ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Нет, он в погонах!

— Круто! — Бурый даже деланно присвистнул. — Ты что же, для того и сто восьмую схлопотал, чтобы сюда попасть? — спросил он вроде бы мимоходом.

У Савелия была хорошая память. Он тут же отметил, что ни разу не упоминал в разговоре с Бурым статью, по которой он сел. Правда, Бурый сказал, что побывал у Фомича, но вряд ли Фомич ни с того ни с сего стал говорить о его статье. Вот и выходит, что Бурый совсем не Бурый, а «темный» — темная лошадка.

Что ж, теперь многое становится ясным! Видно, Рыжий так суетился потому, что наверняка знает про плотный контакт Бурого с начальством. Но почему Бурому захотелось поговорить с ним, с Савелием? Неужели менты что-то заподозрили?

И в этот момент Савелий неожиданно «прочел» мысли Бурого — так всегда случалось с ним в критических ситуациях.

«Отличный подарок ты получишь. Крестный! Только на этот раз штукой баксов не отделаешься. Этот парнишка не просто так здесь появился, нюх не подвел тебя. Треп о кровнике, конечно, для отвода глаз. Остается только выяснить, кто за ним стоит — менты, прокуратура или братва. А что, если Органы? Тогда тебе, Крестный, сундучок придется открывать, а не портмоне. Надо будет новенького убрать, как того крикуна, и снова отдыхай — „не хочу!“

Савелий выключился из разговора на какието секунды, однако и этого было достаточно, чтобы насторожить Бурого. Он понял, что допустил ошибку, заговорив о статье Савелия. И тут он сделал еще один промах: решил перестраховаться, но сам себя и выдал:

— Удивился, что я знаю о статье? Мне Фомич все про тебя в красках расписал. — Это была явная ложь: Савелий не рассказывал Фомичу подробности своего «дела».

Если до этого Савелий еще сомневался в своих выводах, то сейчас был на все сто уверен, что эта «птичка» не зря так красиво поет.

— Да, я сел сюда для того, чтобы отомстить! — проговорил он. — Послушай, Бурый, может; ты сможешь мне помочь?

— Для тебя — все что угодно! — Бурый обрадовался. Ему показалось, что он сумел исправить свою оплошность. — Говори! — Ты сколько на зоне? — спросил Савелий. — Восемь месяцев, а что? — У, тогда ты вряд ли поможешь! — разочарованно поморщился Савелий, специально задевая его самолюбие.

— Это почему? — обиженно воскликнул Бурый.

— То дело, о котором я хотел спросить, произошло гораздо раньше.

— Ну и что? Ты говори, что нужно, а я посмотрю, что можно сделать!

— Мне нужно узнать, чья смена дежурила третьего ноября позапрошлого года.

— А ты что, даже не знаешь, кто твой кровник? — Бурый сделал вид, что удивился, но прочитанные Савелием мысли снова выдали его: «Кажется, я прав: этот парень — самая настоящая хищная рыба, которая не зря заплыла в наши воды. Надо его кончать, и как можно быстрее». — В том-то все и дело! — со вздохом ответил Савелий, а сам подумал, что Бесик может это узнать не только быстрее, но и точнее, во всяком случае, не обманет. Конечно, он мог бы напрямую выйти на Данилова и у него узнать, кто из офицеров дежурил в тот день, но чтото его останавливало.

— Да, дело непростое! — Глаза Бурого блестели каким-то лихорадочным блеском. — Ничего не обещаю, но сделаю все, что в моих силах.

— Заранее благодарю, — спокойно сказал Савелий. Он знал, что живым Бурого отсюда не выпустит. — Пока не за что.

— Хотя бы за желание помочь! Ладно, земляк, спасибо за угощение, а чтобы скрепить нашу дружбу, мне тоже хочется тебя угостить! — Он вытащил из кармана коробочку, в какие обычно пакуются заграничные лекарства. — Хочешь кайфануть? — Савелий был уверен, что от такого предложения Бурый не откажется.

— Еще бы! А что это? — настороженно спросил он.

— О, такого ты еще наверняка не пробовал: летать хочется и сил прибавляется немерено! Одно колесо — пять баксов, сечешь? — А чтобы у Бурого не возникло подозрений, Савелий сказал: — Мне тоже хочется немного расслабиться, так что я составлю тебе компанию. Тебе одну и мне одну. — Свою он сразу кинул в рот и запил чаем, вторую отдал Бурому, который проделал то же самое.

