ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что? — Водитель даже побледнел от неожиданности, хорошо еще не вскрикнул. — Ты кто?

— Жить хочешь? — спросил Савелий, и по его тону было ясно, что он не шутит. — Конечно! Что Я должен делать? — Молодец, соображаешь, — усмехнулся Савелий. — Ну-ка, перебрось свои кости на соседнее место!

Когда тот выполнил приказ, Савелий сел на заднее сиденье и ловко накинул ему на шею ремень безопасности.

— Не надо, я сделаю все, что вы захотите, — захрипел водитель, понимая, что стоит ему зашуметь, как его отправят на тот свет. Кто этот незнакомец? Что ему нужно? Если это делается с подачи Хитрована, то все еще может кончиться благополучно, а если нет? Как бы там ни было, все козыри сейчас у этого парня и тот наверняка должен ему что-то предложить: если бы он хотел его убрать, то давно бы это сделал. — Если хочешь выжить, даю тебе единственный шанс. Понял? Единственный! — припугнул водителя Савелий.

— Понял! — с испугом шепнул тот, да еще и кивнул головой, чтобы этот сумасшедший не подумал чего плохого.

— Вот и чудненько! — Савелий улыбнулся и быстро спросил: — Кто еще участвовал в похищении из больницы раненого парня? Ты, Хитрован, кто еще? — Только врач, но он…

— Знаю! — оборвал Савелий. — Кто убрал его?

— Это знает только Хитрован. Бля буду, правду говорю! — хрипло заверещал водитель, почувствовав, как ремень на его шее стал сдавливаться. — Кто убрал милиционера? — Гусь и Копченый… — Телефоны, адреса? — За «козырьком», — кивнул водитель. — Медленно подними руку, достань, — приказал Савелий.

Тот достал из-за «козырька» бумажку и протянул Савелию, который прочитал ее и сунул в карман.

— Вот и хорошо. Прощай, милый! — Савелий резко потянул ремень безопасности на себя. — Ты же обещал! — прохрипел водитель. — Я тебя обманул! — усмехнулся Савелий. Раздался громкий хруст шейных позвонков.

Савелий, заглянул в «бардачок», прихватил оттуда перчатки, надел их, обыскал труп и нашел пистолет Макарова. Придав мертвому телу положение спящего человека, он вышел из машины и уверенно направился к дверям виллы. Савелий ткнул дверь, но она была заперта. Тогда он нажал кнопку звонка, и вскоре раздались шаги.

— Открывай, это Морфин! Как только дверь приоткрылась достаточно широко, Савелий сунул Хитровану в живот ствол «Макарова».

— В чем дело? Что слу… — воскликнул удивленный Хитрован и в тот же момент узнал Савелия. — Черт бы меня побрал! Ведь показалось, что голос знакомый… Я чувствовал, что без тебя здесь никак не обошлось. Леша-Шкаф и Лолита — твоих рук дело? — Как ни странно, Хитрован взял себя в руки, словно нисколько не сомневался в благополучном исходе встречи.

— Ты правильно понял: их наказал я! — жестко произнес Савелий. — А теперь подошла и твоя очередь.

— Нетрудно догадаться… — Хитрован глубоко взаохнул. — Может, все-таки договоримся?

— Ты сможешь облегчить свою участь, если честно ответишь на все мои вопросы.

— И тогда ты оставишь меня в живых? — с явным сомнением произнес Хитрован. — Видно будет! — Какой же мне резон?

— Прямой! — ухмыльнулся Савелий, уважительно подумав об этом человеке: даже перед лицом смерти он не теряет достоинства. — Не будешь отвечать, сразу умрешь, а будешь — поживешь еще. Ну, что решил?

— Решил, что поживу еще! — секунду подумав, серьезно ответил Хитрован.

— Мне нужно знать имена тех, кто участвовал в похищении Наташи и ее брата, а также в их убийстве, — едва не по слогам произнес Савелий.

— Но это еще не все. Мне нужно знать, кто убил врача. Догадываешься, какого? — Врача убрали не мои люди. Я послал Гуся и Копченого убрать доктора, но, когда они заглянули к нему, он был уже с дыркой в башке. Мамой клянусь! — Савелию показалось, что он говорит искренне.

— Допустим. А Наташу и ее брата кто убил? — Пацана все те же — Гусь и Копченый. Гуся ты видел, он с Лешей-Шкафом работал. Именно Гусь и выкрал пацана, чтобы тебя прижучить… — А Наташу?

