ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как, вы хотите дважды помочь преступникам ввезти наркотики в страну, хотя бы и чужую? — воскликнул Мэтьюз.

— Возьмите себя в руки, Дюморье! — резко оборвал его Майкл, но тут же примирительно произнес: — Не стоит так волноваться. В первый раз Рассказов вряд ли решится рисковать, скорее всего, ходка будет пустой, проверочной! А когда все пройдет успешно, он тут же пустит настоящий груз. Его мы постараемся перехватить, но уже по ту сторону границы, чтобы не навлечь на тебя подозрения. Но это не значит, что первую ходку мы оставим без внимания… — Майкл хитро усмехнулся. — Понятно, дружище?

— Понятно-то понятно, — не очень уверенно произнес Мэтьюз, — но что, если и Рассказов думает точно так же, как и мы? — В смысле?

— Если он думает, что я подставка и мне нужно закрепиться у него, значит, в первый свой поход я, по его расчету, постараюсь все сделать без каких-либо неожиданностей. Поэтому он может пойти на риск и отправить настоящий груз в первый же раз.

— Именно поэтому, я и не собираюсь упускать из виду ни первый груз, ни второй, если он будет. Мне приятно с тобой работать, дружище: мы даже мыслим одинаково.

— Спасибо! — скромно ответил Мэтьюз. Ему была приятна похвала нового начальника.

— Теперь по укреплению твоего авторитета. Мой человек сообщил, что какие-то деловые люди собираются принять частный самолет из Малайзии. Он сообщил также, что это не наркотики, но груз, как он услышал, «очень нежный и скоропортящийся». По нашим сведениям, у Рассказова есть в этой стране свои интересы: во всяком случае, Красавчик-Стив вылетал туда дважды. А Рассказов ничего не делает просто так…

— Вы хотите, чтобы я сообщил ему эту информацию? А не лучше ли нам самим ее использовать по прямому назначению?

— Конечно же, было бы лучше! — согласился Майкл. — Но мы не знаем ни места приземления, ни времени прибытия этого самолета. А коль так, не лучше ли использовать наши данные хотя бы таком качестве?

— Что-то не нравится мне в этой затее… — Думаешь, Рассказов может усомниться в твоем источнике? — И это тоже…

— Знаешь, у меня идея! — воскликнул полковник. — Допустим, ты говоришь ему: от одного моего доверенного человека…

— Один раз я уже попробовал недоговорить, — скептически вставил Мэтьюз.

— Нет, дружище, там была совсем другая ситуация! А здесь, когда он спросит: «откуда?», ты скажешь, что от человека, имя которого без его согласия назвать не имеешь права!

— А он потребует согласия, а то и личную встречу предложит!

— Если он предложит встречу с этим человеком, то считай, что мы выиграли: значит, поверил. — А если не предложит, значит, тем более поверил, так что ли? — Вот именно! Теперь тебе понятно? — В этом действительно что-то есть… Что ж, будем действовать? — Стоп! А если за тобой следят? — Если за мной следят и сейчас стараются до меня дозвониться, то я как раз разговариваю со своим человеком. — Ладно, действуй!

В этот самый момент Рассказов, как ни странно, тоже размышлял о Мэтьюзе: его не покидало странное ощущение, возникшее во время разговора с ним. Этот человек явно знает гораздо больше, чем говорит. Конечно, его во что бы то ни стало нужно тщательно проверить. Это бесспорно, но времени для этого катастрофически не хватает.

Но, с точки зрения логики, вряд ли этот парень пошел бы на такой риск. Может, откинуть в сторону все подозрения и решиться? С одной стороны, конечно же, не хотелось терять большую партию груза, а с другой — таких серьезных поставщиков упускать не хочется. И черт его дернул похвастаться перед ними, что у него нет проблем со сбытом в Восточной Европе! Те, естественно, сразу же ухватились за это и основным условием договоренности выдвинули именно поставки в Восточную Европу, а особенно в Россию. Губа не дура — там необъятный рынок сбыта наркотиков!