— Будем ждать кайфа! — весело сказал Бурый. — Заходи, если что. Причем запросто! — Он крепко пожал Савелию руку. — Обязательно! — кивнул Савелий и вышел. В коридоре он достал коробочку с лекарством и сунул назад таблетку, которую и не думал глотать. Ему хотелось побыстрее связаться с Бесиком, и он сразу же направился в комнату Щербатого. — Не занят?

— Для тебя — нет! — Щербатый радушно улыбнулся. — Как провел время с Бурым?

— Нормально! — Савелий пожал плечами. — Мы бы и еще с ним посидели, да что-то с сердцем у Бурого плохо стало: решил полежать. Просил не тревожить его и не дергать на обед. — Ладно. А у тебя какие трудности? — Бесику звякнуть можно? — Без проблем! — Он быстро нажал нужную кнопку селектора. — Бесик, привет! Это Щербатый. С тобой хочет пообщаться Бешеный. Будешь говорить? — Его голос был вежливопредупредительным, даже чуть извиняющимся. — Конечно! — тут же бросил тот. — Я тебя не отвлекаю? — спросил Савелий. — Ни в коем случае! Как устроился? — Все отлично! — заверил Савелий, заметив настороженный взгляд завхоза, потом многозначительно добавил: — Бурый на «Чайковского» приглашал…

— Ну и хорошо! — Эти слова Бесик произнес другим тоном и тут же догадливо предложил: — Может, в гости придешь? Вы же скоро на обед пойдете, да. Щербатый?

— Через пятнадцать минут, — подтвердил завхоз, взглянув на настенные часы.

— Проведи Бешеного ко мне, он у меня перекусит.

— Хорошо, Бесик! — суетливо воскликнул завхоз. — А когда за ним прийти? — Я сам его отведу. — Как скажешь. Пока!

— Будь! — бросил Бесик и тут же отключился.

— Пошли? — В глазах завхоза была явная зависть. — Конечно, тебя ждет не такой обед, как нас…

— Можно подумать, что завхоз плохо питается! — усмехнулся Савелий.

— Я не сказал, что плохо, но ты все равно лучше поешь.

— Я тебе что-нибудь в ладошке принесу. В коридоре Савелий заметил несколько видеокамер, следящих за каждым их шагом. — Дорогая система?

— спросил Савелий. — Да, немало башляли! А сколько еще на профилактику, ремонт… — Что, часто летит?

— Не так чтобы очень, но бывает, — нехотя ответил завхоз.

— А тебе не кажется странным, что столько денег вбухали в дорогую электронику, когда многие в стране голодают?

— Ты как кандидат в народные депутаты рассуждаешь, пока его не выбрали! — Завхоз с улыбкой покачал головой. — А как ты хотел? Мы же оружие выпускаем.

— Да, обороне страны мы всегда отдавали самое лучшее, — кивнул Савелий.

— Ты это серьезно? — Щербатый с недоумением поморщился, потом закивал головой. — Да-да, обороне… Вот и пришли! — В его голосе явно чувствовалось облегчение от того, что не пришлось развивать скользкую тему. — Спасибо.

— Бывай! Думаю, до ужина ты не появишься.

— Он что, через Рязань тебя вел? — недовольно спросил Бесик, когда Савелий вошел в его «кабинет».

— Да нет, просто поговорили по пути, — ответил Савелий. — Спасибо, что сразу врубился и пригласил меня к себе.

— Насчет Бурого ты все понял? Не думал, что он так быстро вцепится в тебя. — Бесик сплюнул.

— К сожалению, я не сразу его раскусил… — вздохнул Савелий.

— Что, много наплел? — насторожился Бесик.

— Не так чтобы очень… Он действительно нелегально здесь? — поинтересовался Савелий.

— Трудно сказать… Но документов я не видел.

— А другие видел? — недоверчиво спросил Савелий.

— Какие нужно — видел… Зачем пришел? Из-за Бурого?

— Не совсем… Ты можешь выяснить, чье дежурство было третьего ноября позапрошлого года?

— Девяносто третьего? А чем знаменит тот день, кроме расстрела Белого Дома? Хотя, что это я? Белый-то в октябре расстреливали…

Савелий некоторое время помолчал, словно в последний раз взвешивая, насколько можно доверять этому парню.

— Не знаю, стало ли об этом известно в зоне, но в тот день была убита женщина, которая приезжала на свиданку…

— К Данилову? — неожиданно спросил Бесик. — Ты его знаешь?

53
{"b":"7239","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Тафти жрица. Гуляние живьем в кинокартине
Раз и навсегда
Музыка ветра
Нефритовые четки
Почувствуй,что я рядом
Понаехавшая
Призрак Канта
Хватит быть хорошим! Как прекратить подстраиваться под других и стать счастливым
Я вас люблю – терпите!