— С Наташей сложнее: ей, по просьбе Красавчика-Стива, занимались люди Мабуту. Справедливости ради, замечу: Мабуту очень редко пачкается кровью, только если другого выхода нет. До меня дошли слухи, что ее гибель была случайной. Было приказано только выкрасть ее, а не убивать… — Пиши!

— Что писать? — нахмурился Хитрован. — Координаты Мабуту, Копченого и Гуся! — Все-таки ты решил прикончить меня? — В голосе Хитрована слышалось только огорчение, а не страх, не отчаяние. Он придвинул к себе чистый лист бумаги, затем взял ручку и начал быстро писать. Он действительно не испытывал страха, но не потому, что не боялся умереть. Он был уверен, что сумеет выкрутиться. Ему и в голову не могла прийти мысль, что наступил его последний час.

Будь на месте Савелия другой, можно было бы попробовать сунуть руку под стол, где на всякий случай прикреплен «Вальтер»… Но это же Бешеный! Хитрован до конца жиэни не забудет схваток в клубе «Виктория»!

Может быть, все-таки есть возможность договориться с ним? Не обманывай себя, Хитрован! Забыл про Лещу-Шкафа, про Лолиту? Закончив писать, Хитрован улыбнулся, протягивая листок Савелию, как бы говоря, что все его приказы он выполняет точно и быстро, чтобы и тот в свою очередь проявил к нему снисходительность. Савелии сделал вид, что потерял бдительность, и опустил оружие. Он давно уже «слышал» мысли Хитрована, и ему просто было интересно посмотреть, что он может придумать в данной ситуации. Решится ли на что-то или до самого конца будет лелеять надежду, что все для него окончится благополучно?

И Хитрован решился воспользоваться оплошностью своего палача: протягивая листок левой рукой, он быстро сунул правую под стол, вырвал оттуда «вальтер», но выстрелить не успел. Савелий ожидал чего-то подобного, вздернул ствол «Макарова», и его выстрел угодил точно в цель. Словно в замедленном кино, Савелий видел, как выпал из слабеющей руки Хитрована пистолет, как обагрилась белая сорочка алой кровью, как стало оседать грузное тело на пол. Хитрован смотрел на Савелия, и глаза его, как ни странно, были спокойными.

— Не думал… — удалось еще выдавить из себя Хитровану. Он упал на пол, сдернув со стола скатерть, которая накрыла его тело, и сразу же на ней выступило красное пятно. Савелий бросил пистолет на пол и тут же вышел.

Неподалеку от Сущевского рынка Савелий остановился и направился к телефону-автомату. Он уже входил в будку, как кто-то его окликнул: — Дядя Савелий? — Это была девочка лет тринадцати. Ее неуверенный, но восторженный взгляд уставился на него с такой детской непосредственностью, что Савелий вдруг смутился. Эти огромные глаза определенно были знакомы ему, но все же он никак не мог узнать эту девочку. Кто она? Почему она, присмотревшись к нему, осветилась радостной улыбкой? Казалось, девчушка сейчас просто расхохочется от его смущения.

— Неужели я так сильно изменилась? — кокетливо проговорила она.

— Что-то я… — Савелий недоуменно пожал плечами.

— Я буду тебя ждать хоть всю жизнь… — неожиданно тихо проговорила она тоненьким голоском. Савелий обрадованно воскликнул:

— Розочка? Неужели это ты? Обалдеть можно! Невеста, самая настоящая невеста! — Он действительно был рад встретить эту девочку, дочку таксиста, который несколько лет назад помог ему. Его слова смутили девочку, и она капризно топнула ножкой.

— Скажешь тоже, невеста! Вот подожди, увидишь какой я стану.

— Вылитая мамочка! — усмехнулся Савелий. — Шура, кажется? Как она? Как Сергей?

— Ой, вы же ничего не знаете… — с тихой грустью проговорила Роза, и по ее щекам потекли крупные слезы. — Что случилось?

— Чуть больше года назад маму убили, — вздохнула девочка совсем по-взрослому.

— Как убили? — растерялся Савелий. — Кто? За что?

— Папка говорит, что менты, а они все свалили на зеков! — Было странно слышать из уст милой девчушки такие слова. — А где Сергей? — В колонии строгого режима. — Как это случилось?

— Рэкетиры… Хотели отобрать его машину, а он так дал одному, что тот стал калекой? — Розочка скривила лицо и изогнула шею, изображая, видно, того несчастного. — Вот и осудили его на четыре года. А с год назад нам разрешили свидание с папой… — Она снова заплакала, на этот раз громко, навзрыд.

32
{"b":"7239","o":1}