ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вы хотите сказать, что я могу попробовать работать в полиции? — с волнением выговорил он, продолжая смотреть вниз.

— Не попробовать, а начать работать! И я уверен, что ты станешь отличным полицейским, а потом, надеюсь, перейдешь и ко мне, в ФБР.

Несколько дней Дональд Шеппард привыкал к новой профессии под началом опытного наставника, который уже более десяти лет проработал в полиции. Кристофер за время работы переменил довольно много напарников, но не потому, что имел неуживчивый характер. Первый его напарник умер от сердечного приступа, второй — после операции от заражения крови, а третий погиб, выполняя задание.

Когда Дональда назначили в напарники Кристоферу, тот удивился, узнав, что его подопечный совсем недавно был освобожден из тюрьмы. Кристофер понял, что лучше пока не затрагивать эту тему. Шли дни, и вскоре он понял, что с напарником ему действительно повезло. Однажды Дональд «вразумил» в одиночку пятерых распоясавшихся хулиганов, причем у двух были ножи. К их великому изумлению, он не стал их задерживать, спокойно пообещав на прощание, что это произойдет в следующий раз, если они не одумаются и не перестанут хулиганить. Уличная молва очень быстро разнесла новость: появился новый полицейский, которого лучше не задевать.

В тот день они с напарником заступили на дежурство и тут же получили сообщение, что нужно заехать в супермаркет: какой-то пьяница учинил там дебош.

Когда они появились, Барт совсем потерял над собой контроль. Он кричал, что этого так не оставит, что они еще узнают, с кем связались, и обещал «взорвать их к чертовой матери». Трудно сказать, почему Дональд, составив рапорт и передав Барта дежурному, решил позвонить Майклу и рассказать о задержанном, дословно воспроизведя все его угрозы. Еще труднее было объяснить, почему полковник ФБР проявил интерес к этому заурядному инциденту — скорее всего, из уважения к Дональду, который впервые рассказал ему о своей работе.

Как бы там ни было, Майкл приехал в участок и лично решил допросить нарушителя. После краткого общения с Бартом он быстро связался с начальством и вскоре забрал Барта с собой. Дело в том, что задержанный разговаривал сам с собой. Майкл сначала подумал, что он «сдвинулся», но, прислушавшись к его бормотанию, услышал довольно связную речь. Казалось, что он сам задавал себе вопросы и сам же на них отвечал. И вдруг в потоке слов мелькнула фамилия Рассказов!

Не долго думая, полковник запер Барта в камеру и распорядился записывать все, что он бормочет. Долго ждать не пришлось: вскоре сотрудник, осуществлявший прослушивание, доложил, что задержанный вновь упомянул фамилию Рассказова. Майкл побежал в аппаратную и нетерпеливо приказал воспроизвести запись.

«… И как всем можно пускать пыль в глаза? — спрашивал Барт и сам же отвечал: — Да очень просто — швырнул пачку зеленых по ветру, и все вокруг писают от восторга, сделал вид, что вокруг тебя миллионы крутятся, и тебе поверят… Ты уверен? Может, ты скажешь, что и я поверил в твои понты? Как ты махнул рукой на предложение Рассказова пересчитать миллион двести пятьдесят тысяч баксов! А потом, когда никто ни видел, стал втихомолку слюнявить их, боясь, что тебя накололи! Но я-то все видел! И можешь поверить, эта картина произвела на меня неизгладимое впечатление! Вот Рассказов — это настоящий мужик! Как он спокойно дал тебе понять. Артист, что ты самое настоящее говно, мразь! Он говорил о проектах, которые тебе не могли привидеться даже во сне! Двести килограммов кокаина! Да тебе, дай Бог, половину провернуть…»

Барт замолчал. Раздавался только шорох, после которого вдруг послыщался смех.

Кажется, они подумали, что я иностранный агент… Ребята! Напрасно вы записываете мой бред!» — хихикнул он прямо в микрофон, так что в нем даже заскрежетало.

— Как же вы так опростоволосились? — нахмурился Майкл, повернувшись к сотрудникам, которые устанавливали микрофоны.

«Может быть, я и не прав… — пьяно проговорил Барт, — но у меня возникло подозрение, будто бы вас интересует кто-то из тех, кого я называл вслух. Или я ошибаюсь? Так вот, ребятишки, я человек деловой: вы мне — я вам! Спрашивайте прямо, а я прямо отвечу… Не задаром, конечно…»

— Мне этот парень начинает нравиться! — задумчиво проговорил Майкл и заторопился в камеру Барта.

