ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Отлично! Сколько тебе нужно людей? — Одного хватит! — Инженер взглянул на сидящего рядом паренька лет двадцати. — Возьму Сергея, если нет возражений.

— Хорошо. Остается пятнадцать человек. Мы разобьемся на три пятерки. Первую возглавит Федор, вторую — Бесик, третью — я. Поясняю задачи: пятерка Федора — оружие и боеприпасы, Бесика — дети, моя — боевая группа. — Какие дети? — нахмурился вдруг Инженер. — По нашим сведениям, на территории поселка находится несколько иностранных детей, похищенных для продажи!

— Вот суки! — зло бросил кто-то, а Инженер вдруг спросил:

— Бешеный, у меня дома остались трое. Я могу присоединиться к твоей пятерке? Я прошел Афган, не сомневайся!

— А я и не сомневаюсь: давно вспомнил тебя! Но почему именно в мою пятерку, а не к Бесику? — спросил Савелий. Он действительно вспомнил: во время боевой операции на «вертушке», где летел Савелий, Инженер был механиком и классным стрелком. Когда Савелию пришлось прыгать, именно он прикрывал его, срезая меткими очередями душманов.

— А чтобы уничтожать этих блядей! — зло бросил инженер, потом усмехнулся. — Я тебя тоже сразу узнал!

— Ладно, перейдем к разработке плана, — не стал отвлекаться Савелий. — На всю подготовку — два дня. Мы должны освободить детей во что бы то ни стало!

— Неплохо для начала узнать, где их содержат, — с усмешкой заметил Федор. — Уже! — сказал вдруг Бесик. — Как? — встрепенулся Савелий. — Узнал и молчишь? — Не успел сказать. Заходил к бабам и случайно наткнулся на ту, что убирается у детишек, еду им носит…

— Да где же? — нетерпеливо спросил Савелий. — В женском корпусе. — Вот здорово! — воскликнул Савелий. — Ничего здорового! — охладил его радость Бесик. — Дети под усиленной круглосуточной охраной! Даже бабы удивляются: двое ментов снаружи и трое внутри. Нет, без шума здесь вряд ли что удастся. — А если подумать?

— Может, женщин подключить? — предложил Федор. — Охрана — мужики, а мужик он и есть мужик! — философски заметил он.

— Откровенно говоря, не хотелось бы женщин подключать к нашим проблемам, — вздохнул Савелий. — Но подумаем! Бесик, ты обрисуй детали Федору, а я потолкую с Инженером. Операцию с оружием проводим завтра, в тринадцать нольноль.

— Но в тринадцать — обед! — заметил кряжистый парень. Его скулу пересекал грубый шрам, создающий впечатление, что парень гримасничает.

— Именно поэтому, — улыбнулся Савелий. — А мы потом пообедаем!

— Да я не к тому! — обидчиво начал парень со шрамом. — Надо будет, я неделю могу не есть…

— Обойдемся без таких жертв, — сказал Савелий. — И вообще, хочу всех предупредить: никакого геройства и ненужной инициативы. И еще одна просьба: постарайтесь не давать ментам повода закрыть вас в трюм! Но если уж случится, то хоть язык в задницу, но… — Он оборвал себя, почувствовав, что его слова звучат чуть угрожающе, и добавил: — Помните о детишках!

— Да ты не переживай! — Федор поднялся со стула. — Это ты можешь реверансы крутить, потому как новенький среди нас, а я скажу так: если что, я, Федор Крутых, сам сверну любому шею. Вы меня знаете!

«И фамилия у него под стать!» — подумал Савелий. Он вдруг почувствовал себя гораздо увереннее. В этот момент прожужжал селектор.

— Банно-прачечный слушает! — тут же ответил Бесик, приставив к губам палец.

— Полковник вместе с московским гостем идет в зону!

— Спасибо, сержант, с меня причитается. — Бесик задумчиво взглянул на Савелия, потом вдруг воскликнул: — Отлично! Вот что, мужики, вы тут обкашляйте все без нас, а мы скоро придем! Если шнырь подаст знак, принимайтесь считать белье. — Он откинул в сторону занавеску и обнажил полки, заваленные постельным бельем. — А ты, Бешеный, хватай этот узел

— на свиданку пойдем!

Савелий безропотно подхватил на плечо огромный узел и пошел вслед за Босиком. Он прекрасно понял его уловку: Севостьянов с Вороновым пойдут через вахту, а все комнаты свиданий находятся там же, и, значит, им придется столкнуться с ними. Савелий волновался: а вдруг это все же не Андрей?

