ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Именно об этой технике и шел разговор в служебном помещении Бесика. Слово взял Инженер.

— Мужики, дело очень серьезное! Сегодня, когда я подготавливал вывод видеосистемы из строя я, наконец, решил одну задачку, над которой долго ломал голову.

— Со школьной скамьи люблю задачки решать! — язвительно усмехнулся Федор Крутых.

— Не думаю, что ты будешь так же веселиться, когда узнаешь, что это за задачка, — рассудительно заметил Инженер.

— Говори, не обращай внимания, — поддержал его Савелий.

— Во время проводки системы видеослежения сюда приехал иностранный специалист, который проводил какие-то работы в строжайшей тайне. К ним не допускались не только офицеры, но и сам Севостьянов. Работал этот специалист с двумя помощниками и со своей личной охраной. Мне было интересно, что он там делал, но тогда я не смог ничего прояснить: времени было мало, да и следили за нами ежеминутно. И только сегодня я кажется понял, что делал тот специалист!

— Речь идет о системе уничтожения колонии? — спокойно предположил Воронов, тут же вспомнив подземную базу в Казахстане.

— Вы угадали! — Инженер удивленно покачал головой.

— Как она действует, ты уже узнал? — спросил Савелий.

— Откровенно говоря, пока не знаю. — Инженер огорченно вздохнул. — Могу только предполагать.

— Ну? — нетерпеливо буркнул Воронов. — Я инженер, поэтому буду говорить только то, в чем совершенно уверен. Сегодня я снова буду работать над отключением системы видеослежения и постараюсь кое-что выяснить, а потом… — Он пожал плечами. — Потом, надеюсь, скажу точно.

— Отлично! — облегченно вздохнул Воронов. — Мне бы хотелось услышать ответы на несколько вопросов. Первое: можно ли будет обезвредить взрывное устройство? Второе: сколько времени для этого понадобится? Третье: если мы его обезвредим, смогут ли это сразу же обнаружить? И четвертое: где находится пульт управления системой?

— Мне и самому хотелось бы все это узнать. Было бы хорошо иметь в запасе больше времени, чем пятнадцать минут. — Инженер с надеждой посмотрел на Воронова.

— Опасно это! — сказал Савелий. — Может сорваться вся операция.

— Я думаю, что будет гораздо хуже, если все находящиеся здесь люди взлетят на воздух, — возразил Воронов, потом немного подумал и спросил: — Двадцати пяти минут хватит?

— Думаю, да. Но лучше полчаса! — Инженер сразу повеселел.

— Ну и ладушки! — Воронов тоже был доволен. Он боялся, что Инженер попросит больше времени. — Тебе, Бесик, придется прикрывать Инженера от ментов. Если что, внаглую вали все на меня: мол, подполковник Воронов приказал!

— А если Севостьянов на тебя набросится? — спросил Савелий. — Ничего, выкручусь! — Воронов внимательно оглядел всех присутствующих.

— До начала операции осталось два часа. Предлагаю всем разойтись по своим местам, а я пойду будить Севостьянова и приводить его в порядок. Вопросы? Вопросов не было. Все ушли, остались Савелий и Бесик. Ночью им почти не пришлось спать. Они прикорнули прямо у стола, положив головы на руки.

Воронов с большим трудом разбудил Севостьянова.

— Если бы не работа, можно было бы опохмелиться!

— А при чем здесь работа? — Севостьянов гордо вскинул голову. — Ну, как же: запах, люди… — Люди? Какие здесь люди? Это они для нас, а не мы для них. Наливай! Что будем пить? — Он вновь плюхнулся в кресло.

— Моя бабуля говорила, что утром поправлять голову нужно тем, чем вечером причинил ей боль.

— У тебя была мудрая бабушка! — Севостьянов потянулся к бутылке водки и налил грамм по сто. — За нее.

Как бы по ошибке, Воронов налил ему запить не минералку, а водку, и полковник, бодро опрокинув стакан, вдруг странно посмотрел на своего гостя.

— Слушай, мне сейчас показалось, что я выпил воду, а запил водкой! Во допился!

— Бывает, — усмехнулся Воронов. — Виктор, ты помнишь, что мне вчера обещал?

— Конечно, помню! А что? — Севостьянов наморщил лоб, пытаясь вспомнить. — Ты мне обещал показать, как вы управляете системой видеонаблюдения.

— Хоть сейчас! — буркнул полковник и попытался встать.

