ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
Влюбись в меня
Восхождение Луны
Не надо думать, надо кушать!
Шпаргалка для некроманта
Подземные корабли
Лолита
Метро 2033: Нити Ариадны
Теряя Лею
A
A

— Михась, привет, это Бесик! Запиши личное распоряжение Хозяина: «Назначить осужденного Говоркова с сегодняшнего дня слесарем в баннопрачечный комбинат».

— А «режимники»? — удивленно напомнил тот. По положению, подписанному самим Севостьяновым, новички не могли назначаться на такие должности, не отработав три месяца в сборочном цехе на конвейере.

— Михась, ты что, не расслышал: личное распоряжение полковника Севостьянова! — едва не по складам произнес Бесик. — Понял! Все?

— Нет. Сегодня Хозяин гостя парится приведет, а мой шнырь занемог чего-то…

— Кого прислать? — угодливо спросил нарядчик.

Бесик сделал паузу, словно задумался. — Этого… ну… Сергея… Он еще в аппаратуре тумкает…

— Воскобойникова? — подсказал нарядчик. — Точно, Воскобойникова! — обрадованно поддакнул Бесик. — Ну и память у тебя!

— Без этого на моем месте долго не усидишь, — проговорил довольный нарядчик. — Все в голове держу… Зашел бы как-нибудь, почифирили бы…

— Лучше уж ты ко мне выбирайся. Давно, кстати, кости не парил! — и Бесик дал отбой.

— Когда это ты успел с Хозяином перекашлять насчет меня? — удивленно спросил Савелий.

— О тебе — когда ты на вахту зашел, а о Воскобойникове… — Бесик подмигнул. — О нем — на арапа. Значит, подполковник твой человек? — Мой, — кивнул с улыбкой Савелий. — Я заметил, как вы переговаривались.

— А ты действительно глазастый! — Савелий огорчился: оказывается, они не столь незаметно общаются с Вороновым, как им хотелось бы.

— Да ты не переживай, другие вряд ли смогли бы это заметить.

— Ну спасибо, успокоил! — Мысли Савелия унеслись к Воронову: хорошо, что он здесь появился! На душе стало как-то уверенно, тепло и спокойно. Нужно будет обязательно подготовиться к сегодняшней встрече и успеть предупредить Воронова о потайных видеокамерах. — А что, Хозяин действительно приведет сюда подполковника?

— Наверняка. Ты не переживай, я постараюсь что-нибудь придумать, чтобы вы остались наедине, — догадливо заметил Бесик.

— Слушай, у тебя не было в роду ведьмы или колдуньи? — спросил Савелий, не заметив, что повторил вопрос, который обычно задавали ему самому. — Нет, а что? — Часто мысли читаешь!

— Чистая случайность, — заверил Бесик. — Да и не читаю вовсе, просто у меня есть способность к анализу и наблюдательность. Это плохо?

— Смотря для кого. Во всяком случае, с тобой нужно держть ухо востро!

— Знаешь, Бешеный, а ты мне нравишься! — неожиданно заявил Бесик.

— Кстати, я впервые говорю об этом мужику! — Спасибо, ты мне тоже.

Воронов готов был прыгать от радости, когда ему удалось пообщаться со своим братишкой. Выслушав Савелия, он сразу же стал подумывать о том, как связаться с Богомоловым. Без его поддержки здесь вряд ли обойдешься! Но как с ним связаться? Кажется, все продумали до мелочей, а о связи не договорились! А она так нужна сейчас… И тут Воронов вспомнил, как Богомолов рассказывал ему о генерале Добронравове. Можно связаться с Богомоловым через него! Тем более, он сам настаивал: если понадобится помощь, сразу же звони Добронравову. Но открытым текстом обращаться к нему опасно: наверняка люди Севостьянова прослушивают все разговоры… Воронов решительно нажал кнопку селектора и вызвал дежурного оператора.

— Лейтенант Толкунов слушает, товарищ подполковник! Чем могу быть полезен?

— Послушай, лейтенант, как я могу переговорить с Москвой? — Через меня, у нас коммутатор. — Прийти к вам?

— Зачем? В тумбочке у кровати есть телефон. Вы называйте московский номер, я у себя набираю и переключаю на вас. По-другому, к сожалению, никак невозможно.

— Не страшно! — ухмыльнулся Воронов. — Записывайте… — Он продиктовал служебный номер замминистра, надеясь, что тот окажется у себя в кабинете.

— Кого подозвать к телефону? — Никодима Калистратовича. — Хорошо.

— Толкунов не знал генерала Добронравова. Он набрал московский номер и стал ждать.

— Приемная заместителя министра внутренних дел! — раздалось в трубке, и Толкунов едва не выронил ее из рук.

— Извините, пожалуйста, — дрожащим голосом произнес он. — Мне было приказано набрать этот номер и попросить Никодима Калистратовича. Я правильно попал?

