ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Сходила! — Она горько усмехнулась сквозь слезы. — Они там все повязаны одной ниточкой! Спасибо, еще живой вернулась, не посадили… Уже арестовывать шли, да соседка совестливая оказалась: узнала и предупредила, что они мне там настряпали… — И что же?

— А вот что! «Воровство, сопротивление сотрудникам милиции и нанесение им телесных певреждений». А? Каково?

— Где находится эта зона? — В Ставропольском крае, недалеко от тех мест, где сейчас война идет… — Номер помните? — А зачем номер, она там одна… — Судя по вашим словам, должны быть две — мужская и женская. — Они объединены! — Этого не может быть!

— Где-то не может, а там есть! — упрямо сказала Зинаида. — Или мне своим глазам не верить?

— Своим глазам верить нужно, — согласно кивнул Савелий. — Какой рядом город, поселок? Как туда добраться?

— Небольшой городок Каясула, но от него еще на автобусе часа два пилить… Вспомнила: тринадцать дробь четырнадцать! Этот номер был на воротах зоны! Там еще и название было, но такое несуразное, что я и не придала ему значения…

— А букв никаких перед этим номером не было?

— Вроде были… — Она снова наморщила лоб. — Очень уж похоже на всякие новомодные сокращения… Нет, никак не вспомню… Неужели вы хотите туда отправиться? Ой, не нужно! Не вернетесь вы оттуда: убьют!

— Хлопотно это. Авось обойдется! — Савелий с улыбкой подмигнул женщине.

— Только очень вас прошу, если все же поедете туда, не ссылайтесь на меня. Боюсь я, могут и здесь как муху прихлопнуть! — Она всхлипнула и опустила голову. — Простите, но мне действительно страшно!

— Не беспокойтесь, вас это не коснется. Сам разберусь! — твердо сказал Савелий. — Мне кажется, вы очень смелый и добрый человек. Спасибо вам! — За что? — За то, что вы есть… такой! — Ладно, поздно уже, пора мне. — Смущенный Савелий встал из-за стола. — Позовите Розочку: попрощаться…

— Хорошо! Прощайте, удачи вам, — сказала Зинаида и вышла.

— Спасибо! И вам того же! — бросил ей вслед Савелий.

— Уже уходите? — грустно спросила Розочка, войдя в кухню. — Дела…

— Вы накажете их? — неожиданно спросила девочка. — Обещаю! — Берегите себя.

— Обещаю! — повторил Савелий и протянул ей руку. — Не скучай тут без меня.

— Буду! Буду скучать! — Она со слезами бросилась ему на шею и стала неумело тыкаться влажными губами в нос, щеки, глаза, губы, ежесекундно приговаривая: — Буду скучать! И буду тебя ждать всю жизнь!

— Это было сказано с такой уверенностью, что Савелию ничего не осталось, как пообещать: — Понял! Вернусь!

— Правда? — Она обняла его и тихо прошептала на ухо: — Я люблю тебя! — Это признание было настолько важным для девочки, что она не могла больше сдерживаться и тут же убежала, закрыв лицо руками…

Савелий ехал по вечерней Москве в каком-то странном состоянии. Ему было грустно и тяжело вспоминать о том, что произошло в этой семье, но было и приятно думать о Розочке. Нет-нет, он совершенно не думал о ней, как женщине, для него она была просто живым существом, которое нуждается в его защите, нежности, любви…

Взгляд Савелия упал на радиотелефон. Нужно срочно позвонить Зелинскому, пусть разыщет точные координаты этой колонии. Перед Богомоловым придется извиниться: он не может ложиться на операцию, пока не разберется в этом деле.

Неожиданно Савелий вспомнил о Короле. Где он сейчас? Неплохо было бы повидаться… А что ему мешает? Ведь у него есть телефон, который ему дал проводник на границе. Чем черт не шутит? Он взял трубку и быстро набрал номер.

— Вас очень внимательно слушают! — Это был голос Короля: чуть уловимый акцент, небольшая хрипотца от излишнего употребления табака и полное спокойствие.

— От души приветствую тебя! — с радостью воскликнул Савелий. — Хорошо, что я тебя нашел, я так рад слышать твой голос…

— Постой, приятель, не тарахти. Голос вроде знакомый, а узнать… Неужели ты, Бешеный? — По его интонации было трудно определить, рад он Савелию или нет.

— Слава Богу, узнал! Как здоровье? Как внучка поживает?