— Сейчас еще выпьем, закусим, а потом и отправимся, — сказал Воронов, искоса бросив взгляд на часы: нужно было убить еще немного времени. — Кстати, приходил какой-то прапор ночью… — осторожно начал он. — И что ему было нужно? — Представляешь, привел ребенка и хотел тебе показать. Разбуди ему полковника, и все тут! Ему Бесик говорит: «Полковник знает об этом ребенке, оставь его, я передам его матери».

— Больше всего остерегайся инициативных… — это слово Севостьянов выговаривал минуты три, -… болванов! Они могут такого натворить, что потом месяц не расхлебаешь… Чтото стали ноги зябнуть, не пора ли нам дерябнуть! — Он вновь плеснул граммов по сто, ткнулся стаканом в стакан Воронова и тут же выпил. Воронов подменил свою водку на воду, выпил, крякнул, закусил ложкой подсохшей красной икры и бодро сказал:

— Ну вот, теперь хорошо! Пойдем в операторскую?

— А зачем? — Полковник икнул. — Как зачем? Ты что, уже забыл? — Воронов сделал вид, что обиделся.

— Да шучу я, не понимаешь, что ли? Пошли, дорогой мой, пошли!

Когда они вошли в операторскую, дежурный встал по стойке «смирно» и гаркнул во весь голос:

— Товарищ полковник, в зоне все спокойно, происшествий никаких нет, все службы на своих местах!

— А почему он за всех докладывает? — хитро усмехнулся Воронов, взглянув на настенные часы.

Буквально поняв своего «приятеля», Севостьянов зло бросил:

— Вызвать все службы сюда, и пусть каждый доложит самолично!

— Есть, товарищ полковник! — бодро воскликнул дежурный, а про себя подумал: «Начинается!»

До тринадцати часов оставалось всего двенадцать минут, и Воронов начал беспокоиться, что неожиданная летучка может поставить под угрозу всю операцию. Но его опасения были напрасны: через десять минут все вызванные стояли навытяжку перед полковником и докладывали о своих участках, а Воронов отвлек дежурного офицера вопросами о видеослежении. Когда часы показывали тринадцать ноль-ноль, Андрей сунулся к ручкам пульта, как научил его Инженер. Все мониторы моментально погасли.

— Странно, — проговорил Воронов. — Я вроде ничего такого не сделал… — Он глуповато улыбнулся и стал нажимать все кнопки подряд.

— Не нужно, товарищ подполковник! — умоляюще проговорил дежурный.

— Должен же я исправить то, что сломал! — продолжая «исследовать» пульт, ответил Воронов. — Что случилось? — спросил Севостьянов. — Почему-то исчезло изображение, когда я нажал какую-то кнопку, — смущенно ответил Воронов.

— Пустяки! Сейчас все исправят. Разыщите специалиста, пусть взглянет! — бросил Севостьянов дежурному.

— Слушаюсь, товарищ полковник! — Тот потянулся к селектору. — Можно мне, Виктор Николаевич? — виновато спросил Воронов.

— Поруководить захотелось? Валяй! — пьяно усмехнулся полковник и повернулся к своей команде: — Прошу докладывать!

— Как фамилия специалиста? — спросил дежурного Андрей.

— Меркулов, но все его зовут Инженером. — Хорошо! — Воронов загородил собой селектор и вместо нарядчика вызвал Бесика. — Старший нарядчик? С вами говорит подполковник Воронов! Срочно отыщите Инженера, то есть Меркулова. Пусть проверит систему видеослежения! Все! — оборвал он, чтобы Бесик случайно не подал голоса.

— Коротко и ясно! — одобрительно заметил Севостьянов.

Воронов ничем не рисковал: если бы случайно выяснилось, что он говорил не со старшим нарядчиком, а с Бесиком, то он всегда мог сослаться на то, что перепутал кнопки.

Когда он передавал приказ, его слышал только Савелий, который тут же выглянул в окно и трижды взмахнул рукой. Этот сигнал был передан по цепочке Бесику, который прикрывал Инженера.

— Полный порядок! У нас есть двадцать пять минут, — сказал Инженер. — Вперед! — Вроде, тридцать, — заметил Бесик. — Ты думаешь, ему легко будет там дурака валять? — усмехнулся Инженер. — Чем раньше кончим, тем лучше!

В то же время пятерка Федора Крутых вместе с людьми Бесика уже бойко перекладывала оружие и патроны в мусорные коробки. На это ушло одиннадцать минут. Самые здоровые подхватили коробки и, стараясь делать вид, что они почти ничего не весят, понесли их к мусорным контейнерам, стоящим недалеко от банно-прачечного комбината.

73
{"b":"7239","o":1}