Метров за сто до вахты, им навстречу вынырнул подполковник, которого Савелий уже видел, когда убивал насильника и убийцу, народного депутата и лжемайора Колосникова. — Черт бы его побрал! — тихо ругнулся Бесик. — А кто это? — шепотом спросил Савелий. — Старший «кум»! Все время ко мне цепляется, гнида!

— Куда это ты тащишься? — действительно буркнул подполковник. — Хозяин приказал! — нашелся Бесик. — Что приказал? — Белье на свиданке поменять. — А ты такой борзый стал, что тебе уже и носильщиков подавай? — ехидно бросил подполковник, явно пытаясь к чему-нибудь придраться.

— Что вы, гражданин начальник, это ему приказали, а он на зоне новенький, вот я и показываю, где находятся комнаты для свиданий.

— Вот как? — Подполковник посмотрел на Бесика, потом на Савелия. — Дальше сам найдешь: вон вахта!

— Слушаюсь, гражданин начальник! — бодро сказал Савелий и медленно пошел в сторону вахты, пытаясь прислушаться к тому, что говорит подполковник.

— Ты что, под свое крыло взял новичка: чтото зачастил он к тебе?

Видно кто-то уже успел настучать подполковнику, что новенький часто посещает своевольного Бесика. Несколько месяцев назад у них состоялась «беседа», в которой подполковник пытался дать понять Бесику, кто руководит зоной, а тот, не будь дураком, сделал так, что эти слова стали известны Хозяину, да еще и в «дополненном» виде. Буквально на следующий день полковник Севостьянов дернул Бесика к себе и в лоб спросил его:

— Правда ли, что подполковник Сеновалов позволил себе такие слова?

Бесик оказался весьма хитрым дипломатом и сказал примерно следующее:

— Гражданин полковник, вы в зоне Хозяин! А подполковник, ваш заместитель по оперативной работе, для меня тоже начальник, и я очень прошу вас, не ставьте меня под удар.

Несколько минут Севостьянов молчал, потом спросил: — А ты надежный человек? — Я никогда не укушу руку, которая меня гладит! — ответил Бесик, преданно глядя в глаза Севостьянову.

Тому ответ пришелся по душе: он давно уже задумал найти среди осужденных человека, который стал бы его ушами и глазами, и решил, что этот парень вполне ему подходит. Севостьянов покровительственно похлопал Бесика по плечу и сказал:

— Пока я руковожу зоной, ты подчиняешься только мне. Ты понял? — Так точно, гражданин начальник! — Можешь обращаться ко мне по имени-отчеству. Свободен!

— До свидания, Виктор Николаевич. Бесик четко повернулся и вышел, еще не понимая, что имел в виду полковник. До этой встречи он работал на сборке автоматов бригадиром и чувствовал себя вполне уверенно, да еще и хорошо зарабатывал. На следующий день его вызвал к себе старший нарядчик зоны и зачитал приказ Хозяина о назначении Бесика заведующим банно-прачечным комбинатом со всеми вытекающими последствиями: свободный режим и передвижение по зоне, а также непосредственное подчинение самому полковнику Севостьянову.

Все складывалось отлично, но Сеновалов посчитал себя униженным и всякий раз пытался прицепиться к Бесику. Тот понимал, что такое положение не сулит ему ничего хорошего, однако решил не жаловаться Севостьянову и стал ждать, пока старший кум допустит какой-нибудь промах в отношении Хозяина.

Но ждать можно было очень долго, и Бесик решил подтолкнуть события. Подполковник был большой любитель парилки с пивом и, как он выражался, «с молодым женским мясом». На этом и решил сыграть Бесик. Подливая в пиво водочку, Бесик довел Сеновалова до кондиции, потом предложил «побаловаться», а девку подставил свою, которая знала, о чем спрашивать, что говорить. Бесик уже тогда догадывался о потайных видеокамерах.

Когда Севостьянов просмотрел видеозапись, он был готов тут же вызвать к себе «этого задрипанного подполковника» и зачитать ему приказ об увольнении, но вовремя вспомнил, что тому многое известно о происходящем в колонии, а кроме того, сразу бы открылась тайная слабость Севостьянова к интимным видеонаблюдениям. Придется пока терпеть!

62
{"b":"7239","o":1}