ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Знал…

— Как? — воскликнул Савелий. — Его что, уже выпустили?

— Он… — Бесик взглянул в глаза Савелию и тихо добавил: — Он умер… — Умер? От чего?

— Если официально, то от сердечной недостаточности…

— Я не из прокурорского надзора! — зло напомнил Савелий.

— Думаю, что его убили, — со вздохом признался Бесик.

— Чтобы убрать ненужного свидетеля? — Скорее всего, потому, что боялись его! Конечно, он сам виноват: при свидетелях поклялся отомстить за жену… Надеюсь, ты не говорил на эту тему с Бурым? — неожиданно спросил Бесик.

— Я его попросил о том же самом. — Ты с ума сошел! Бурый пашет на майора Колосникова! — Ну и что?

— А то, что майор Колосников дежурил в тот день, о котором ты спрашиваешь! — Бесик встал и начал быстро ходить по кабинету. — Кем тебе доводился Данилов? — Другом.

— Тогда слушай? Все действительио очень серьезно. Не знаю, как думают на зоне, но лично я уверен, что убийство жены Данилова и его самого — дело рук Колосникова. Да и Бурый здесь сыграл не последнюю роль: он присутствовал в тот момент, когда Данилов грозился расправиться с убийцей своей Шурочки! И дернуло же тебя распустить язык! Бурый сразу побежит к майору, как только тот появится в зоне. Еще хорошо, что сегодня среда! По средам Колосников принимает граждан. Он еще и депутат, народный избранник, мать его…

— Депутат? — Такое у Савелия просто не укладывалось в голове. — Бедная наша держава!

— Бедная, бедная! — машинально согласился Бесик. — С Бурым-то что делать?

— За Бурого не беспокойся, с ним все в порядке! — Савелий улыбнулся и весело подмигнул.

Бурый больше не будет портить людям жизнь! Но Колосников! Депутат

— убийца! Савелий вдруг вспомнил его мясистые пальцы, обвислый живот и двойной подбородок. И этот подонок лез к беззащитной девочке, лапал ее хрупкое тело своими грязными ручищами! Савелий сжал кулаки и мысленно поклялся, что эта сволочь больше никогда не будет никого лапать! Никогда!

— Что с тобой. Бешеный? — удивленно спросил Бесик. — На тебе лица нет, что-то шепчешь, словно молитву читаешь…

— Ты прав, дорогой Бесик, молитву! — Савелий криво усмехнулся. — За здравие или за упокой? — За упокой врагов и за здравие друзей! — За это не грех и выпить! — Бесик вытащил из холодильника початую бутылку «Московской» и плеснул в стаканы.

Смерть «режимника»

Пока Савелий пытался избежать нависшей над ним опасности, новоиспеченный подполковник Воронов уже ехал к месту назначения. Его бумаги были выправлены в кратчайшее время, а чтобы не было возможности проверить его предыдущее место работы, в нужном месте было указано, что его документы сгорели при взрыве газовой системы в здании архива. Для того чтобы не запутаться при возможных расспросах, его легенда была максимально упрощена: учился, закончил, распределился, через каждые четыре года — очередное звание, не судился, не был, не привлекался… Воронову даже зубрить ничего не пришлось, запомнил с первого раза.

Подъезжая к станции, Воронов думал о Савелии. Как он там? Не случилось ли с ним чего? Смог ли он что-то выяснить? Вряд ли… За такой короткий срок он мог только познакомиться, наладить с кем-то отношения, не более того…

Воронов не знал, что Севостьянов долго решал, ехать ли ему на встречу самому или послать кого-то из замов. В конце концов он пришел к выводу, что будет совсем не лишним выразить уважение замминистру МВД, самолично встретив его протеже. Более того, встречать Воронова он поехал на «линкольне». Конечно, для горных дорог машина была мало приспособлена, но престиж есть престиж… Лимузин встал как вкопанный у дверей одиннадцатого вагона. Из машины вышел Севостьянов, одетый в парадную форму.

— Не стоило так беспокоиться, товарищ полковник, — смущенно заметил Воронов, выходя из вагона. — Здравствуйте!

— Здравствуйте, дорогой подполковник… Андрей Воронов, если не ошибаюсь? Добрым гостям мы всегда рады и все самое лучшее отдаем им! — Казалось, глаза Севостьянова просто излучали радость от встречи. Воронов пожал ему руку и сел в машину.