— Спасибо, и у меня и у нее все отлично. В медицинский институт ее определил, на втором курсе уже учится. Из-за нее пришлось в Москву переезжать: подавай ей Первый медицинский и все тут! А как у тебя дела? На Востоке удачно все прошло?

Савелий понял, что проводник уже успел рассказать Королю об их встрече: это «радио» работает быстро и безошибочно.

— Пятьдесят на пятьдесят, — усмехнулся Савелий.

— И слава Богу, что не в проигрыше! Я тоже рад тебя слышать. Скажу больше: сам хотел разыскать тебя.

— Я знаю, мне передавали, но все как-то не с руки было…

— Наслышан… Что, помощь нужна? Ты же мне как сын, не сомневаешься, надеюсь? — Стареет Король — на сентиментальность потянуло!

— Да, это я сразу ощутил, еще тогда, на «командировке»! — Савелий усмехнулся, вспомнив, что именно Король послал парней во главе с Аршином, чтобы расправиться с ним ночью в бараке.

— Напрасно ты так, сынок! — обиделся Король. — Во-первых, я же тебя не знал тогда, вовторых, должен был уважать решение сходки… А когда уж познакомился с тобой, сразу решил: этот парень должен жить!

— Да помню, Король, помню, — заверил Савелий.

— Но теперь это уже все в прошлом: отошел Король от дел… С внучкой занимаюсь, скоро ее детей буду нянчить… Ладно, говори, что нужно? Король тебе всегда поможет. Извини, что не приглашаю встретиться: хозяйничаю у плиты. Внучка сегодня родилась, весь свой курс пригласила… — Он явно не мог нарадоваться на свою любимую внучку и мог без устали говорить о ней.

— Можно и по телефону… — Савелий сделал паузу, решая, стоит ли советоваться с Королем, потом подумал, что в таких делах он щепетилен и, если даст слово, будет молчать как рыба. — Ты случайно не слышал про «командировку» тринадцать дробь четырнадцать? Городок Каясула…

— «Райский уголок»? Как не слышал! Гнилая «командировка»! Если кого вытащить, то нужны очень большие деньги. Но… гарантий никаких.

— Неужели могут «кинуть»? — удивился Савелий. — Вполне! — Даже таких, как ты?

— Там все очень круто: до самых верхов тянется… — неопределенно ответил Король. — А что тебя там интересует? — Извини, могу сначала я задать тебе вопрос? — Попробуй… — добродушно усмехнулся Король.

— Ты действительно отошел от дел? — Если ты хочешь узнать, смогу ли я оказать помощь, то не сомневайся, смогу! — твердо заверил он. — Если тебя волнует, смогу ли я сохранить наш контакт в тайне, то ты, по-моему, достаточно хорошо меня знаешь. Тебя такой ответ устроит?

— Вполне! — Савелий был весьма удивлен тем, что Король моментально догадался о ходе его мыслей. — Мне хочется добиться там справедливости! — заявил он.

— Если скажу, что не советую, ты же все равно не послушаешь, не так ли? — Так.

— Что ж, буду рад, если ты потрясешь там этих сволочей: совсем зажрались и обнаглели, падлы! Никаких авторитетов не уважают, ничего святого! Есть в этой «командировке» один человек: мой крестник, кликуха его Бесик. Скажи ему одну фразу: «Птичка в клетке не поет». Он поймет, что ты от меня, и поможет, чем сможет. На этой «командировке», земеля, уважают только силу, но силу особую… Только мой совет: не верь никому. Сука на суке сидит и сукой погоняет! Кстати, там на «раскрутку» не пускают: сами расправляются! — Самосуд, что ли? — Что-то вроде этого… — Савелий почувствовал, что Король начал торопиться. — Ладно, звони, если что. Будь, сынок! Удачи!

— Спасибо, Король! — искренне поблагодарил Савелий.

Выходит, Зинаида была права. То, что там происходит, называется одним словом: БЕСПРЕДЕЛ! Он снова набрал номер, на этот раз Зелинского.

— Извините, Александр Васильевич, но снова нужна ваша помощь… — Что-то серьезное? — Очень, — не стал скрывать Савелий. — Ты на машине?

— Так точно! — Давай ко мне!

Через несколько минут он уже внимательно слушал рассказ Савелия, потом переспросил: — Тринадцать дробь четырнадцать? — Да.

Зелинский быстро сделал запрос на компьютере, поморщился, удивленно покачал головой и поднял глаза на Савелия. — Такой колонии в России не числится! — Как?

34
{"b":"7239","o":1}