— Вы действительно готовы сотрудничать с нами? — спросил он прямо с порога. — Ну, это слишком громко сказал, — усмехнулся Барт. — Не сотрудничать, а помочь в силу своих возможностей…

— И что же вы потребуете за свои возможности?

— Люблю деловых людей! Я хочу попасть под федеральную программу защиты свидетелей и, естественно, денег.

— Что ж, вполне разумные требования, — согласился Майкл.

— Как? Вы хотите сказать, что принимаете мои условия? — Судя по выражению лица, Барт был готов к долгому торгу. Казалось, он был даже немного разочарован.

— Почему бы и нет, если ваши потребности в деньгах не окажутся слишком завышенными. — Пятьдесят тысяч баксов! — Не многовато? — хмыкнул Майкл. — Вы считаете, что моя помощь не стоит пятидесяти штук?

— усмехнулся Барт. — Пока не знаю. Может быть, и больше… — Вот такая арифметика мне по вкусу! — А если по вкусу, то рассказывай! — А вы спрашивайте: я же не знаю, чем вы интересуетесь… — Барт хитро пришурился. — То ли про Артиста хотите узнать, то ли еще про кого… Но про Артиста вряд ли — ему хватило бы и инспектора полиции… Думаю, вы на когото другого глаз положили.

— А ты, видать, стратег! — Майкл с улыбкой покачал головой, подумав, что этот малый не так прост, как может показаться с первого взгляда. — Ты видел всех, с кем контактировал Артист?

— В последнее время он всюду меня с собой таскает, хотя и не знаю почему, — ответил Барт. — Да говорите прямо: кто вас интересует? — Хорошо! — кивнул полковник и решительно сказал: — Меня интересует Рассказов!

— Я почему-то был уверен, что именно он, — спокойно заметил Барт.

— Ты часто его видел?

— Нет, только однажды, во время сделки с кокаином… — Пятьдесят килограммов? — Так вы знаете? — воскликнул Барт удивленно. — Что же вы еще хотите?

— Я уже сказал: мне нужен Рассказов! Что тебе еще известно о нем?

— Кое-что слышать приходилось… — Барт нахмурился. — Крутой мужик: никому ничего не спустит, но и зря не обижает, люди не жалуются.

— Ты дело говори, — оборвал его Майкл. — Какой он, я знаю не хуже тебя!

— Дело так дело! — Барт снова задумался. — В ту встречу он предложил Артисту поставлять двести килограммов кокаина в месяц. Но сдается мне, что он блефовал.

— Блефовал? — Полковник удивился. — Почему ты так решил?

— Не знаю… Но я всегда чувствую, когда человек фальшивит… Точно! Играл он с Артистом! А тот от жадности все заглотил. Да Артист маму родную за деньги продаст! Это он сосункам может пыль в глаза пускать — возьмет пачку двадцаток и пустит на ветер или зажжет перед какой-нибудь шлюхой, а сам потом отмечает в книжечке… — Для чего?

— А чтобы контролировать расходы. — Барт усмехнулся. — У него все по дням расписано, сколько он может пустить «на ветер»! — Что ж, это разумно. — Если бы! От жадности все это! На днях он, желая выпендриться перед одной сучкой, сжег грузовик, потому что тот, проезжая мимо, забрызгал ее туфельки. А водитель оказался из команды Рассказова, да и товара в грузовике было на десять штук, которые потом Артисту пришлось выложить. Можете себе представить его физиономию, когда Рассказов скостил ему плату до пяти штук, а за остальные попросил недельку попользоваться его виллой…

— Виллой? — насторожился Майкл. — Для чего?

— А шут его знает: каких-то гостей там расселил…

Полковник едва не заплясал от радости. Он понял, что вилла понадобилась Рассказову для того, чтобы держать в ней похищенных детей. С трудом сдержавшись, Майкл как бы мимоходом спросил:

— А где расположена эта вилла? Ты бывал там?

— А как же! Артист туда трахаться ездит или, как он выражается, «на отдых». Запрется там на пару-тройку дней и пьет, не просыхая! — Кто там живет? Кто следит за порядком? — Повариха, горничная, еще одна, которая… — Барт поморщился, подбирая слова. — Ну… для этого… короче говоря, когда ему приспичит… Пара охранников внутри, когда его нет, и еще трое, когда он там. Но если вы хотите застать его врасплох, то без меня вам это не удастся. — А с тобой?

38
{"b":"7239","o":1}