— Хорошо живете! — сказал он, окидывая взглядом огромный салон.

— Хорошо работаем, потому хорошо и живем, — весело заметил полковник, потом добавил: — Мы же все-таки коммерческая фирма! — И что же вы производите, если не секрет? — Какой там секрет! — махнул рукой Севостьянов. — Сувенирный цех: чеканка, побрякушки всякие, бижутерия, поделки из полудрагоценных камней; да небольшая мастерская по изготовлению одноразовых шприцов. Вот и все наше производство! — Полковник не лгал — все это было, но лишь для прикрытия.

— Простите, но вы не назвали еще коечто, — улыбнулся Воронов, решив пойти напрямую. — О чем это вы?

— Как о чем, дорогой полковник? Или министерство обороны просто так взяло вас под свое крылышко? — Воронов говорил таким игривым тоном, что Севостьянов был сбит с толку. — Сразу видно, кто у вас Крестный! Кое что мы делаем и для армии, но это, как вы сами понимаете, большой секрет.

— Видно, дела у вас идут отлично, если вы можете себе позволить ездить на такой машине! — с завистью заметил Андрей, переводя разговор на другую тему. Он понимал, что излишнее любопытство может только навредить.

— Вы бы посмотрели, на чем мне приходилось ездить, когда я взялся за эту зону! Все в разрухе, долги несусветные, дисциплины никакой, пьянство… В таких случаях говорят, что лучше построить новое, чем переделывать старое. Вам, я слышал, больше повезло?

— В каком смысле? — насторожился Воронов.

— Ну как же, вы получите колонию «под ключ», не так ли?

— А, вы об этом! — Воронов чуть поморщился. — Как сказать… Ее тоже долго обживать придется. Это как в доме-новостройке: там течет, там недоделано, там вобще не сделано…

— А в каком она состоянии, эта колония? — спросил Севостьянов.

— Месяцев через шесть-семь — сдача, — неопределенно ответил Воронов и на всякий случай добавил: — Я еще там даже и не был. Решил послушаться совета Никодима Калистратовича и набраться ума-разума у более опытных товарищей!

— Чем могу — помогу! — Лесть пришлась по душе полковнику, и новый знакомый стал ему нравиться еще больше. — Вы как относитеь к «зеленому змию»? — спросил он, потирая ладони.

— Под хорошую закусь да в хорошей компании весьма положительно!

— Наш человек! — серьезно заметил Севостьянов. Они рассмеялись, а Севостьянов откинул крышку бара. — Что предпочитает мой будущий коллега? Водку? Коньяк? Виски? — перечислял он, одновременно показывая бутылки. Полковник не забыл открыть и второй шкафчик, где было столько съестного, что можно было неделю не выходить из машины. — Конечно, водочку! — воскликнул Воронов. — За знакомство!

— За знакомство! — кивнул Андрей, опрокинул водку в рот и даже не поморщился.

— Это по-нашему! — воскликнул Севостьянов и последовал примеру Воронова.

Когда они подъехали к воротам, оба были навеселе.

— Вы что, хотите в таком состоянии в зону ехать? — спросил Андрей заплетающимся языком.

— Конечно нет, — заверил полковник. — Мы приехали не в саму колонию, а в наш поселок. — Воронов, увидев многочисленную и хорошо вооруженную охрану, подумал, что этот «поселок» трудно будет взять даже регулярным армейским частям. — Пойдемте, покажу вам ваши апартаменты. Кстати, вы семейный?

— Вас интересует мое семейное положение? — удивился Воронов.

— Нисколько! — хмыкнул Севостьянов. — Просто я на всякий случай выделил вам трехкомнатную квартиру.

— Спасибо! Возможно, я приглашу погостить сюда своих. — Воронов решил прикинуться семейным, чтобы иметь возможность кого-то вызвать для связи.

— Это было бы просто отлично! Ваша жена любит охоту?

— Нет, она больше любит с удочкой посидеть, — улыбнулся Воронов. — Жаль, здесь можно устроить отличную охоту на горных баранов.

Они вышли из машины и направились к внушительному одноэтажному строению с двумя входами, из чего Воронов сделал вывод, что этот дом на две семьи.

54
{"b":"7239","o":1}