Как бы он поступил на месте Мэтьюза, если бы был сотрудником ФБР, специально внедренным к нему? Здесь два варианта: или он просто хочет перехватить груз, или хочет глубже внедриться в его команду… При первом варианте он должен во что бы то ни стало сделать так, чтобы груз дошел до места без всяких осложнений, а при втором… понимая, что его могут проверить, — то же самое! Как ни крути, а и в первом и во втором случае груз должен пройти без сучка, без задоринки! Но если он из ФБР и парень не глупый, то может рассуждать точно так же. Черт побери! Можно голову сломать! Рисковать или не рисковать?

Неизвестно, сколько бы еще не спал Рассказов, размышляя над всем этим, но его мысли были прерваны звонком. — Слушаю? — нетерпеливо бросил он. — Шеф, это я! — В трубке раздался голос парня, которого он приставил к Мэтьюзу. — Как мы и уговорились, я довел его до квартиры. Да, надрался он крепко: с трудом ключ вставил в замочную скважину… — Короче! — оборвал его Рассказов. — Слушаюсь, Хозяин! Свет горит до сих пор, я уж подумал, что он свалился пьяным, забыв выключить его, но потом решил проверить и стал звонить. Телефон все время занят: либо он трубку свалил с аппарата, либо с кем-то болтает… — Парень сконфуженно замолчал.

— Вот как? — вырвалось у Рассказова. — Это очень интересно… — задумчиво добавил он.

— Может, мне его навестить под каким-нибудь предлогом? — предложил парень.

— Ни в коем случае! Продолжай наблюдать за квартирой: если куда вздумает направиться, сразу звони, но не упусти его, понял?

— Что вы. Хозяин, как можно? От меня еще никто не уходил.

— Все, жду сообщений! — Рассказов положил трубку, хотел поразмыслить, но в этот момент снова зазвонил телефон. Думая, что его наблюдатель не договорил, он схватил трубку и с раздражением бросил: — Ну что еще?

— Хозяин, извините, что беспокою вас в такое позднее время, но я не смог держать у себя эту информацию до утра! — Язык у Мэтьюза заплетался, но говорил он взволнованно.

— Ничего, дела нужно делать в любое время! Говори, что случилось?

— спросил Рассказов спокойно, но внутри него все клокотало: он почувствовал, что этот звонок может многое прояснить.

— Не знаю, как заведено у вас, но у Большого Стэна каждый, кто что-то случайно узнавал, сразу же докладывал ему, а он уже решал, что делать с этой информацией дальше. — Мэтьюз специально передавал инициативу в руки Рассказова, как бы заставляя его проявлять заинтересованность, которую тот так тщательно скрывал. — Что ж, хорошее правило. Слушаю! — Из надежного источника я только что получил информацию о том, что в самое ближайшее время из Малайзии прибудет частный самолет с очень важным грузом. — Мэтьюз сделал небольшую паузу, но Рассказов молча ожидал продолжения. — К сожалению, это единственное, что он подслушал: ни места, ни времени прилета… и еще кое-что: «груз очень нежный и скоропортящийся»… Я процитировал дословно, но что это означает, до меня не доходит. Может быть, вам это что-то говорит?

Рассказов с большим трудом сдержался, чтобы не высказать свою радость. Дело в том, что он уже давно подбирался к сфере торговли «живым товаром». Он прекрасно знал, что Америка готова платить огромные деньги за детей, а более половины этого уникального товара транзитом проходила через Сингапур. Его попытки наложить лапу на этот бизнес, несмотря на хорошие взаимоотношения с самим Вонгом, главным поставщиком азиатских детей, пока не приносили результатов. Вонг готов был сотрудничать с ним при условии, если Рассказов потеснит его конкурентов. Рассказов давно уже готов был это сделать, даже ценой кровопускания, но никак не мог захватить их врасплох.

Его люди сумели узнать о месторасположении нелегального аэродрома и даже «побеседовали» с летчиком, который возил живой груз. Однако от него они мало что смогли узнать, потому что его самого оповещали только за час до вылета.

И вдруг такая удача! Чтобы поощрить инициативу своего нового помощника, Рассказов сказал:

— Что ж, должен признать, что твоя информация заслуживает внимания. Благодарю!

— Рад вам служить, Хозяин! — не скрывая радости, воскликнул Мэтьюз. Он понял, что они с Майклом оказались правы: Рассказов мгновенно заглотнул наживку.

16
{"b":"7239","o":1}