

— Слушаю вас, капитан! Чем могу помочь? — приветливо ответил помощник Богомолова.

— Мне необходимо срочно переговорить с шефом.

— Минуту, попытаюсь узнать: у него сейчас люди… — Савелий слышал, как полковник докладывал по селектору. — Сейчас Константин Иванович возьмет трубку.

— Слушаю! — сухо проговорил генерал. То ли он был весь в делах, то ли не мог простить того разговора.

— Доброе утро, Константин Иванович, — деловито сказал Савелий. — Первым делом хочу извиниться.

— Принимаю. Кстати, те сотрудники под арестом.

— Я нисколько не сомневался в вас. — Ну спасибо! — обиженно воскликнул генерал. — Какие проблемы, капитан? — Мне необходимо срочно с вами повидаться. Было в его голосе что-то такое, из-за чего Богомолов не решился отказать ему. Дела могут подождать. Чуть подумав, он коротко бросил: — Пятнадцати минут тебе достаточно? — Вполне!

— Отсчет начнется через двадцать минут. — Понял! — Савелий бросил взгляд на часы: на метро он явно не успевал. К счастью, машину удалось поймать довольно быстро. До назначенного времени оставалось две минуты, когда он вошел в приемную Богомолова. Там было многолюдно, но Михаил Никифорович тут же сказал: — Константин Иванович ждет вас.

— Спасибо! — Под недоуменно-любопытные взгляды майора и двух полковников Савелий пересек приемную и открыл дверь в кабинет. — Разрешите, Константин Иванович?

— Входи, Савелий. — В глазах генерала было легкое беспокойство: что придумал этот неугомонный парень? Судя по всему, он пришел с какой-то идеей. — Садись и рассказывай!

— Константин Иванович, прошу меня извинить, но я вынужден отказаться от вашего столь лестного предложения. — Савелий вытащил из внутреннего кармана свое служебное удостоверение и решительно положил его перед генералом.

Такого поворота Богомолов явно не ожидал и несколько минут молча смотрел на красные «корочки», словно пытаясь что-то понять. Неужели он ошибся в Савелии и тот решил найти себе более спокойное место?

— Судя по твоему серьезному тону, уговаривать тебя — бесполезная трата времени. Но позволь, дружок, тебя спросить: чем думаешь заняться?

— Работать… с вами! — спокойно ответил Савелий и недоуменно пожал плечами, словно говоря: «Это же само собой разумеется».

— Ничего не понимаю! — Богомолов встал, обошел вокруг стола и сел в кресло напротив Савелия. «С этим парнем действительно не соскучишься», — подумал он и коротко бросил: — Говори!

— Я согласен работать с вами, но контактировать буду только с тремя людьми: редко с Вороновым, еще реже с вами, и в самом крайнем случае — с генералом Говоровым. Для всех я — уволился! Никаких приказов, никаких документов: все должно быть уничтожено. Савелий Кузьмич Говорков должен исчезнуть даже из архивов, как в свое время исчез бывший генерал КГБ Рассказов.

— И появится другой человек с новой легендой? — подхватил генерал и тут же добавил: — Но что тебе это даст, если твое лицо известно даже за границей?

— А это уже второй этап подготовки! — воскликнул довольный Савелий. — Не понял? — нахмурился Богомолов. — Я же сказал вам, что Савелий Говорков должен исчезнуть, словно его и не было! — Он решительно взмахнул рукой.

— Пластическая операция? — неуверенно протянул Константин Иванович.

— Так точно. Я хочу начать работать автономно! Слишком много я задолжал тем, кто ушел в иной мир после контактов со мной.

— Не нужно себя казнить, Савелий. В том нет твоей вины! — попытался успокоить его Богомолов.

— Есть или нет, Бог рассудит, я знаю только одно: не встреть они меня на своем пути, остались бы в живых, — с грустью выдохнул Савелий.

— Ты хочешь мстить? — нахмурился генерал. — Нет, Константин Иванович, это было моим первым и ошибочным решением. К счастью, я это вовремя осознал. Как сказал мне мой Учитель, «НЕ МСТИТЬ, НО НАКАЗЫВАТЬ ЗЛО!»

— Что ж, видно, твой Учитель был очень мудрым человеком. Что требуется от меня? — Интонация генерала сразу стала деловой. Тот, кто его знал, понял бы сразу, что Богомолов уже принял то, что предложил Говорков, знает, как ему помочь, но сначала хочет выслушать своего собеседника.

— Вы как-то говорили, что у вас есть знакомый мастер по пластическим операциям?

— Да еще какой! Нисколько не преувеличу, если скажу, что во всем мире вряд ли найдется специалист лучше, чем он.

— И это значит, что он известен и за границей? — с иронией добавил Савелий.

— А как же! — воодушевленно начал Богомолов, но тут же горячо запротестовал: — Можешь быть совершенно спокоен: за этого человека я могу поручиться головой!

— Извините, Константин Иванович, я, конечно же, ценю ваше мнение, как, впрочем, и вашу голову, но… — Он столь красноречиво поморщился, что Богомолову ничего не оставалось, как только спросить его:

— Тогда что ты предлагаешь? Если ты, как я понял, не доверяешь ему, то каким образом он сможет проделать операцию?

— Я все продумал: ваш чудо-мастер сделает операцию, но никогда не увидит окончательного творения своих рук. И это мое безоговорочное условие. — Голос Савелия звучал твердо и решительно.

— Ты хочешь сказать, что доктор, проделав такую сложную операцию, должен будет отказаться от послеоперационного лечения? Ты что, не представляешь, как это опасно для тебя? — Богомолов смотрел на него как на умалишенного.

— Представляю, — с усмешкой ответил Савелий. — Этот доктор будет знать, каким я был до операции, а другой, который продолжит лечение, будет знать, каким я буду после операции! Если же лечение будет протекать без осложнений, то и он не увидит окончательного результата. И, конечно же, никаких снимков: ни до, ни во время, ни после операции… И еще: врачи не должны знать друг друга.

— Ну и задачку ты мне подкинул: чувствуется, ты действительно серьезно подготовился к этому разговору… — задумчиво протянул генерал, а про себя вынужден был признаться, что голова у этого парня предназначена не только для головного убора.

— Речь идет о моей жизни, — тихо и очень серьезно добавил Савелий.

— Я совершил немало ошибок, пора стать более осторожным, что ли… Не бросаться, очертя голову, а сначала все тщательно продумывать… — Он запнулся и с улыбкой добавил: — Конечно при условии, что на это есть время.

В этот момент в кабинет заглянул Михаил Никифорович.

— Извините, Константин Иванович, вы просили напомнить про совещание…

Генерал недовольно взглянул на него, хотел, видно, ругнуться, но вовремя вспомнил, что действительно просил об этом.

— Спасибо, сейчас выезжаю! — буркнул он, и Михаил Никифорович тут же прикрыл дверь. Богомолов повернулся к Савелию. — Ты чем сейчас занят?

— В общем, ничем… — пожал плечами Савелий, не понимая, к чему клонит генерал.

— Вот что… — Богомолов поднялся с кресла, ударив себя по коленям. — Дождись меня. Совещание очень важное, и я обязан там быть, но это на час-полтора, не более… — Он снова внимательно посмотрел на Савелия и задумчиво добавил: — Это очень интересно! Очень! — Конечно я дождусь вас. — Можешь прямо в моем кабинете… А чтобы провел время с пользой… — Генерал подошел к сейфу, открыл его и вытащил оттуда какую-то папку с документами. — Поизучай пока!

12
{"b":"7239","o":1}