— Правильно, — добродушно ответила секретарша. — Кто вам приказал?

— П-под-п-полковник Воронов! — Лейтенант даже стал заикаться.

— Минуту! — Она сразу вспомнила фамилию Воронова. — Никодим Калистратович, вам звонит подполковник Воронов, по междугородней! — Соедини! — Товарищ генерал, говорит лейтенант Толкунов из учреждения Тринадцать-четырнадцать! — отрапортовал дежурный из «Райского уголка».

— Разрешите вас соединить с подполковником Вороновым?

— Соединяйте! — Добронравов сразу же отметил, что коль скоро связь идет через коммутатор, то нужно быть осторожнее в разговоре. Вскоре раздался голос Воронова: — Здравствуйте, Никодим Калистратович! — Здравствуй, крестник! Ну, рассказывай, — многозначительно отозвался генерал, давая понять, что Воронов должен взять инициативу в разговоре. — Как добрался? Как приняли?

— Все великолепно! А впечатлений даже больше, чем мы с ВАШИМ ПРИЯТЕЛЕМ думали. Кстати, я ему проиграл пари и хотел бы признаться в своем поражении.

— Достойно похвал, я всегда знал, что за своего крестника мне не придется краснеть! Кстати, мой приятель как раз у меня, и ты можешь сам все ему сказать!

Для Воронова это был сюрприз. Он и предположить не мог, что оба генерала тоже спохватились о связи, когда Воронов уже подъезжал к месту назначения. Уверенные, что при необходимости Воронов догадается позвонить Добронравову, они немедленно организовали прямую связь между собой, и сейчас Добронравову оставалось только поднять трубку и вызвать Богомолова.

— Слушаю, Никодим! Неужели Воронов отозвался? — сразу догадался генерал.

— Так точно. Костя! Разговор идет через коммутатор, так что учти: ты мой приятель, которому он проспорил какое-то пари по этой командировке. — Понял, соединяй! — быстро сказал Богомолов, чувствуя, что у Воронова есть какое-то важное сообщение. — Привет, подполковник! Это Костя! Никоша сказал, что ты хочешь сделать признание?

— Что делать! — облегченно вздохнул Воронов, сразу сообразив, что его прекрасно понимают на другом конце провода. — Я напрасно переживал: ВСЕ ВАШИ СЛОВА ПОДТВЕРДИЛИСЬ. Здесь отличное место, правда, добираться до него трудновато, но вид С ВОЗДУХА — прелесть! Хоть ДЕСЯТЬ раз смотри и СОТНЮ раз получай удовольствие! — Воронов специально выделял голосом отдельные слова, надеясь, что дежурный, который наверняка прослушивал их разговор, не обратит на это внимания, а Богомолов поймет. — НАШ ОБЩИЙ ЗНАКОМЫЙ так все здорово здесь подготовил, что его остается только благодарить! — Наверняка дежурный подумает, что речь идет о Севостьянове, а Богомолов вспомнит Савелия.

— Он намекнул, что хотел бы вас пригласить сюда для АКТИВНОГО ОТДЫХА…

— Можно подумать об этом… Да, Никоша? — спросил Богомолов, подключая Добронравова к разговору.

— Лично я — за! — поддержал его заместитель министра.

— И когда, как ты думаешь? — спросил Богомолов.

Это был очень ответственный момент: Воронов не мог прямо сказать, что операция назначена на послезавтра. Скорый приезд замминистра мог всполошить всю администрацию, и неизвестно, как поведет себя Севостьянов.

— Когда? — переспросил Воронов, и вдруг его осенило. — Через ДВЕ НЕДЕЛИ. Только свиту с собой не берите. А то у вас одних адъютантов ЧЕРТОВА ДЮЖИНА. Лучше БЕЗ НИХ! Вы меня слышите? — Воронов очень надеялся, что Богомолов понял его нехитрую шараду. — Что ж, постараемся, а, Никоша? — А как же! Не могу же я подвести своего крестника.

— Спасибо! А то я своих ДЕТИШЕК хочу отправить вместе с вами…

— Они что, уже с тобой? — насторожился Богомолов. Он прекрасно знал, что у Воронова нет детей, и сразу понял, о ком идет речь.

— Пока нет, но к вашему приезду их подвезут…

К последним фразам дежурный уже прислушивался. Совсем еще молодой деревенский парень, попавший в места лишения свободы за изнасилование, впервые в жизни разговаривал с самим заместителем министра, и этот разговор произвел на него сильное впечатление. Он и так достаточно услышал — начальник будет доволен. Во-первых, через две недели в зону приедут два генерала, чтобы навестить подполковника Воронова: во-вторых, последнему очень понравился прием и он весьма лестно отзывался не только о здешних живописных местах, но и о полковнике Севостьянове.

64
{"b":"7239","o":1}